ВХОД ДЛЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ

Поиск

Подпишитесь на обновления

Yandex RSS RSS 2.0

Авторизация






Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация

Опрос

Как защитить детей от вредного влияния интернета?

Сайт Культуролог - культура, символы, смыслы

Вы находитесь на сайте Культуролог, посвященном культуре вообще и современной культуре в частности.


Культуролог предназначен для тех, кому интересны:

теория культуры;
философия культуры;
культурология;
смыслы окружающей нас
реальности.

Культуролог в ЖЖ
 
facebook.jpgКультуролог в Facebook

 
защита от НЛП, контроль безопасности текстов

   Это важно!

Завтра мы будем жить в той культуре, которая создаётся сегодня.

Хотите жить в культуре традиционных ценностей? Поддержите наш сайт, защищающий эту культуру.

Наш счет
Яндекс.Деньги 41001508409863


Если у Вас есть счет Яндекс.Деньги,  просто нажмите на кнопку внизу страницы.

Перечисление на счёт также можно сделать с любого платежного терминала.

Сохранятся ли традиционные ценности, зависит от той позиции, которую займёт каждый из нас.  

 

Православная литература
Главная >> Теория культуры >> Формально-логические и философские основы современного консерватизма

Формально-логические и философские основы современного консерватизма

Печать
Автор Дмитрий Дубнов   

Тезисы доклада. Доклад презентован на конференции "Глобальные тенденции развития мира" (Москва, ИНИОН РАН, 14 июня 2012 г.) 

Для классиков консервативных мысли характерна идея жизненного начала всего реального мира. Человек в силу ограниченности своего разума не вправе бездумно браться за переустройство мира, поскольку тем самым он рискует задеть заключенную в этом мире духовность, или жизненное начало. Существующим общественным институтам следует отдать предпочтение перед любой теоретической схемой, самой совершенной с рациональной точки зрения. [1].

Манхеймовский анализ консерватизма [2]

В основе предлагаемой методологии – «теория стилей мышления» Карла Манхейма. Индивиды не создают мыслительных образцов, благодаря которым они понимают мир, а перенимают эти образцы у социальных групп» и, следовательно, подобные стереотипы отражают мировосприятие определенного социума.

Идея универсального консерватизма предполагает:

- апелляцию к понятиям История, Жизнь и Нация в противовес либеральному культу Разума;
- идею о принципиальной иррациональности действительности и невозможности ее познания логическим путем;
- перенесение акцента с «всеобщего блага» на индивидуальную ответственность;
- взгляд на общество и нацию как на единый и нерасчленимый в своей основе организм;
- культ категории «целого» (консерватор мыслит категорией «Мы», в то время как либерал – категорией «Я»);
- «динамическую концепцию Разума», т.е. акцент на изменчивости Разума в противовес либеральной теории познания изменяющегося мира с помощью статического Разума.

По мнению Манхейма, можно говорить о единой политической концепции консерватизма. Взаимоотношение традиционализма и консерватизма можно представить в виде двухэтажной конструкции, где «традиционализм» выступает как фундамент, а консервативная идеология – как рационализированная надстройка.

Либеральный консерватизм Чичерина [2]

Личность, общество и государство имеют метафизическое обоснование и рассматриваются в их иерархическом соподчинении. Свобода, а следовательно, и право оправдываются принадлежностью к высшему разумному началу, личность - служением общему благу, выразителем которого является государство. Последнее предстает как верховный союз на земле, как духовный организм, которому подчиняется гражданское общество и к которому граждане относятся как части к целому. Права человека обосновываются через его собственную духовно-разумную природу, но определяются государством.

Характерные черты современного консерватизма

В процессе эволюции идеология консерватизма усвоила ряд положений  конкурирующего с ней либерализма, важнейшими из которых являются:

– Признание ценности человеческой личности, что соответствует христианскому пониманию личной ответственности человека перед Богом.

- Признание необходимости рассмотрения глобальных процессов, затрагивающих всё человечество в целом.

