ВХОД ДЛЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ

Поиск

Подпишитесь на обновления

Yandex RSS RSS 2.0

Авторизация

Зарегистрируйтесь, чтобы получать рассылку с новыми публикациями и иметь возможность оставлять комментарии к статьям.






Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация

Опрос

Что происходит с научно-техническим прогрессом?

Сайт Культуролог - культура, символы, смыслы

Вы находитесь на сайте Культуролог, посвященном культуре вообще и современной культуре в частности.


Культуролог предназначен для тех, кому интересны:

теория культуры;
философия культуры;
культурология;
смыслы окружающей нас
реальности.

Культуролог в ЖЖ
 
facebook.jpgКультуролог в Facebook

 
защита от НЛП, контроль безопасности текстов

   Это важно!

Завтра мы будем жить в той культуре, которая создаётся сегодня.

Хотите жить в культуре традиционных ценностей? Поддержите наш сайт, защищающий эту культуру.

Наш счет
Яндекс.Деньги 41001508409863


Если у Вас есть счет Яндекс.Деньги,  просто нажмите на кнопку внизу страницы.

Перечисление на счёт также можно сделать с любого платежного терминала.

Сохранятся ли традиционные ценности, зависит от той позиции, которую займёт каждый из нас.  

 

Православная литература
Главная >> Общество >> Культурные факторы семейной политики: мода на семью и полоролевое воспитание

Культурные факторы семейной политики: мода на семью и полоролевое воспитание

Печать
Автор о. Илья Шугаев   

Избранные места из работы "Как сохранить семью".

Мода на семью и детей

Обращение президента несколько обнадежило нас тем, что возможно демографическая ситуация несколько улучшится. Но одной финансовой поддержки, конечно, мало. Ведь не только детское пособие в 70 рублей мешало рожать детей. Сам воздух был пропитан настроем на малодетные семьи. Можно, например, посмотреть на рекламу, где пытаются использовать образ семьи. Практически везде семья из трех человек – мама, папа и один ребенок. Не знаю, делалось ли это кем-то целенаправленно, или это просто выражение витающего в воздухе духа.

Самое главное, что в уже советское время (а сейчас еще больше) образ благополучной и счастливой женщины все больше был связан с карьерой, с профессией, а не с семьей. На это настраивала советская идеология, которая работала, начиная с детского сада. Рисовался образ женщины-труженицы, которая наравне с мужчинами стоит у станка, строит дома, руководит производством, но только не сидит дома со своей семьей. В фильмах 50-60-х годов, как правило, одна из главных положительных героинь рисуется сильной, напористой личностью, которая заткнет за пояс почти любого парня. Она борется за правду, ведет за собой парней, перевоспитывает их. Такой образ впитывали все советские девушки и в семьях, которые они создавали, они тоже боролись за правду и пытались перевоспитывать своих мужей, отчего те, правда, скорее запивали, чем исправлялись.

В советском кинематографе фильмы, где главные герои имеют большую семью, можно пересчитать по пальцам: «Большая семья», «Евдокия», «Однажды двадцать лет спустя» – вот, наверное, и все! А так почти везде один, редко два ребенка в семье. Из-за того, что постоянно рисуется именно такой образ семьи, он становится естественным и воспринимается как норма.

В русском же сознании всегда присутствовал другой идеал – три сына или три дочери. Вот такой идеал и надо целенаправленно вводить в наше сознание. Вообще традиционная русская (и, скорее всего, не только русская) культура была «настроена» на семью. Очень много сказок было или посвящено семье или включали в себя семейную тему: женитьба, поиск невесты и спасение ее, а также воспитание детей.

