ВХОД ДЛЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ

Поиск

Подпишитесь на обновления

Yandex RSS RSS 2.0

Авторизация






Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация

Опрос

Что происходит с научно-техническим прогрессом?

Сайт Культуролог - культура, символы, смыслы

Вы находитесь на сайте Культуролог, посвященном культуре вообще и современной культуре в частности.


Культуролог предназначен для тех, кому интересны:

теория культуры;
философия культуры;
культурология;
смыслы окружающей нас
реальности.

Культуролог в ЖЖ
 
facebook.jpgКультуролог в Facebook

 
защита от НЛП, контроль безопасности текстов

   Это важно!

Завтра мы будем жить в той культуре, которая создаётся сегодня.

Хотите жить в культуре традиционных ценностей? Поддержите наш сайт, защищающий эту культуру.

Наш счет
Яндекс.Деньги 41001508409863


Если у Вас есть счет Яндекс.Деньги,  просто нажмите на кнопку внизу страницы.

Перечисление на счёт также можно сделать с любого платежного терминала.

Сохранятся ли традиционные ценности, зависит от той позиции, которую займёт каждый из нас.  

 

Православная литература
Главная >> Теория культуры >> Вещь в контексте повседневности

Вещь в контексте повседневности

Печать
Автор Татьяна Ропот   

Понятие «повседневность» сегодня прочно вошло во многие научные дисциплины. Однако еще не утихают споры о том, что же такое «повседневность»?  Само понятие до сих пор не обрело определенности. Сфера привычного, обыденного мало еще изучена. Как правило, ее исследование начинается тогда, когда она становится «далеким прошлым».

Питер де Хох Хозяйка и служанка во внутреннем дворике  
Питер де Хох, "Хозяйка и служанка во внутреннем дворике", ок. 1660 

В последнее время делаются попытки сделать объектом изучения повседневность. Начиная с 2000 года культуре повседневности и различным ее аспектам посвящены научные исследования, в которых рассматривается широкий круг проблем повседневной культуры: от культуры повседневности русской интеллигенции XIX века до телевидения, от культуры геймеров до повседневной культуры студенческого общежития. Список этих исследований достаточно большой, чтобы приводить его полностью.

Одновременно, под грифом проекта «Культура повседневности» начинают выходить журналы и книги. Но все это является лишь началом изучения того, что мы определяем как повседневность.

Очень часто, когда речь шла о буднях вполне определенного класса, приводился отрывок из романа «Наш общий друг» Ч. Диккенса. Но, если абстрагироваться от критики «подснепизма», которую литературоведы приписывали автору, то, пожалуй, это наиболее точный пример «обыденности и повседневности», которые и создавали свой особый мир, получивший название «мир мистера Подснепа» и который «был не слишком обширен <…> весь мир вставал в восемь, брился начисто в четверть девятого, завтракал в девять часов, уезжал в Сити в десять, возвращался домой в половине шестого и обедал в семь. Понятия мистера Подснепа об искусстве можно изложить следующим образом. Литература: крупная печать, соответственным манером описывающая вставание в восемь, бритье начисто в четверть девятого, завтрак в девять, отъезд в Сити в десять часов, возвращение домой в половине шестого и обед в семь. Живопись и скульптура: статуи и портреты приверженцев вставания в восемь < …>. Музыка: пристойное исполнение (без вариаций) на струнных и духовых инструментах, успокоительным образом изображающее вставание в восемь, обед …»

Описанное Диккенсом существование целого класса второй половины 19 века не утратило и по сей день своего иронического и реалистического контекста. Поколение «next» тоже встает в одно время, проделывает те же процедуры, что и Подснеп, и даже, не побоюсь гнева критики в свой адрес, имеет те же пристрастия, хотя теперь и пользуется телевидением, интернетом и мобильной связью.

Можно ли сегодня так же емко и точно описать повседневную жизнь? Не случайно Г.С. Кнабе отмечал, что важнейшей задачей современных гуманитарных наук является проникновение в «живую жизнь», в «жизнь, как она есть», в ее повседневное течение.

