ВХОД ДЛЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ

Поиск

Подпишитесь на обновления

Yandex RSS RSS 2.0

Авторизация

Зарегистрируйтесь, чтобы получать рассылку с новыми публикациями и иметь возможность оставлять комментарии к статьям.






Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация

Опрос

Что происходит с научно-техническим прогрессом?

Сайт Культуролог - культура, символы, смыслы

Вы находитесь на сайте Культуролог, посвященном культуре вообще и современной культуре в частности.


Культуролог предназначен для тех, кому интересны:

теория культуры;
философия культуры;
культурология;
смыслы окружающей нас
реальности.

Культуролог в ЖЖ
 
facebook.jpgКультуролог в Facebook

 
защита от НЛП, контроль безопасности текстов

   Это важно!

Завтра мы будем жить в той культуре, которая создаётся сегодня.

Хотите жить в культуре традиционных ценностей? Поддержите наш сайт, защищающий эту культуру.

Наш счет
Яндекс.Деньги 41001508409863


Если у Вас есть счет Яндекс.Деньги,  просто нажмите на кнопку внизу страницы.

Перечисление на счёт также можно сделать с любого платежного терминала.

Сохранятся ли традиционные ценности, зависит от той позиции, которую займёт каждый из нас.  

 

Православная литература
Главная >> Слово >> Душа русского человека

Душа русского человека

Печать
Автор А.О. Бузук, Хабаровская духовная семинария   

О некоторых особенностях языка рассказа В.И. Даля "Грех"

- доклад, прочитанный на «Языковые реалии: региональные особенности», приуроченной к 210-ой годовщине со дня рождения В.И. Даля, проходившей 29-30 ноября 2011 г. в Дальневосточном государственном гуманитарном университете (г. Хабаровск).

Одной из отличительных особенностей русской классической литературы является ее ориентированность по большей части на осмысление вечных проблем. Писатели ставили перед аудиторией различные общественно-нравственные вопросы, ставили так, как сейчас мало кто умеет ставить — не морализируя, не давая готовых ответов, которые претендовали бы на истину в последней инстанции, но призывая читателя задуматься и вместе с автором решать предлагаемые житейские головоломки. Говоря словами покойного академика Д.С. Лихачева, «русская классическая литература — это диалог с народом, обращение к совести читателя». [Лихачев 2000: 225]

Портрет Владимира Ивановича Даля работы Василия Перов 
Василий Перов, "Портрет писателя Владимира Ивановича Даля", 1872

Владимир Иванович Даль был одним из тех великих, которые не навязывали «свое», но предлагали самому читателю сделать вывод на основе реальности. Это был прекрасный врач, писатель, этнограф, который 210 лет назад родился в Луганске. Он важен для нас как писатель, который описал пером быт и словом выразил то, что чувствовала простая русская душа 200 лет назад.

Мой доклад посвящен рассказу Даля из цикла «Картины русского быта» «Грех».   Сюжет его таков. Крестьянин по имени Осип, находящийся в бедственном положении из-за отсутствия денег и работы, является приказчику и сообщает ему, что не может заплатить оброк. Однако приказчик, выслушав трагичную историю Осипа, которая довела его до крайнего положения, решил  немного побранить крестьянина в воспитательных целях, прощает нерадивого крестьянина, «то есть не наказывает его, а велит приходить еще раз за паспортом, обещав написать господам и просить их, чтобы еще потерпели до следующего года».

Осип удаляется домой, думая о том, как раздобыть денег.  И в его голове появилась идея подобно той, которая зародилась в голове Раскольникова. Он считает, что преступлением сможет принести благо. Он вспомнил, как один «крестьянин срезал чемодан у проезжающего и нашел там, кроме вещей, большую сумму денег». Осип совершает подобное преступление: срезает у проезжающей кареты чемодан и обнаруживает, что кроме «тряпок» в чемодане ничего нет. Понимая, что грех не принес пользы, он впадает в уныние и ни с чем приходит домой. Между тем, его двое товарищей, с которыми Осип до этого происшествия поссорился, спешили домой и набрели на распоротый чемодан и разбросанные вещи. Они разделили вещи между собой и ринулись в город, где уже полиция ожидала преступника. Обнаружив ворованную одежду, братьев заключают под стражу. Узнав об этом, Осип, понимая, что «напрасно им терпеть нельзя», признается в своем грехе.