Мода на малодетные семьи поддерживается благодаря тому, что современное общество нацелено на потребление различных благ – товаров, услуг, развлечений. Мы живем в цивилизации потребителей. Целые индустрии направлены на обслуживание наших созданных искусственно потребностей. «Бери от жизни все», «Не дай себе засохнуть» – со всех сторон такие девизы сыплются на людей. Все это постепенно входит в наше сознание, а большей частью в подсознание. В результате такого настроя все меньше желание вступать в брак и заводить детей. Почему все больше гражданских браков, или попросту сожительства? Сожительство дает возможность брать от жизни самое приятное, не отдавая ничего взамен. Попользуемся друг другом в свое удовольствие, а если что случится – разбежимся. Да и семья, где не торопятся заводить детей, мало чем отличается от сожительства.

Получается, что государство под прикрытием словами о плюрализме мнений и терпимости к разным взглядам отказалось от какой-либо государственной идеологии. Но идеология – это прежде всего высокие идеи и высокие идеалы, к которым должен стремиться человек. А раз нет высоких идеалов – возникают низкие идеалы: пожрать повкусней, оторваться, оттянуться, расслабиться, барахлишка насобирать, деньжат подкопить, в Турцию или в Таиланд слетать. Новая идеология все равно возникает, только низкая, не созидающая общество, а разрушающая его. И государство виновато, что четко сформулированной национальной идеологии у нас нет.

Создавать семью, воспитывать детей может только человек, настроенный больше давать, чем брать. А для воспитания таких людей должна работать целая система воспитания – и в семье, и в детском саду, и школе, и по телевидению и по радио ребенок должен получать настрой на возвышенное жертвенное служение своим близким, своей стране. Таким настроем проникнута христианская жизнь, поэтому никакой новой идеологии придумывать не надо. Для русского человека достаточно вернуть к традиционному для нас православному образу жизни.

Возврат к православным идеалам пройдет гораздо безболезненней, чем попытка навязать нам некие новые общечеловеческие ценности. Психологи отмечают, что в семьях «новых русских» гораздо больше детей-невротиков, чем среди других. И это потому, что они пытаются жить и воспитывать детей по новым идеалам, но человеческая душа состоит не только из сознания, но и подсознания, которое у русского человека неминуемо православное. Именно столкновение идеалов, которые человеку привили через его сознание, и идей, которыми пропитана вся русская культура и находятся у человека в подсознании, – это столкновение разрушает психику ребенка и приводит к неврозам. Например, папа внушает ребенку, что, мол, мы богатые, поскольку много трудимся, а все бедные – лентяи и сами виноваты в своей бедности. А подсознание говорит ребенку, что нищий и убогий – тоже человек, а человек, видящий в богатстве цель жизни, – сам убог душой и нищ духом. На уровне сознания ребенок слышит, что нужно брать от жизни все, а подсознание говорит, что счастье – это когда умеешь давать другим. И так далее.

Православное мировоззрение может привести в согласие все части души человека: и сознание, и подсознание, и совесть человека, который есть глас Божий.

Н.П. Богданов-Бельский Деревенские мальчики  Н.П. Богданов-Бельский "Деревенские мальчики", 1916

Полоролевое воспитание в детсадах и школе.

Выше уже говорилось о том, что формирование будущего семьянина начинается в самом раннем возрасте. В частности с трех лет воспитание мальчиков должно отличаться от воспитания девочек. Статьи о раздельном обучение мальчиков и девочек периодически появляются в педагогической литературе, но серьезных сдвигов в этом направлении пока нет. Но вопрос о том, как воспитывать мальчиков и девочек, очень важен в проблеме сохранения семьи.

