ВХОД ДЛЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ

Поиск

Подпишитесь на обновления

Yandex RSS RSS 2.0

Авторизация

Зарегистрируйтесь, чтобы получать рассылку с новыми публикациями и иметь возможность оставлять комментарии к статьям.






Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация

Опрос

Что происходит с научно-техническим прогрессом?

Сайт Культуролог - культура, символы, смыслы

Вы находитесь на сайте Культуролог, посвященном культуре вообще и современной культуре в частности.


Культуролог предназначен для тех, кому интересны:

теория культуры;
философия культуры;
культурология;
смыслы окружающей нас
реальности.

Культуролог в ЖЖ
 
facebook.jpgКультуролог в Facebook

 
защита от НЛП, контроль безопасности текстов

   Это важно!

Завтра мы будем жить в той культуре, которая создаётся сегодня.

Хотите жить в культуре традиционных ценностей? Поддержите наш сайт, защищающий эту культуру.

Наш счет
Яндекс.Деньги 41001508409863


Если у Вас есть счет Яндекс.Деньги,  просто нажмите на кнопку внизу страницы.

Перечисление на счёт также можно сделать с любого платежного терминала.

Сохранятся ли традиционные ценности, зависит от той позиции, которую займёт каждый из нас.  

 

Православная литература

Диалог и монолог

Печать
Автор Ю.В. Рождественский   
Главы из книги "Общая филология "

 

Станислав Бабюк Осенние разговоры 
Станислав Бабюк "Осенние разговоры", 2004

Для общества, владеющего только устной речью, любой тип текста внешне представлен как устное высказывание, переданное одним человеком другому, т.е. любые устные тексты имеют вид элементарных сообщений. Всякое сообщение, в свою очередь, способно вызвать речевую реакцию собеседника в виде простого воспроизведения услышанного или в виде другого, нового сообщения, особым образом сопрягаемого с услышанным. Совокупность сообщений, сделанных разными лицами по одному и тому же поводу, обычно называют в филологии диалогом, а каждое сообщение внутри диалога — монологом.

Разделение типов устных текстов на сообщения, молву и фольклор обусловлено применением разных правил репродукции высказываний. В общем виде репродукция высказываний, как особое явление речевой деятельности, предполагает определенную последовательность высказываний в ходе диалога: сначала — текст-источник, потом — его воспроизведение, а затем — новый текст, не являющийся простым воспроизведением уже известного текста и призванный, в свою очередь, стать очередным источником для воспроизведения.

В масштабах общества такие диалогические высказывания могут рассматриваться как случайная, подчиненная лишь статистическим закономерностям последовательность текстов, или — как организованная, формально-содержательно упорядоченная "смена реплик" в диалоге.

Изучение принципов диалогической упорядоченности в "смене реплик" распадается на две основных области исследований.

В одной из них проблема "смены реплик" устной речи разбирается по отношению к ситуации. В этой области знаний мы располагаем, с одной стороны, тематически организованными разговорниками и учебниками устной речи и, с другой, некоторыми специальными руководствами (например, в юриспруденции, где дается описание теории судебного доказательства и методики перекрестного допроса).

Своеобразной письменной реализацией полного и последовательного процесса "смены реплик" является также диалог как форма литературного произведения. Классическим образцом такого жанра могут служить диалоги Платона; из новейших произведений в жанре диалогов можно отметить книгу Лакатоса "Доказательства и определения". Этот литературный жанр проявляет правила сочетания диалогических высказываний, прежде всего, с семантической стороны.

Другая область исследований рассматривает формально-смысловые особенности высказываний в ходе диалогической "смены реплик", изучает типологию модальностей высказываний, различая вопросительные, повествовательные, побудительные, восклицательные и т.п. типы высказываний. Изучение модальности отдельного высказывания в ряду других проводилось логикой, в которой выделилась даже особая область модальной логики, а также лингвистикой, уже в самом начале своего становления определившей и описавшей основные модальные типы. (…)

Отмеченные области исследований выявляют определенные речевые закономерности в диалогической "смене реплик". Оказывается, что, и с точки зрения смысловой последовательности монологических высказываний внутри диалога, и с точки зрения формы и смысла каждой реплики, процесс чередования и наращивания высказываний в ходе диалога достаточно строго организован. Такая организация может возникнуть только вследствие применения особых правил ведения беседы. Только применение определенных правил построения диалога может связать отдельные высказывания в смысловую последовательность и дать каждому высказыванию в этой последовательности характерный модальный тип, отличаемый от другого по форме и смыслу. В самом общем виде такие правила можно было бы охарактеризовать как своеобразное средостение между теорией расспроса и доказательства, с одной стороны, и логико-лингвистическими правилами различения высказываний по форме и смыслу, с другой. Для конкретизации этих правил в их наиболее простых формах достаточно выделить три главнейших вида высказываний — реплик диалога: побуждение, вопрос, повествование.