Вместе с тем, ряд принципов классического консерватизма остался в силе:

Нравственный абсолютизм. Существуют незыблемые нравственные идеалы и ценности, обуздывающие греховную природу человека. Политика не может быть свободной от морали.

Антиэгалитаризм. Люди равны перед Богом, но не равны социально: никакое общество немыслимо без иерархии и, следовательно, неравенства.

Меритократия (Э. Берк). Власть должна находиться в руках достойных людей, выходцев из различных социальных групп.

Регионализм. Ориентация на местные, региональные, национальные ценности. Общество не рассыпано на отдельные песчинки индивидуумов, а ориентировано на общее «мы», которое сосредоточено, прежде всего, на локальном уровне: в семье, общине, приходе, ремесленной корпорации, местных институтах власти.

Несмотря на внешнее возрождение в виде неоконсерватизма, по мнению докладчика, кризис консерватизма продолжается. Вместе с тем она обладает достаточным потенциалом для того, чтобы быть реальной альтернативой либерализму, а также для противостояния так называемому «новому мировому порядку», использующему для маскировки псевдолиберальную идеологию.

В результате усложнения идеологии консерватизма становится актуальным вопрос о её формальных основах. Прояснение формальных основ позволит уточнить понятие консерватизма, снять часть противоречий между различными течениями консерватизма. Разнообразие течений внутри консерватизма объясняется нетривиальностью и содержательностью консервативной идеи. Вместе с тем можно говорить о квазиконсерватизме и неосознанном консерватизме: под флагами консерватизма могут выступать как правые радикалы, так и адепты нового мирового порядка, поэтому многие люди подлинно консервативных убеждений не решаются назвать себя консерваторами.

Формальная модель консерватизма: предварительные соображения

Переосмыслим манхеймовскую двухэтажную конструкцию. Необходимо отделить неизменные нравственные принципы и идеалы от медленно меняющейся традиции – всё это нижний этаж конструкции. Традиции вторичны по отношению к нравственным идеалам, имеющим религиозное происхождение, но их роль возрастает в связи с ускорением цивилизационных процессов. В быстро меняющемся мире традиция даёт человеку опору, позволяющую ему сохранить целостность личности. Изменение традиций можно понимать как эволюцию некоей глобальной системы. Эволюция возникает как результат длительного взаимодействия объектов этой системы, и здесь возникает верхний этаж – диалог. Диалог происходит как между людьми, так и между человеческими общностями, и состоит, из множества элементарных диалогов. В связи с развитием средств коммуникации одновременно может протекать огромное количество элементарных диалогов, способных протекать в течение очень короткого времени. Это делает традиции изменчивыми, но традиция и сейчас позволяет избежать «плавильного котла», необходимого для строительства «нового миропорядка». Соотношение традиции и диалога становится центральной философской проблемой современного консерватизма.

dubnov.jpg


Современный консерватор должен рассматривать мир как систему взаимодействующих объектов двух родов – людей и человеческих общностей. Человеческая общность – семья, община, коллектив, этнос, государство и т.п. представляет собой живой организм. Взаимодействие представляет собой длительный процесс, который может вызывать не только изменение состояния объектов, но также слияние или расщепление объектов второго рода. Состояние объектов второго рода изменяется намного медленнее состояния объектов первого рода. Повторяющиеся результаты диалогов остаются в «памяти» общества, которая участвует в формировании и изменении традиций. Будем предполагать, что память общества подобна человеческой памяти.

Схема памяти Тульвинга [4]

Система памяти Энделя Тульвинга имеет трехкомпонентное иерархическое строение и состоит из процедурной, семантической и эпизодической памяти. Самая нижняя система — процедурная память — содержит в себе следующую систему — семантическую память как отдельную целостность, а семантическая память включает эпизодическую память как свою отдельную специализированную подсистему. Каждая из более высоких систем зависит от нижней системы или систем и поддерживается ими.

Процедурная, низшая форма памяти сохраняет связи между стимулами и реакциями. Семантическая память обладает дополнительными возможностями репрезентации внутренних событий, не происходящих в настоящий момент, а эпизодическая память имеет дополнительную возможность приобретать и удерживать знания о лично переживаемых событиях.