Например, рассмотрим, как формируется настрой женщин на активную общественную, а не семейную жизнь. Этому сильно способствовало в числе других причин и то, что с 50-х годов полностью исчезли школы с раздельным обучением мальчиков и девочек. Любому психологу, и большинству простых родителей известно, что девочки опережают в своем психологическом развитии мальчиков примерно на два года. Это было всегда известно и Церкви, почему и разрешалось венчаться девушкам с 14 лет, а парням только с 16, ибо в этом возрасте достигалась ими полная внутренняя зрелость и готовность создать семью (к сожалению, из-за сильного инфантилизма к современной молодежи это не относиться). Любой родитель, у которого есть среди детей и мальчик, и девочка, может подтвердить насколько по-разному в зависимости от пола дети усваивают школьные предметы. А самое главное по-разному идет созревание ответственности, дети по-разному взрослеют. Например, в седьмом классе, как правило, уже все девочки входят в переходный возраст в то время, как парни в большинстве своем войдут в него только в восьмом классе. Я сам это постоянно ощущал на беседах, которые проводил среди старшеклассников. Девочки ловили буквально каждое слово, которое касалось семьи, их будущего мужа, их будущих детей. Эта проблематика для них была очень близка, и они очень внимательно слушали беседы. Парни тоже слушали, но чувствовалось, что для них это вопрос еще далекий. Они просто понимали, что эти знания когда-то пригодятся, поэтому на всякий случай надо послушать. Их внимание больше зависело от ораторских способностей лектора, от его способности управлять аудиторией, а не от их внутренней потребности.

М.Л. Пономарева Девочки  М.Л. Пономарева "Девочки", 2006

Итак, в школах в течение десяти лет мальчики сидели (и сидят) рядом с девчонками, которые психологически в среднем на два года старше. Не удивительно, что в советские годы комсорг класса была девушка, что староста класса была девушка, что при подготовке к различным мероприятиям девушки занимали более активную позицию. Десять лет девочки и девушки в школьных стенах получали своеобразный жизненный опыт. Этот опыт им говорил, что мальчишки безответственны, что они глупы и ленивы, что им ничего нельзя поручить, что нужно все делать самой. Девушки получали опыт руководить парнями, читать им морали, упрекать их, ругаться с ними. Девушки впитывали ощущение своего превосходства над мужским полом.

А парни наоборот. Мужское самолюбие подсказывало, что так не должно быть, но реально они были действительно слабее девчонок. В ответ они больше хулиганили, больше хорохорились, обижаясь на девчонок, в знак протеста женской власти уходили от исполнения обязанностей. Девчонки представлялись парням выскочками и зубрилами. В итоге парни получали совершенно другой жизненный опыт – опыт уходить в сторону от дел, опыт протеста.

Вы видели когда-нибудь в классе девочку-клоуна? А среди парней, как правило, в каждом классе находится один, который на каждом уроке устраивают бесплатное представление. Почему именно парни начинают себя так вести? А это их защитная реакция на сложившуюся обстановку. Адекватно реагировать на превосходство девчонок они не умеют, смириться с этим не могут – и начинаются цирковые представления.

Сергей Совков Мальчишки  Сергей Совков "Мальчишки", 2008

Ни мальчишки, ни девчонки в этом не виноваты. Их поставили в неравные условия, но предъявили к ним одинаковые требования в учебе, в дисциплине, в ответственности. Требования эти больше ориентировались на девчонок, а парни с ними не справлялись. Десять лет, проведенные в состоянии уязвленного мужского самолюбия, бесследно не проходят для детской психики.

Раздельное обучение не означает, что надо обязательно вводить школы для мальчиков и школы для девочек. Хотя такое и было до революции, сейчас достаточно просто ввести классы мальчиков и классы девочек, в которых программы будут несколько различаться. В подростковом возрасте это важно еще и из-за того, что начинаются первые влюбленности. Подростки – как парни, так и девушки – в силу своего возраста все делают в классе с оглядкой на то, как они выглядят в глазах представителей противоположного пола. Конечно, они и друг перед другом (парни перед парнями, а девушки перед девушками) хотят выглядеть более взрослыми, но в присутствии противоположного пола все усиливается. Это заметно влияет на процесс обучения. В тех учебных заведениях, где проводили эксперименты по раздельному обучению, отмечалось улучшение усваиваемости предметов.