Побуждение, вопрос и повествование, как характерные для устной речи формы, относятся к той иерархии подразделения текстов, когда тексты связываются с неречевыми видами деятельности. Эту классификацию необходимо принимать во внимание, коль скоро тексты устной речи могут совпадать по объему с предложениями, классифицируемыми по видам модальности.

В иных видах речи, например, в письменной речи, различные виды модальности могут либо включаться внутрь текста и оформлять в нем части предложения и сверхфразовые единства, либо содержаться в целом тексте как бы в "снятом виде". Например: письмо, содержащее запрос; закон, содержащий побуждение и т.д.

Классификация речевых высказываний по видам модальности (побуждение, вопрос, повествование) учитывает наличие или отсутствие ответа словом или действием на полученный текст. В этих модальных формах речи текст всегда предполагает второе лицо в виде конкретного адресата — участника коммуникации, совмещенного с говорящим в пространстве и времени.

Деление высказываний по видам модальности свойственно не только сообщениям, но обнаруживается и в репродуцируемых текстах молвы или фольклора, где необходимый ответ словом или действием совершается в игровой, а не реальной ситуации.

В таких случаях, в частности, вопрос и побуждение переводятся обычно в форму условно-игрового примера, т.е. не являются реальным побуждением получателя текста или реальным вопросом к нему, но изображают некоего условного получателя, который реально не существует, но мог бы существовать. Например: "Здорово, кума!" "На рынке была. " "Аль ты глуха?" "Купила петуха!". Диалог в этой побасенке условен. Он, так сказать, мог бы существовать для обоих реальных участников коммуникации. Здесь вопросы и ответы включены в повествовательную форму и поэтому лишены своего реального значения. За репликой "Аль ты глуха?" должен был бы следовать ответ вроде "Да", "Не слышу", "Нисколько не глуха" и т.п. Побасенка моделирует ситуацию неверной смены реплик в диалоге. Слушателям известно, как следует вести диалог, отсюда возникает комический эффект побасенки.

Необходимо четко отличать вопрос и побуждение в молве и фольклоре от вопроса и побуждения в обычном сообщении. У всех народов есть притчи и сказки (или пословицы), описывающие неразумность ответов словом или действием на молву или фольклорный текст, содержащих вопросительные или побудительные высказывания. Вопросительные и побудительные высказывания в репродуцируемых текстах утрачивают свою прямую функцию и выполняют функцию передачи так называемой прямой речи. Различные по модальности высказывания, включенные в репродуцируемый текст, приобретают повествовательный характер, так как в этих случаях получатель текста в качестве конкретного действующего лица как бы устраняется. Однако различные модальности всегда могут быть включены в любой текст.

Изучение этикетных правил речевого поведения, связанных с типами модальности, наиболее удобно проводить на материале элементарных устных сообщений. Устное сообщение ставит получателя текста перед следующим выбором типов ответных действий:

1) Словесный ответ с новым содержанием.

2) Действие (несловесное).

3) Пересказ.

4) Умолчание или отсутствие действия.

 

Получивший сообщение должен уметь различать разнородные последствия в зависимости от избранного способа речевого поведения. Такое различение последствий считается правильным поведением для слушающего и является исходным принципом приема сообщений. На основе этого исходного принципа рождаются различные общие правила, действующие при получении текста сообщений, а именно:

а) получателю рекомендуется внимательно выслушивать обращенное к нему сообщение;

б) получателю рекомендуется давать словесный ответ на сообщение, если сообщение содержит вопрос;

в) получателю рекомендуется отвечать действием на сообщение, если сообщение содержит побуждение.

 

В соответствии с этим определяются отправные этикетные правила выбора ответных действий получателя текста сообщений. Рекомендуемыми способами действий получателя являются:

1) умолчание, если нет вопроса;

2) словесный ответ, если нет побуждения к неречевому действию;

3) пересказ другому лицу, если нет побуждения к неречевому действию или особого запрещения на речевое действие;

4) неречевое действие, если нет особого побуждения к бездействию.