Или это можно только с помощью изучения предметов быта прошлого? Ведь если общий порядок повседневной жизни не изменился («вставал в восемь, брился …, завтракал …., уезжал в Сити …, возвращался домой …, обедал…»), то изменился ритм жизни и окружающие нас предметы. И изучение их представляет интерес для различных научных дисциплин. Некоторые предметы повседневности прошлого оседают в музеях, занимая раз и навсегда отведенные им места в истории искусства, техники, моды и т.д. Иногда они могут сказать о своем времени больше, чем многие исторические исследования, сухие и бесстрастные в силу своей специфики. У предметов повседневности есть свой эмоциональный фон, который помогает «проникнуть» в эпоху.

Интерес к вещам и их роли в истории и культуре даже дал толчок развитию новой гуманитарной дисциплины — реалогии (от лат. «res» - вещь).

Но что же все-таки заставляет нас изучать эти старые вещи? Так, однажды, держа в руках письмо Н.Крупской, датированное 1930-м годом, которое вряд ли заинтересовало бы серьезных исследователей этого времени (ну разве только тех, кто писал о Крупской и о ее заботе о детях), мне стало понятно, как мало я знаю о том времени. Письмо было короткое. Автор отправляла своему знакомому 50 рублей с просьбой передать их в сельский драмкружок. И меня заинтересовало, что можно было приобрести на 50 рублей в 1930 году? Какова была зарплата самого дарителя? Это было увлекательное погружение в быт того времени… А сколько таких записок, мелких вещей могут помочь восстановить картину прошлого? Ведь можно сколько угодно читать академические труды по истории Древнего Рима, но книга Г.С. Кнабе «Древний Рим — история и повседневность», представляющая собой очерки о водоснабжении, одежде, о носилках (lectica) и даже о застольях помогает создать ту «особую атмосферу», по словам самого автора, которая дает неизмеримо больше для понятия ушедшего времени.

Благодаря изучению повседневности, мы имеет объемное представление о жизни средневекового города, повседневных заботах обывателей этого узкого мира. Появляются интересные исследования о жизни дворянских усадеб, о повседневности «серебряного века» и другие. И многое для создания полной картины нам дают именно обыденные вещи: «дамские альбомы», письма, открытки и даже визитки.

Сейчас уже осознание того, что вещи становятся символами времени, никого не удивляет. Так, маски, которые надевали повсеместно при выходе на улицу (отчасти это было обусловлено этическими соображениями), ассоциируются у нас с XVI веком, так же как и «блохоловки», исчезнувшие позднее из повседневного обихода. Табакерки и, соответственно дополняющие их табакотерки, сейчас являются символом XVIII века.

Достаточно вспомнить «дамские альбомы» XIX века и их роль в культуре и быте. Сколько находок и открытий было сделано при их изучении. Они сохранили для нас стихи многих поэтов. Можно отметить, что роль этих альбомов была отмечена и современниками. «Каждая наша дама непременно желает иметь альбом. На улицах, в кабинетах, в спальнях — везде вы увидите альбомы … маленькие альбомы, заключенные в ридикюлях, странствуют везде …», — как писал журнал «Благонамеренный». Причем это была не единичная статья. Журнал, издаваемый А.Е. Измайловым, включается в полемику о необходимости альбомов «для женщин и молодых людей».

Самохвалов Девушка в футболке  
Александр Самохвалов, "Девушка в футболке", 1932

Но такие вещи, дающие по сути «объемное» представление о прошедшем, можно найти и в нашем недавнем прошлом. Достаточно вспомнить знаменитую полосатую футболку с портрета А.Н. Самохвалова «Девушка в футболке» (1932). Позднее этот образ был растиражирован в кино («Парень из нашего города» и др.). Полосатая футболка стала олицетворением энтузиазма и молодости, веры в «светлое завтра», самого времени. И сейчас уже невозможно представить, что это был социальный заказ, который отразил стремление создать «новый биологический вид человечества» в 30-е годы. Революционный романтизм в живописи и в литературе дал образ комиссара в кожаной куртке (Е. Моисеенко, Б. Окуджава и др.).