Система памяти Тульвинга хорошо согласуется и дополняет двухэтажную конструкцию Манхэйма. А именно, первому манхэймовскому этажу – традиционализму – отвечает процедурная память, а второму – консервативной идеологии – семантическая память. Но есть ещё третий этаж, и он отвечает личным особенностям человека. Именно на личность делает упор либеральная идеология, но современный консерватизм, как уже было сказано, также признаёт значимость отдельной личности. Тем самым, манхэймовская конструкция дополняется ещё одним этажом.

Логика диалога – необходимый элемент формальной модели консерватизма

Понимание сущности консерватизма может лечь в основу теоретических моделей (в перспективе пригодных для компьютерных расчётов) правильного развития человечества. Но здесь возникает серьёзное препятствие: для их создания необходима формальная логика диалога. Фактически логика диалога должна описывать взаимодействие полюсов в многополярном мире. Это сложная, не решённая на данный момент задача, хотя попытки создания такой логики делались неоднократно. Наиболее интересным достижением здесь стала диалогическая логика Лоренцена-Лоренца.

Диалогическая логика Лоренцена-Лоренца [5]

Логические константы определяются посредством диалоговой игры, называемой иногда диалектической системой. Понятие общезначимости реконструируется как наличие выигрышной стратегии в диалоге или иных диалогических ситуациях - споре, дискуссии, аргументировании. При этом фиксируются некоторые эффективные процедуры (то есть фактически традиции!), позволяющих достичь результата, о конструктивном подходе, явно принимаемом и излагаемом, об, говоря философски, идее активности мышления.

С точки зрения Лоренцена, утверждение предложения имеет смысл, если имеется некто, кто отрицает или просто сомневается в данном предложении (это похоже на погружение в инобытие Алексея Лосева). Должны существовать точные соглашения о правилах диалога, определяющих смысл обсуждаемого оператора или квантора. Вводится понятие диалогически-определенного предложения, означающее, что возможные диалоги относительно этого предложения заканчиваются после конечного числа шагов, осуществляемых согласно некоторым предварительно обусловленным и эффективно приложимым правилам таким, что в конце концов может быть решено, кто выиграл и кто проиграл. В качестве базового языка логика Лоренцена-Лоренца использует язык логики предикатов первого порядка.

Надо отметить, что в логике Лоренцена и похожих на неё логиках диалог понимается как полемика, где нужно отстоять свою точку зрения, а не придти к новому пониманию, выработать новый смысл. Диалог по Лоренцену происходит в рамках одной формальной теории и не является симметричным, с политической точки зрения его можно рассматривать как диалог с позиции силы в однополярном мире. Но ключевым словом здесь является «игра».

От игры – к жизни

Уже было отмечено, что «жизненное начало» - очень важная категория для консерваторов. Главный недостаток логики Лоренцена, хорошо отражающий политические реалии нашего времени – это то, что жизнь здесь сводится к игре. Поскольку политика в наше время как раз и представляет собой игру, вполне понятно желание истинного консерватора, там где это возможно, устраниться от участия в политических играх. В отличие от консерватора, либерал и социал-демократ вполне могут принять участие в игре: первый принимает правила игры, если они технически удобны, а второй, если они, на его взгляд, справедливы. В жизни для возникновения диалога необходимо определённое взаимопонимание сторон. Оно возможно благодаря наличию некоторых базисных общечеловеческих механизмов (здесь уместно вспомнить архетипы Юнга и генеративизм Хомского). Вместе с тем мы находимся в ситуации «разбитого зеркала», когда полное взаимопонимание практически невозможно.

«Физическое отступление»: система теорий по Бунге [6]

Физик и философ Марио Бунге задался вопросом о том, можно ли упорядочить физические теории в единую большую систему с фундаментальной теорией в качестве основы различных региональных теорий, которые были бы логическими следствиями этой основы. Бунге замечает, что, хотя теории физические теории совместимы друг с другом не полностью, невозможно обойтись без каких-либо больших теорий, даже зная, что они имеют неискоренимые дефекты. Так классическая механика, частично несовместимая с электродинамикой и квантовой механикой, необходима для того нахождения процедуры их проверки. Поэтому унифицирующая теория не может быть объединением имеющихся в нашем распоряжении теорий, она должна быть радикально новой.