 

Отправные этикетные правила речевого поведения восходят к самым основным культурно-историческим функциям языка и создаются для того, чтобы речевая коммуникация не прерывалась. Непрерывность речевой коммуникации обусловлена общественным, а не этологическим характером языкового сообщества. Этологический сигнально-автоматический тип поведения здесь более не действует. Поэтому в условиях человеческого общества этикетные правила речевого поведения есть как бы замещение сигнального автоматизма животных.

С точки зрения свободы выбора ответных действий повествовательные высказывания противопоставлены вопросу и побуждению, но не различены с ними в структурно-функциональном отношении, поскольку повествовательное высказывание не предполагает какого-либо обязательного типа ответного действия, в то время как вопрос и побуждение, напротив, строго различаются по характеру свободных и несвободных ответных реплик.

Отправные правила "смены реплик" являются фундаментом речевого этикета и требуют гибкого применения в каждом конкретном случае общения.

Так, например, если слушающих несколько, не следует отвечать на вопрос, не обращенный к тебе лично. Это этикетное положение может быть нарушено, если лицо, к которому обращен вопрос, не отвечает на него и, тем самым, не выполняет одно из основных правил речевого этикета.

Другой пример. Если даже сообщение по содержанию тривиально, рекомендуется не прерывать говорящего (ср. пословицу, формулирующую соответствующее правило: "Нелюбо не слушай, а ератьне мешай").

Соблюдение речевого этикета есть показатель развитости личности. Поэтому соблюдение правил речевого этикета контролируется стимулом признания элитарности личности участника беседы. Являясь критерием элитарности личности, речевой этикет есть одно из средств занять более высокое положение в обществе (в соответствии с пословичным выражением элитарен тот, кто умеет "ступить и молвить ").

Рассмотрим основные правила речевого этикета, сведенные в таблицу:

Таблица 2. Говорящий/слушающий. Типы высказываний/ответов

Говорящий: типы, высказываний

Слушающий: типы ответа

Новое сообщение

Пересказ

Действие

Недействие и умолчание

Повествование

0

0

-

0

Вопрос

+

-

0

-

Побуждение

0

-

+

-

 

Примечание: знаком (-) в таблице обозначен тип ответа, не рекомендованный речевым этикетом; знаком (+) обозначен тип ответного действия, предписанный речевым этикетом; знаком (0) обозначен ответ, допускающий свободу выбора.

Данные таблицы показывают:

 

1) виды реплик различены типами ответа на них по-разному;

2) побуждение и вопрос исключают репродукцию текста; репродукция возможна только при повествовательных высказываниях;

3) вопрос и побуждение предполагают либо новое сообщение, либо новое действие;

4) повествовательное высказывание предполагает ответ любого типа или его отсутствие.

 

Как можно видеть, при продлении речевой коммуникации разные виды модальности стремятся перейти в повествование. Так, вопрос и побуждение одним из возможных ответов имеют повествовательное высказывание. Само повествование способно вызывать ответы любого типа. Пересказ и умолчание при побуждении и вопросе запрещены, а при повествовании возможны.

Отсюда следует, что повествовательное высказывание есть преимущественная модальная форма речи. Повествование может быть отвлечено в своем содержании от ситуации речи, поскольку содержит возможность нулевого ответа и пересказа, т.е. возможность таких типов ответа, смысл которых лежит за пределами конкретного момента речевой ситуации.

Смысл репродукции поддерживается только духовным интересом собеседников, а не конкретной ситуацией, в которой осуществляется речь. Поэтому продуктом повествовательной речи всегда является развитие социального фактора в языке. Переход к практической деятельности может осуществляться при всех трех типах ответа, но всякий раз он означает не дальнейшую жизнь речи-мысли, а ее прекращение.

Помимо общих правил следования реплик в диалоге существует много частных правил, определяющих построение каждой реплики. Эти правила задают конкретное содержание реплик, их правильность по отношению к конкретному содержанию предшествующей реплики или реплик. Эти частные правила построения диалога и монолога подробно представлены в паремиях о речевых отношениях.

