ВХОД ДЛЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ

Поиск по сайту

Подпишитесь на обновления

Yandex RSS RSS 2.0

Авторизация

Зарегистрируйтесь, чтобы получать рассылку с новыми публикациями и иметь возможность оставлять комментарии к статьям.






Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация

Опрос

Народ имеет то правительство, которое заслуживает. Эта формула

Сайт Культуролог - культура, символы, смыслы

Вы находитесь на сайте Культуролог, посвященном культуре вообще и современной культуре в частности.


Культуролог предназначен для тех, кому интересны:

теория культуры;
философия культуры;
культурология;
смыслы окружающей нас
реальности.

Культуролог в ЖЖ
 
facebook.jpgКультуролог в Facebook

 
защита от НЛП, контроль безопасности текстов

   Это важно!

Завтра мы будем жить в той культуре, которая создаётся сегодня.

Хотите жить в культуре традиционных ценностей? Поддержите наш сайт, защищающий эту культуру.

Наш счет
Яндекс.Деньги 41001508409863


Если у Вас есть счет Яндекс.Деньги,  просто нажмите на кнопку внизу страницы.

Перечисление на счёт также можно сделать с любого платежного терминала.

Сохранятся ли традиционные ценности, зависит от той позиции, которую займёт каждый из нас.  

 

Православная литература
 

Река как феномен культуры

Печать
Автор Бекежан О.К., Ертелеева Р. Б.   

Река - не только природный объект, но и элемент культуры, за которым стоит идея. Данная статья представляет соой ппытку посмотреть на реку с этой точки зрения.

Исаак Левитан Над вечным покоем

Географическая среда, как первая природа, играет огромную роль в жизни человека и социума. В этом аспекте природа и общество не являются антиподами, они – противоположности, которые дополняют друг друга. Природная среда как жизненное пространство имеет два значения: культурное и социально-политическое.

Среди природных объектов есть особые феномены, играющие исключительное значение для социумных интересов, например, река. Река –  это не только «водные потоки, текущие в естественных руслах и питающиеся за счет поверхностного и подземного стока с их бассейнов» – как её определяет энциклопедия[1]. Это чисто, так сказать, физическое определение, но если использовать известную тавтологию река для человека и общества –больше чем река. Она, помимо своей физической природы и необходимости, имеет платоническую сущность, идею. В этом значении её надо рассматривать в контексте с более широкой оппозиции: моря и суши. Как часть водяного мира река – антитеза суши, степи, пустыни, но нас интересует река не в этом гидрологическом статусе. Мировая история знает множество примеров, когда река становилась объектом и причиной великих исторических событий. А в мировой поэзии и духовной культуре образ и символика реки давно занимает свое архетипическое место.

Это связано с той ролью, которой река играет как особый топос в биосоцио-культурной жизни народов. Поэтому сложился особый образ реки, как части общей системы символических образов пространства. Для самого пространства реки демаркационной линией является берег. Береговая линия – граница, которая выступает социо-культурным началом реки. По берегу проходит межкультурная даже межцивилизационная линия.

Обычно за рекой начинается другой мир, чужая культура, и они часто предстают как враждебные. Река в таком понимании никогда не бывает периферийной, она в этом смысле – всегда эпицентр. Это как раз и отличает образ реки от моря или океана, которые слишком бескрайни и абсолютны. По сравнению с морем или океаном, река больше носит исторический характер, она более антропологизирована.

Василий Верещагин Всадники, переплывающие реку

Василий Верещагин "Всадники, переплывающие реку", ок. 1881

Надо сказать, что любая река, например, для аборигенов, берегового населения носит сакральный характер. Это понимание проистекает из мифологического или мистико- культового понимания реки, как нечто нуминозного. Другая форма отношений –  религиозная. Третий тип отношений –  политико-экономический и научный. Первые две формы имеют иррациональный, чувственно-эмоциональный характер, последней свойственнен рациональный, утилитарно-прагматический характер.

Нужно заметить, что отношение к реке можно свести к двум мировоззренческим вариантам: духовно-эстетическому и прагматическому, первый к тому же является преимущественно экологическим. В наше время доминирующим является именно третий тип –  геополитический, рыночно-экономический.

В онтологической классификации река – это текущая, не постоянная субстанция. Древнегреческий философ Гераклит, объясняя непрерывность и изменчивость мира, апеллировал: «Нельзя войти дважды в одну и ту же реку». Фраза «река времени» тоже исходит из основного онтологического атрибута реки-текучести, непрерывности. Но в тоже время у реки имеются и другие ассоциации: вечность, фундаментальность. Она – единство непостоянного и вечного, следовательно, дихотомия бытия и небытия.

Само отношение человека к бытию реки является двояким: река не только источник жизни и необходимое природное условие существования, она в тоже время таит в себе великую опасность и порождает некоторую фобию. Например, казахи относят реку (воду вообще) к «тілсіз жау», т.е. к врагу без языка («молчаливый враг»). Кроме воды в этот ряд стихийных опасностей входит и огонь.

Следующее свойство бытия реки, на наш взгляд, это – восприятие ее как параллельного мира, как особой, не социумной и не антропологической формы бытия. Это – мир со своими законами, духами, обитателями.

Мир реки в последнем контексте опасен, враждебен человеку – это мир холодный и безмолвный. Его зов считается ужасным, ведь с ней часто связаны суицидальные ситуации. Танатос-ориентированный человек часто уходит в реку.