Задача построения такой супертеории очень сложна (или вовсе не имеет решения), поэтому Бунге предлагает составить «карту мира» реальных физических теорий (сродни концепции многополярного мира!).

С формальной точки зрения две сопоставимые теории могут находиться в следующих отношениях: изоморфизм, гомоморфизм, логическая (но не обязательно семантическая) эквивалентность, включение и частичное перекрывание. (Если перекрывание является пустым, то теории несопоставимы).

Чтобы выявить, какой случай формальных отношений реализуется, необходимо сначала аксиоматизировать теории. Для этого выделяется первичное множество основных понятий Е и их отношений Р. Множество Е представляет собой класс основных референтов (множества физических сущностей, которые описывает теория) теории Т. Множество Р представляет собой класс предикатов, описывающих свойства референтов или вещей из множества Е. Сопоставление двух теорий Т1 и Т2 начинается со сравнения их первичных базисов: Базис (Т1) = < Е1, P1> и Базис (Т2) = < Е2, P2>. Две теории изоморфны (гомоморфны), если существует взаимно-однозначное соответствие (или вложение) между классами и референтов, и предикатов, причем оно сохраняет структуру основных понятий.

Такое понимание гомоморфизма теорий удобно своей алгебраичностью, но при этом является слишком узким. Поэтому вводится понятие эквивалентных теорий. Это теории с различными первичными базисами возможно, гетероморфные, но имеющие общее для них множество формул. Хотя структура их отличается из-за различия первичных базисов, их формулы могут быть взаимопереводимыми при наличии подходящего правила перевода. В качестве примера Бунге приводит динамики Гамильтона и Лагранжа.

Диалог при частичном взаимопонимании

В диалоге при частичном взаимопонимании каждая сторона воспринимает диалог по-своему.  Поскольку стороны диалога зачастую даже «говорят на разных языках», формализация частичного взаимопонимания приводит к использованию понятия гомоморфизма формальных теорий. Это интуитивно ясное для философа, а тем более математика понятие оказалось до сих пор не нашло адекватной формализации, так что подход Бунге — это единственное, что мы сейчас имеем. Понятие гомоморфизма формальных теорий нуждается в разработке. По мнению автора, адекватное определение должно быть согласовано с понятием гомоморфизма в алгебре, то есть гомоморфизм формальных теорий должен задаваться как гомоморфизм связанных с ними алгебраических структур.

Возникает закономерный вопрос — на что должен быть главный упор, на синтаксис или семантику. В математической логике синтаксический подход дал такие впечатляющие результаты, как теорему Гёделя о полноте исчисления предикатов первого порядка и синтаксическое описание класса ограниченных арифметических предикатов. Вместе с тем теорема Гёделя о неполноте показывает, что язык не всесилен.

Жизненное начало и математическая красота

В самом начале доклада было сказано об идее жизненного начала всего реального мира. Здесь консерватор является «глобалистом», но не в том смысле, в каком им является либерал. Консерватор, опираясь на традицию, на семью, на общину тем не менее стремится постичь божественную красоту мироздания.

При создании формальных моделей эта красота должна давать наличие красивых, естественных в математическом смысле конструкций. Чтобы смоделировать эволюции социума, при консерватистском подходе необходимо сконструировать пространства диалога и задать законы самого диалога.

При равноправном диалоге рассматривается пара гомоморфизмов – в одну и другую сторону. Поэтому большое значение для предполагаемой логики диалога при частичном взаимопонимании должны иметь естественные алгебраические конструкции, связанные с парой гомоморфизмов. Пример такого рода конструкции был обнаружен автором совместно с А.И. Бондалом – это композиция ассоциативных алгебр  по двум гомоморфизмам.