Читая произведение, мы замечаем, что авторское повествование в рассказе своеобразно.

Авторское повествование, по мысли современных филологов, нередко называют «объективным». Чтобы передать действительность «изнутри», писатель может ввести образ рассказчика. Но это не единственный прием перемещения точки видения в сферу субъекта. «Смещения точки видения из авторской сферы в сферу персонажа» - это, есть «субъективизация авторского повествования». В числе словесных приемов субъективизации используется прямая речь, несобственно-прямая речь, внутренняя речь.

Именно эти приемы мы наблюдаем в рассказе Даля. Здесь повествование смещается в сферу сознания главного персонажа, т.е.  становится «субъективным», и это связано с авторским замыслом: «субъективность авторского повествования» осуществляется с помощью определенных языковых средств.

В центре данного рассмотрения – особые приемы языковой выразительности, помогающие раскрыть характер  персонажа, его проблему «изнутри», его внутренний мир, его систему ценностей. Читая рассказ, мы слышим прямую речь персонажа, его внутренний голос, его размышления, раздумья.

Речь героя, крестьянина Осипа, включает в себя не только разговорные и просторечные элементы, поговорки и диалектизмы, но и выражения, которые встречаются в современной церковной среде, такие, как: «есть попущение Божие», «христианской души в нем нет», «Бог знает», «побойся Бога», «не дай Бог», «Бог милостив» и др.

Эти выражения в церковной среде существуют в течение нескольких столетий. Многие из них восходят в своем происхождении к словам Святых Отцов, Священного Писания и богослужебных книг. В этих словах, как в афоризмах, отражаются глубинные богословские понятия, такие как: Промысел Божий, учение о воздаянии, благоговение перед святыней, смирение, покаяние и т.д.

Эти выражения можно счесть своего рода «словесными формулами», выработанными духовным опытом народа.

К сожалению, в филологической науке сам факт их присутствия в языке никак не исследуется и не осмысляется. Они не являются ни афоризмами, ни крылатыми словами, не относятся к библеизмами.

Но вместе с тем они являются неотъемлемой частью языковой культуры, уникальной и своеобразной, позволяющей постигать духовно-нравственный смысл художественного произведения.

В тексте рассказа Даля появление подобных выражений, имеющих духовный смысл, связано, безусловно, со стремлением писателя раскрыть внутренний мир главного персонажа, человека из народа. Попробуем в этом убедиться.

В начале рассказа, в монологах героя, звучит мысль о воле Божьей.  «Богу угодно», «власть Господня», - повторяет не раз Осип. Все это свидетельствует о глубокой религиозности и набожности героя, неотъемлемой частью его жизни является вера – понимает читатель.

Когда героя стало «горе больно одолевать…», появляются иные мысли, меняется язык персонажа. С этого момента мы наблюдаем внутреннюю речь героя. «Грех попутал», «лукавый попутал…», «за горами только страсти живут», - говорит Осип. Герой стремится понять глубину своего падения, причину своего «греха». Стоит вспомнить, что рассказ Даля называется «Грех».

Что есть грех в святоотеческом учении? Святой Ефрем Сирин учит: «Церковь – это не собрание святых, а толпа кающихся грешников»; а «кающийся» означает «обращенный к Богу».

По мысли Святых Отцов Церковь земную не надо идеализировать и делать из нее нечто парящее над всем остальным миром. Эта крайность попросту приводит к осуждению христиан, не попавших в так называемый «ГОСТ» надуманного мнения о Церкви.

Земной путь христианина – это восхождение, на котором много испытаний, но несмотря ни на что христианин постоянно заставлять себя идти вперед, даже когда уже «невмоготу».