 

ПАРЕМИИ О ДИАЛОГЕ

 

Пословицы о речевых отношениях удобно изложить, группируя их так, чтобы, с одной стороны, они отражали временную последовательность действий, а с другой,— степень важности действий в становлении и ведении беседы. С этой точки зрения правила, регулирующие речевые отношения, данные пословицами, распадаются на три основные подгруппы.

Первая подгруппа паремий предполагает, что речевые отношения собеседников должны быть построены на основании формул вежливости. Сюда относятся пословицы, оценивающие человека по его знанию форм речевого этикета: "Лошадь узнают в езде, человека в общении", "Вежливость познается среди хамства", "Учись вежливости у невоспитанного". Сюда также относятся пословицы, содержащие рекомендации вежливой речи и запрещения невежливой речи: "Одно хорошее слово лучше тысячи слов ругани", "От приятных слов язык не отсохнет", "Из дурного рта выходит только скверное слово". Эта подгруппа пословиц, говорящая о необходи

мости вежливой манеры ведения речи, фактически предполагает не только знание этикетных форм, но и запрет на оскорбление словом собеседника (о чем особо говорится в разделе "Правила для говорящего").

Вторая группа паремий касается порядка ведения беседы. В эту группу входят высказывания трех разрядов:

а) Высказывания о предпочтении слова перед бессловесным действием: "Умный языком, глупый руками".

б) Высказывания о предпочтении слушанья перед говорением: "Прожуй, прежде чем проглотить; послушай, прежде чем говорить", "Язык один, уха два, раз скажи, два раза послушай ", "Умный не говорит, невежда не дает говорить".

в) Высказывания о возможной значимости молчания на фоне всей беседы: "Молчанье тоже ответ ".

 

Третья группа паремий включает указания на типичные ошибки в построении беседы. Важнейшие ошибки характеризуются такими пословицами:

1. "Отвечает тогда, когда его не спрашивают" — указание на ошибку в порядке ведения беседы.

2. "Дед говорит про курицу, а бабка про утку" указание на ошибку в теме беседы.

3. "Вы слушайте, а мы будем молчать" указание на ошибку в ответах умолчанием.

4. "Глухой слушает, как немой речь говорит" указание на ошибку в избрании собеседника.

Указанные ошибки могут привести к прекращению беседы.

Соблюдение всех трех групп правил делает человека искусным в беседе, "удобным" собеседником: "Умей обойтись с глупым, а умный сам с тобой обойдется ".

Все три разряда правил установления речевых отношений дают следующую картину. Формулы вежливости, на соблюдении которых настаивают паремии, обеспечивают возможность становления диалога, так как представляют собой систему своеобразных "парольных слов", создающих уверенность в возможности начала и продолжения беседы.

В беседе нужно вести себя в соответствии с правилами вежливости, отдавая предпочтение беседе перед неречевым занятием, отдавая предпочтение выслушиванию собеседника перед своей речью и, наконец, "умея промолчать", не нарушая этикета беседы. Эти три основных правила позволяют бесконечно продолжать речь, так как отсутствие неречевого действия предполагает переход к речи, выслушивание вызывает речь, а достойное умолчание не прерывает речи.

Все, что может прервать речь или сделать ее неплодотворной, считается ошибочным. Такими ошибками может быть избрание не того собеседника, нарушение темы беседы и порядка ее ведения. Эти ошибочные действия запрещаются пословицами.

 

ПАРЕМИИ О МОНОЛОГЕ

Монолог, как уже отмечалось, является частью диалога и представляет собой сообщение, сделанное одним лицом другому лицу (или другим лицам) в ходе диалога. Особенности монолога определяются этикетными правилами построения монологического сообщения и его принятия, иначе — правилами для говорящего и правилами для слушающего.

Паремии о монологе настолько тесно сплетены с паремиями о диалоге, что в самих фольклорных текстах их разделение может выглядеть несколько искусственным. Однако выделение паремий о монологе все-таки необходимо, если учесть последующее развитие устной речи в жанре монолога и важность деления текстов на монологические и диалогические в последующем развитии языка.

Паремии о монологе достаточно четко различают правила для говорящего и правила для слушающего. При этом правила для слушающего семантически предшествуют правилам для говорящего.

Правила для слушающего

Правила для слушающего представлены многими смысловыми разновидностями паремий. Назовем важнейшие семантические группировки этих паремий:

A. Паремии, указывающие на необходимость искать различие в содержании речи, получаемой от разных лиц. Например, "Сто человек сто мнений", "Сколько людей столько умов ", "У каждого человека есть хорошая мысль; пять человек пять хороших мыслей".