К примеру, исследовать послевоенную демографическую ситуацию можно по многим источникам, но один предмет женского гардероба, получивший емкое название «смерть майора» может сказать гораздо больше, чем сравнительные таблицы и статистические данные. И, по мнению Кнабе, можно понять как влияет «бытовая среда на изменения в истории общества и государства». Сейчас наблюдается всплеск интереса к повседневным вещам прошлого. Исследуется все: предметы одежды, подписи под фотографиями и т.д. и т.п.

От нашего же времени останется не так много личных вещей, которые смогли бы так объемно рассказать о времени. Исчезают записные книжки, становятся анахронизмом письма. Основным предметом становится мобильный телефон. Он заменяет целую группу предметов: блокноты, ручки, календари, часы и частично ноутбуки, точнее, так называемые «неты» (нетбуки) и «субы» (субноутбуки). Такой предмет становится с одной стороны очень личным ( это даже не стационарный телефон, рассчитанный, к примеру, на одну семью), а с другой — более обезличенным. Действительно, всю информацию, записанную на sim-карты и винчестеры, флэш-диски и другие носители можно одним «кликом» уничтожить. И что же останется от вещи? Пластиковый корпус, который может сказать разве что об эволюции самого устройства и популярных моделях на определенный период времени.

Соединение «мобильника» с функциями ноутбука, точнее нетбука, помогает создавать собственную «сеть» общения. И при этом сеть эта будет «видна» только операторам связи. SMS-сообщения, как и MMS, заменившие письма и записки еще недавнего, на памяти одного поколения, прошлого, хранятся на серверах операторов ограниченное количество дней (не будем рассматривать требования спецслужб для хранения этого вида информации, как способа борьбы с терроризмом).

Современный мир уже не сужается до рамок отдельной квартиры – личного пространства. Личное пространство можно выстроить независимо от места и времени. Достаточно подключить мобильное устройство к гарнитуре, надеть «наушники» и вы один на один с собеседником. Вы не зависите от того, что можете не услышать звонок в шумной городской толпе или переполненном транспорте. Да и не надо тратить время на поиски и доставание мобильного телефона из кармана или сумки.

Чтобы сделать общение еще более личностным, т.е. общаться только со своими напрямую существуют различные программы («аськи», Skype и др.). И получается, что вещей, способных рассказать о повседневности не так уже и много. Конечно, есть интересные исследования о молодежной культуре и роли мобильных устройств в ней, но это выходит за рамки нашей темы.

Становится ясно, что при уменьшении количества вещей, используемых человеком в повседневной жизни, уменьшается и информация о нем. Многочисленные цифровые фотографии также являются легко уничтожаемой информацией. Конечно, остаются «собственные» странички в интернете, наполненные фотографиями, дневниками и другой информацией. Но личность там скрыта под «аватарой», «ником», «логином» и т.д. Интересная эволюция происходит и с электронными носителями. Ушли в прошлое гибкие диски и дискеты. Начинают становиться лишними и флэш-диски. Информация все чаще передается через беспроводное соединение. Практически все устройства связи в настоящее время можно замкнуть в сеть ( мобильники, нетбуки, iPodы iPhonы). Исчезают вещи, формируются сети. Получается, что хотим мы то или нет, но с потерей вещи мы становимся подлинными «сокпаппетами» …

Виртуальные жители, населяющие виртуальный или все же реальный город?.. Ведь не случайно появляется понятие «кукловод», причем не только для пользующихся привычным Интернетом, но и для тех, кто только начинает формировать свою сеть.


22.09.2012 г.

Наверх
 

Вы можете добавить комментарий к данному материалу, если зарегистрируетесь. Если Вы уже регистрировались на нашем сайте, пожалуйста, авторизуйтесь.


Знаки времени

Последние новости


2010 © Культуролог
Все права защищены
Goon Каталог сайтов Образовательное учреждение