В современном мире отношение к речному миру определяется отнюдь не менталитетом или психологическим состоянием, а сугубо рациональными, практическими целями. Тут преобладает не сакральное значение реки, а ее утилитарная роль. Река – средство достижения чего-то, а не цель или ценность само по себе. Руководство такими мировоззренческими принципами приводит к тому, что река становится не объектом почитания, а объектом насилия. Можно привести множество исторических свидетельств:

Например, в 1775 году императрица Екатерина II переименовала реку Яик (в карте Птолемея Даикс) в Урал, чтобы забыли о восстании Е. Пугачева. Тем самым царица совершает акт политический и онтологический. Акт переименования воспринимается как инициация, теперь река другая, и она ничего общего не имеет с недавними историческими событиями. А что касается коренных жителей казахской части реки, насильственное навязывание чужого названия – Урал – воспринималось как колониальный акт, тем самым вызвав протест. Таким образом, это было нарушением исторической топонимии, потому что река имела сакральное значение для населявших ее народов, например, казахи называли ее ласково «Ак яик» - т.е. «Светлый» Яик. И до сих пор существует это двойное название Урал-Яик – как свидетельство исторических событий (подобно названию другой реки, Волги –  «Волга-Едиль»), потому что эти реки были местом перекрестка двух культур – славянской и тюркской, или «Руси и Великой степи», как говорил Л. Гумилев. По Уралу проходит условная граница между Европой и Азией. В этом можно увидеть культурный, духовный смысл. Река действительно связывает культуры, становится местом диалога цивилизаций.

Но ни с чем несравнимое воздействие на речной мир оказывает современная техногенная цивилизация. Современное техническое общество полностью изменило окружающий природный мир. Данное воздействие имеет несколько аспектов: экономический, экологический, морально-этический. Советская формула отношений к природе «нам нельзя ждать милостей от природы, взять их у нее наша задача» прямым образом относится и к рекам, выражает принцип современного отношения к природе. Достаточно вспомнить грандиозный советский гидрологический проект переброски сибирских рек.

Вообще тема о взаимоотношении техники и природы очень актуальна. Рациональное использование достижений науки и техники приводит к неожиданным иррациональным результатам.

Эксплуатация регионального ресурса – это часть грандиозного плана антропологического интегрирования в природный и даже космический мир.

К сожалению ноосферические стремления человека уже дают первые негативные плоды. Экологические проблемы общеизвестны и мы на них останавливаться не будем. Нас интересует другое.

Например, М. Хайдеггер в контексте критического осмысления современной техники как разновидности производства говорит об изменении статуса великой реки Рейн: «На Рейне поставлена гидроэлектростанция. Она ставит реку на создание гидравлического напора, заставляющего вращаться турбины, чье вращение приводит в действие машины, поставляющие электрический ток, для передачи которого установлены энергосистемы с их электросетью. В системе взаимосвязанных результатов поставки электрической энергии сам рейнский поток предстает чем-то, как будто бы, специально предоставленным как раз для этого. Гидроэлектростанция не встроена в реку так, как встроен старый деревянный мост, веками связывающий один берег с другим. Скорее, река встроена в гидроэлектростанцию. Рейн есть то, что он теперь есть в качестве реки, а именно поставщик гидравлического напора, благодаря существованию гидроэлектростанции» [2,52]. Чтобы хоть отдалено оценить чудовищность этого обстоятельства, на секунду задумаемся о контрасте, звучащем в этих двух именах собственных «Рейн», встроенный в гидроэлектростанцию для производства энергии, и «Рейн», о котором говорится еще и в произведении искусства – одноименном гимне Фридриха Гельдерлина[3]. Великий мыслитель хотел показать, как отличается современное техническое производственное отношение от духовного освоения речного мира. Река, как часть гигантского техно-промышленного мира становится беззащитной и уязвимой.

Игорь Маляренко ГЭС

Игорь Маляренко "ГЭС", 1970

Как известно в своих произведениях Ф. Гельдерлин не противопоставляет человека как субъекта к объекту – природе. Они для него выступают как единое целое – это своеобразное понимание взаимосвязи между «рекой и миром людей» [3].

В свое время К. Хюбнер писал: «Река связывает собой также и культуры: через Дон и Рейн доходит до нас слово с востока, человекообразующий голос, а именно голос античности и христианства» [4,14].

Техническое отношение к миру как порождению научно аналитического, рационального мировоззрения, исходит из противопоставления субъекта и объекта. Субъект (человек) теперь царь природы, а река как объект демифологизирована. Тем самым, она не вызывает никаких чувств, кроме потребительских. Техника как орудие в руках нового демиурга-человека предназначена для эксплуатации природной среды. А это в свою очередь порождает новые проблемы: экология современных рек, истощение рыбных ресурсов, притязание геополитических интересов и др. Доминирование экономических, политических интересов над духовными – парадигма современного глобализирующего мира. В этом глобальном мире человек становится новым номадом, т.е. кочевником, не привязанным в этом качестве к автохтонным местам. А в результате этой метаморфозы произошло отчуждение человека от малой родины, где река занимает центральное место.

 

 ЛИТЕРАТУРА

1. Большой энциклопедический словарь. М.: «Большая Российская энциклопедия». 2002.- 425с.

2. Хайдеггер М. Вопрос о технике// Новая технократическая волна на Западе. Гуревич П.С. (отв.ред). М.: Прогресс, 1986. - 453 с.

3. Гельдерлин Ф. Стихотворения. М.: Летний сад, 2015.- 120с.

4. Хюбнер К. Истина мифа: Пер. с нем. — М.: Республика, 1996. — 448 с.

 

Статья нубликовалась: International Scientific and Practical Conference “WORLD SCIENCE” № 7(23), Vol.4, July 2017. pp 29-31

Авторы - сотрудники Атырауского государственного университета (Казахстан)

доктор философских наук Бекежан О. К., старший преподаватель Ертелеева Р. Б. 


Наверх
 

Поиск

Знаки времени

Последние новости


2010 © Культуролог
Все права защищены
Goon Каталог сайтов Образовательное учреждение