Смысл этой группы паремий состоит в предписании выслушать и отдельно изучить каждое полученное сообщение, так как в нем изначально следует предположить возможность нового знания: "Рты у всех одинаковые, головы у всех разные ".

Б. Паремии , предполагающие деление полученных высказываний на истинные и пригодные и/или ложные и непригодные. Например, "Нет дров, которые не дымят, нет людей, которые не ошибаются", "Самый хороший учитель не без ошибок".

В устной речи, где содержание слито с индивидуальностью говорящего, истинность и пригодность высказывания должны быть определены сами по себе, независимо от того, кем высказывание произнесено.

B. Паремии, предлагающие отделять характер лица говорящего от содержания высказывания. Здесь выделяются несколько подгрупп:

1. "Не принимай решения, выслушав только одну сторону", "Если тебе не ясно, не спеши с выводами ".

2. "Все шакалы одинаково воют", "У всех собак лай одинаковый ".

3. "Слону снится одно, погонщику другое", "Один любит редьку, другой дыни", "Одному нравится попадья, другому попова дочка ".

Отделение содержания высказывания от характера лица говорящего строится на противопоставлении противоположных мнений и сопоставлении сходных. При этом основание сходства и различия зависит, согласно пословицам, от характеров говорящих.

В то же время само содержание высказывания должно пониматься как независящее от характера говорящего.

4. "Иногда и дурак умное слово молвит ", "И глупая речь бывает к месту ".

5. "Слишком умный подчас не очень отличается от дурака", "Чрезмерная мудрость хуже глупости ".

В противопоставлении "умный" — "глупый" различается истинность и полезность содержания высказывания самого по себе, независимо от характера говорящего.

Таким образом, в состав паремий группы "В" входят правила, рекомендующие слушающему отличать содержание высказывания в его истинности и полезности от собственных свойств лица говорящего.

Г. Паремии, предлагающие в содержании высказывания и в самой речевой ситуации распознавать намерения и интересы говорящего.

1. "Человек спрятан за своими словами, хочешь узнать человека, вслушайся в его речь ".

2. "Лиса знает сто сказок и все про курицу", "Кто о чем, а старая дева о муже ", "Во сне кошки одни только мыши ".

Эта группа паремий предлагает соотносить содержание высказывания с характером говорящего и объяснять хотя бы часть содержания, исходя из намерений и интересов говорящего.

Д. Паремии, предупреждающие о возможной "неискренности" говорящего, способного иметь цель такого воздействия на слушающего, которое идет в ущерб слушающему.

1. "Если бы неискренность горела, дрова были бы вполовину дешевле ".

2. "Встретит человека говорит как человек, встретит черта говорит как черт", "С волком ест курдюк, с пастухом плачет", "Зайцу говорит "беги", борзой говорит "лови"", "Как двуручная пила ходит: то к одному, то к другому ".

3. "Не доверяй человеку, хвалящему тебя ", "Кто не сплетничает о других, тот не сплетничает и о тебе", "Кто передает тебе о других, тот передает другим о тебе".

Способ обезопасить себя от "неискренности", т.е. от воздействия говорящего, способного нанести ущерб слушающему, состоит в соотнесении высказываний говорящего, сделанных им в разное время разным лицам. При нахождении в содержании высказываний противоречия, обнаруживающего лесть или осуждение третьих лиц, служащих косвенным способом льстивого завоевания расположения слушающего, следует отвергать мнение и побуждение к действию, содержащиеся в высказывании говорящего.

Е. Паремии, представляющие способы оценки общих особенностей содержания высказывания самого по себе, независимо от характера говорящего, его намерений и интересов.

1. Нелогичность вывода: "Начал с кувшина, кончил о бочке", "Начал за здравие, кончил за упокой".

2. Непонимание ситуации: "Ничего, что дом сгорел, зато клопы подохли ".

3. Хвастовство и нереальность (вымышленность описания): "Родился раньше отца и пас дедовский табун ".

4. Неопределенность суждения: "Женили "если" и "разве" и родилось у них "если бы, да кабы"", "Немного слов много оговорок ".

5. Несовпадение формы выражения и содержания: "Буквы кривые, да смысл прямой ".

6. Наличие иносказания: "Плоха та шутка, в которой нет половины правды ".