Немного о философии диалога

Если логика диалога пока пребывает в зачаточном состоянии, то философия диалога давно и успешно развивается Библер. Поэтому задача создания философской основы современного консерватизма выглядит более простой – есть надежда приспособить уже имеющиеся концепции к консерватистской картине мира.

В философии диалога этот вопрос звучит так: что является первичным: бытие или язык. Здесь надо упомянуть Огюста Розенштока — создателя «грамматического метода» (вновь вспомним генеративизм Хомского), утверждавшего, что речь является орудием реального воздействия на общество (это очень актуально для нас).

Ведущую роль языка признавали также философы-диалогисты Фердинанд Эбнер и Франц Розенцвайг. Напротив, философ-диалогист Мартин Бубер не заострял внимания на языке. Промежуточное положение между этими двумя крайними точками зрения занимал Михаил Бахтин, выступавший с проектом новой гуманитарной дисциплины – металингвистики. [7]

Пристального внимания заслуживает концепция диалога культур Владимира Библера. Сам Библер отнюдь не считал себя консерватором, но его работы могут сыграть большую роль в прояснении философских основ консерватизма. Это показывает следующая цитата.

Культура и - попросту - жизнь человека XX века бросает фундаментальный вызов нашему разуму, всеобщности нашего мышления. Этот вызов проникает в самый корень, в неделимые основания логики.

Вкратце смысл этого вызова возможно определить так:

Во-первых, человек XX века (в Европе, Азии, Африке) стоит перед задачей (значимой в самой его жизни) как-то соединить, осмыслить в единстве - не сводя друг к другу - разные, прямо противоположные смыслы бытия, предельно всеобщие и единственные смыслы - восточный и западный; античный и средневековый; нововременной и современный...

Во-вторых, рациональный смысл западной культуры и мышления Нового времени - ориентированный на научно-теоретическое познание мира, - доводя до предела логические выводы из собственных начал, оборачивается возвращением к этим началам (идеи причинности, элементарности, множества, числа, необходимости...), оборачивается переосмыслением этих начал, их решающим преобразованием; причем это преобразование есть вместе с тем обоснование этих начал.

В-третьих, и социальные, и нравственные, и собственно теоретические, и экзистенциальные катастрофы XX века заставляют сосредоточить внимание нашего разума на исходных началах бытия и мышления в целом (будь ли это начало нашей Вселенной или начало «тайной свободы» человека - свободы исторического выбора и решения, свободы, в которой человек полностью ответствен и за свою собственную судьбу, и за судьбу мира, бытия). [8]

Автор: Дубнов Дмитрий Владимирович, кандидат физико-математических наук, доцент МТУСИ


Список литературы

[1] Гаджиев К.С. Политическая наука http://sbiblio.com/biblio/archive/gadjiev_politich/07.aspx

[2] Фененко А.В. Анализ консерватизма Карла Манхейма: кризис парадигмы?// Труды молодых ученых. - Воронеж, 2002. - №2. – С.213-222.

[3] Поляков, А.В. Либеральный консерватизм Б.Н. Чичерина // Правоведение. -1993. - № 5. - С. 79 - 87

[4]Солсо Р. Когнитивная психология http://sbiblio.com/biblio/archive/solso_kognit/02.aspx

[5] Скрипник К.Д. Философия. Логика. Диалог. http://sbiblio.com/biblio/archive/skripnik_filosofoja/02.aspx#top

[6] Бунге М. Философия физики http://www.sbiblio.com/biblio/archive/bunge_fil/08.aspx

[7] Бонецкая М.К. Михаил Бахтин в 1920-е годы. / Диалог. Карнавал. Хронотоп. № 1. 1994

[8] Библер В.С. От наукоучения – к логике культуры. http://www.bibler.ru/bim_ot_nauk.html#zakliucheniye


06.09.2012 г.

Наверх
 

Вы можете добавить комментарий к данному материалу, если зарегистрируетесь. Если Вы уже регистрировались на нашем сайте, пожалуйста, авторизуйтесь.


Знаки времени

Последние новости


2010 © Культуролог
Все права защищены
Goon Каталог сайтов Образовательное учреждение