В рассказе мы видим именно такую ситуацию. Осип находится в состоянии отчаяния, он сознательно идет на преступление, зная, что нарушает Божию заповедь. Автор пишет: «…он то упадал духом, плачась на судьбу свою, то опять придумывал средства, как бы пособить горю, то со спокойствием и решимостью шел встретить свою участь».

В душе Осипа, как мы видим, идет борьба чувств, борьба с грехом. Когда он видит желанную вещь, чемодан с вещами, в его сознании возникает образ соблазна.

В момент, когда герой окутан страстью,  в тексте появляется слово «чемоданище», явно выпадающего из лексического ряда текста рассказа. Это форма субъективного представления персонажа о данном предмете, который для него символизирует богатство и тот самый «соблазн»…

Чувство библейской правды, которое заложено в христианском сознании героя, все-таки, торжествует. Произведение заканчивается признанием Осипа. В его словах мы слышим покаяние: «что Бог дал, я принес», «хоть Серега со Степаном обидели меня больно, побили задаром, да уж за это Бог их простит…», «простите, батюшка… вы меня грешного». Осип не может допустить самого факта, чтобы кто-то пострадал из-за него. Это страшный грех для героя.

Осип осознал, что совершил зло пред Богом и раскаялся, никого не осуждая, только лишь себя, он отдается на «волю Божью» и считает любое наказание - от Бога.

Важно отметить, что Осип живет по главной для себя и любого христианина духовной формуле: будет то, что Богу угодно; власть его Святая.  В Священном Писании псалмопевец Давид, воспевая Бога, говорит такие слова: «Благ Господь ко всем, и щедроты Его на всех делах Его» (Пс 144,9), а в книге Премудростей Соломона сказано: «Ты всех милуешь, потому, что все можешь, и покрываешь грехи людей ради покаяния». 

Стоит заметить, что словесные выражения, восходящие к библейским текстам, появляются чаще всего во «внутренних думах» героя.

Это значит, что эти слова - не внешняя его обрядовость, а образ его мышления, жизни и всего его существа.

Итак, мы видим, что Даль строит свое произведение так, что точка видения из авторской сферы смещена в сферу персонажа, и это помогает нам понять глубокий смысл произведения.

В заключении хотелось бы сказать, что наша словесность обязана в первую очередь — и нужно ясно и прямо об этом сказать — православной вере, православной традиции, ставшей камнем основания русской культуры, ее прочным духовным стержнем. Известный русский философ В.Н Назаров пишет: «метарелигиозный склад русской души, которая явно или не явно, в прямой или опосредованной форме пронизывает Все сферы  русской культуры и лежит в основе национальной философии, искусства, нравственности, политического и правового сознания и, наконец, самой православной церковности». [Назаров 2004: 5]

Православие стало мощным импульсом для культурного развития нашего народа на века, во многом определившим его сознание и систему ценностей. В советскую эпоху при практически полном запрете на приобщение к церковной традиции именно через русскую классическую литературу, вместившую в себе христианские ценности, народ имел возможность познавать свои исторические духовные корни. Сегодня для многих из нас стало очевидным: уникальная русская цивилизация уже в ХХ веке могла прекратить свое существование, если бы у нее не было созданных национальным гением сокровищ литературы, да и вообще культуры, предыдущих эпох.

 

ЛИТЕРАТУРА

 

Лихачев Д.С. Русская культура. М.: Искусство, 2000. – 440 с.

Назаров В.Н. Введение в теологию. М.: Гардарики, 2004. – 320 с.

 

ИСТОЧНИКИ

 

Даль В.И. Грех // «Электронное собрание сочинений В.И. Даля». Петрозаводский государственный университет. Филологический факультет. Кафедра русской литературы (http://www.philolog.ru/dahl). Электронный ресурс. [Режим доступа: http://www.philolog.ru/dahl/html/pdf/GREH.pdf].

 

 

 


07.02.2012 г.

Наверх
 

Вы можете добавить комментарий к данному материалу, если зарегистрируетесь. Если Вы уже регистрировались на нашем сайте, пожалуйста, авторизуйтесь.


Знаки времени

Последние новости


2010 © Культуролог
Все права защищены
Goon Каталог сайтов Образовательное учреждение