Эта группа паремий представляет собой способы "выбраковки" содержания получаемых сообщений, уже отделенного от характера и намерений говорящего.

Ж. Паремии, указывающие на типичные ошибки в построении высказывания.

1. Бессмысленное подражание другим: "Раз модно пусть хоть трахома ".

2. Безосновательные мечтания: "Мыслями на троне, задницей в грязи ".

3. Безосновательное самооправдание: "Танцевать не умеет, а говорит, что пол кривой".

4. Неуместная щепетильность: "Балка нужника упрекает мельничную сваю за грязь ".

5. Приписывание себе чужих заслуг: "Конь скачет, а всадник похваляется ".

6. Непонимание своего истинного положения: "Его из деревни гонят, а он просится в старосты".

7. Непонимание сути событий: "Вода всю мельницу унесла, а ты спрашиваешь, где желоб".

8. Некомпетентность критики: "Каждый может ругать выстроенный дом, но не каждый может его построить ".

9. Некомпетентные советы: "Кто сам ничего не делает, тот любит поучать других ".

10. Лицемерие: "Нет, нет взять не могу, положите мне в карман". ...

11. Искажение истины в гневе: "Гнев шагает впереди, ум сзади".

12. Самомнение и зависть: "Свой ум и чужое богатство всегда сильно преувеличивают ".

13. Неосновательность суждения: "Причину и пластырь можно приклеить куда угодно ".

14. Невежество: "Люди не любят того, чего не знают ".

 

Эти и подобные правила, с точки зрения речеведения, служат для опознания типичных случаев "неправильной речи", поэтому они нередко ироничны, как бы пародируют неверную речь.

 

Паремии, моделирующие ошибочное поведение человека, весьма разнообразны и многочисленны, так что может возникнуть представление о наличии своеобразной фольклорной классификации ошибочных человеческих поступков. Однако такое утверждение было бы, как кажется, определенной "модернизацией" фольклора, поскольку в сфере фольклора, как самостоятельной области знания, еще не образуется, по-видимому, целостного понятия о психологической и социальной систематизации неправильного поведения.

 

Паремии, обнаруживающие ошибки в суждениях, по общему закону паре-миологии противопоставлены похвале "точной", "дельной" речи: "Рот мой щит мой", "Хорошее слово половина счастья" и т.п. Сюда же можно отнести паремии, указывающие на возможную двойственность содержания речи: "Язык без костей как повернешь, так и повернется", "Мокрый язык чего только не скажет" и т.п. Хотя эта подгруппа паремий уже как бы входит в правила для говорящего.

 

В целом фольклорные правила для слушающего могут быть сведены в своеобразную программу, где полученное сообщение проходит серию осмыслений и проверок:

 

а) внимательно отнестись ко всем полученным сообщениям;

б) предположить возможность опасности и/или ошибочности, содержащихся в принятых сообщениях;

в) в целях правильной оценки принятых сообщений разделить содержание сообщения и характер говорящего;

г) распознать намерения и интересы говорящего, стоящие за его речью, в зависимости от характера его личности и прежних высказываний;

д) отклонить высказывания, имеющие цель побудить слушающего совершить недолжный поступок;

е) установить позитивный смысл полученного сообщения.

 

Правила для говорящего

Правила для говорящего строятся в целом, как уже отмечалось, на предостережениях об опасности слова. При этом паремии распадаются на ряд групп в зависимости от того, какую именно опасность слово в себе содержит.

А. Как уже отмечалось, говорящий, прежде всего, должен обеспечить ненанесение ущерба, который слово может причинить слушающему ("Ножом убивают в безлюдном месте, словом на людях"), и предупреждение возможных дурных последствий от высказывания при его передаче ("Все беды человека от его языка"), а также предусмотреть прямой ущерб самому себе от ошибочного высказывания. Поэтому первая группа паремий рекомендует осторожно обращаться со словом. Например,

1. "Корову ловят за рога, людей за язык", "Будешь следить за языком он охранит тебя, распустишь его он тебя предаст ".

2. "Слово стрела, выпустишь не вернешь ", "Невысказанное высказать можно, высказанное возвратить нельзя", "Сказанное слово срубленное дерево ", "Слово, пока оно у тебя во рту,твое, а как вылетит чужое ".

3. "Сердце глупца в его языке, язык умного в его сердце", "Лучше захромать на ногу, чем на язык ".

Смысл правил, содержащихся в данной группе пословиц, состоит в том, что предписывается осторожность со словом, коль скоро: а) сказанное может обернуться против говорящего; б) сказанное — одноактный акт, недопускающий переделок; в) сказанное — признак "ума" или "глупости" говорящего, в зависимости от содержания сказанного.

 

Б. Следующая группа правил касается характера внутренних действий со словом. Например,

1. "Сначала свари слово, потом вытащи его изо рта", "Прежде чем говорить, подумай о смысле слов".

2. "Не говори всего, что знаешь, но знай все, что говоришь", "Лучше хорошо молчать, чем плохо говорить ".

3. "Если боишься, не говори, если сказал не бойся ".

Эта группа правил предписывает: а) всестороннее обдумывание будущего высказывания; б) обязательную "фильтрацию" высказываний во внутренней речи путем отбора годных к произнесению высказываний внутренней речи; в) точное и отчетливое произнесение отобранных высказываний внутренней речи.

 

В. Третья группа паремий дает своеобразную классификацию типичных неправильностей в произносимых высказываниях. Например,

1. Противоречие содержания речи и ситуации общения: "Лучше плакать кстати, чем смеяться не вовремя", "Править бритву и давать советы нужно вовремя ".

2. Тривиальность содержания высказывания для слушающего: "Учитрыбу плавать", "Яйцо курицу уму-разуму учило".

3. Многословие: "Слова жемчуг, но когда их много, они теряют цену", "Веревка хороша, когда длинна, а речь, когда коротка".

К этому ряду пословиц можно еще отнести предупреждения о том, что многословие способно повредить самому говорящему, приводя к ошибкам при "фильтрации" высказываний и их оценки во внутренней речи: "Кто много говорит, много ошибается ".

4. Повторение одного и того же содержания в данной ситуации общения: "И хорошее слово хорошо один раз ".

5. Ложь, т.е. намеренно неверное представление действительности в речи: "Улжеца дом сгорел никто не поверил", "Где правда бессильна и ложь не поможет", "Чем плохо скрывать, лучше хорошо признаться ", "Пусть рот кривой, лишь бы слова были прямые ".

6. Снижение ценности высказывания по причине неверного выбора слушающего: "Мечет бисер перед свиньями", "Услаждает на лютне слух буйвола".

 

Г. Четвертая группа паремий содержит рекомендации стили-стико-риторического характера. Такие паремии весьма разнообразны по содержанию. Приведем некоторые примеры:

"Смысл слова зависит от того, каким тоном оно сказано"; "Если хочешь возвысить человека возвысь, хочешь унизить тоже возвысь"; "Стреляет криво попадает прямо" ( об иносказании ); "Умный винит себя, глупый товарища" и т.п.

Правила речевого поведения для говорящего построены как программа действий, имеющих определенную последовательность:

а) Предписывается произвести тщательную умственную работу над словом, поскольку произнесение есть однократный акт, не допускающий переделок, а сказанное может обернуться против говорящего.

б) Предписывается обдумывать высказывания во внутренней речи, отбирая годные к произнесению.

в) Рекомендуется обдумывать отобранные к произнесению высказывания на основе отсутствия в них следующих признаков: противоречие ситуации общения, тривиальность содержания, многословие, повтор уже сказанного в той же ситуации, намеренное несоответствие речи и действительности, возможное обесценивание содержания в зависимости от характера и опыта слушателя.

 

Итак, правила речевого поведения для говорящего и правила речевого поведения для слушающего представляют собой две противопоставленных друг другу программы речевых. Сравнение обеих программ показывает, что данное противопоставление носит целостный характер. Ни одна отдельная операция в программе для слушающего не соотносится с какой-либо отдельной операцией в программе для говорящего, но обе программы в целом построены так, что программа слушающего определяет программу говорящего. Анализ высказываний, совершаемый слушающим, определяет действия и характер оценок говорящего. Таким образом, реализуется общее правило — действия слушающего имплицируют действия говорящего.

 


02.03.2012 г.

Наверх
 

Вы можете добавить комментарий к данному материалу, если зарегистрируетесь. Если Вы уже регистрировались на нашем сайте, пожалуйста, авторизуйтесь.


Знаки времени

Последние новости


2010 © Культуролог
Все права защищены
Goon Каталог сайтов Образовательное учреждение