Обычно в качестве аргументов против раздельного обучения высказываются опасения, что мальчики будут робеть пред девушками, не имея опыта общения с ними, что будет отрицательно влиять на создание семьи. На самом деле выше уже показывалось, что все как раз наоборот. Опыт общения мальчиков и девочек в классе скорее отрицательный, и вовсе не способствует созданию семьи. Например, мальчикам для создания будущей семьи полезно впитывать благоговейно-романтическое отношение к женскому полу. А они получают опыт дергания за косички, толкания, подставления подножек и насмешек над девчонками.

Л.Ф. Милеева Рязанкие девочки  Л.Ф. Милеева "Рязанские девочки", 1927

Семейные пары, которые учились в одном классе, – это единичные случаи. Как правило, в таких парах муж получил правильное мужское воспитание и уже на школьной скамье был на голову выше своих сверстников по внутренней зрелости. Такие пары – это исключение из правил.

Проблема перехода на раздельное обучение, конечно, не может быть быстро решена. Самое большое препятствие на пути ее решения – это то, что она не осознается как серьезная проблема. Первым шагом на пути решения этой проблемы могло бы быть внедрение раздельного обучения как широкого эксперимента. Это необходимо из-за того, что традиция такого обучения потеряна, и придется потратить немало времени на накопление опыта. Может быть, всеобщий переход на такое обучение даже невозможен. Например, раздельное обучение возможно только в городских школах, где есть параллельные классы. Но и в сельских школах, где нет параллелей, проблема тоже может, хоть отчасти, решаться. Ведь и в сельских церковно-приходских школах было совместное обучение. Но эти школы были немногочисленны, и там вполне можно было учитывать особенности каждого ребенка. Сейчас, например, учителя могут учитывать особенности восприятия материала детьми в зависимости от пола и предъявлять к ученикам разные требования. Хотя для этого необходимо, чтобы подготовка самих педагогов включала в себя подробное рассмотрения вопроса половозрастной психологии.

Раздельное обучение в школе важно, но исправлять ситуацию надо, начиная не со школы, а еще с детского сада. Уже с трехлетнего возраста воспитание мальчиков должно отличаться от воспитания девочек, поэтому работа детских садов тоже должна быть перестроена. В самом лучшем случае – это создание раздельных групп. Такие детские сады уже существуют. В одном из таких детских садов мальчики и девочки находятся в соседних группах. Они вместе гуляют на улице, иногда при проведении каких-нибудь мероприятий ходят друг другу в гости. Обстановка в этих группах совершенно разная: у мальчишек – аскетическая, у девочек – наоборот, и занавески с кружевами, и на столах салфеточки да вазы с цветочками. Сама обстановка в комнатах уже пропитана духом мужественности и женственности. И играют с детьми в группах по-разному, поскольку психологи уже давно отмечают, что игрушки и игры у мальчиков и девочек тоже разные. Мальчишки больше конструируют, изобретают, игры же девочек больше настроены на выполнение определенных правил («классики», «резиночки»).

Сейчас треть детей рождается в неполных семьях, а это значит, что нехватка мужского воспитания достигает катастрофического размера. Треть всех мальчиков не станут полноценными мужчинами, и треть девочек не смогут создать правильные отношения с мужьями. Детсадовский возраст (с 3 до 7 лет) – это время, которое никак нельзя упускать в воспитании мужских и женских качеств детей. Эта проблема как-то должна решаться.

В конце этой темы еще добавлю, что современная школа представляет собой некий конвейер по обучению детей. И через этот конвейер пропускаются все подряд без учета особенностей человека. А ведь многие совершено не вписываются в эту систему обучения и тогда школа, как некий жесткий механизм начнет ломать детские души. Например, есть ребенок, у которого родители пьют. Сам он на удивление добрый и отзывчивый, не пьет и не курит. Но учиться он совершенно не может, поскольку все его внутренние душевные силы уходят на то, чтобы разобраться со своими проблемами в семье. Ведь любить родителей и видеть, как они спиваются – это крайне нелегкое испытание и для взрослой психики, не то, что для детской. В школе он попадает в разряд двоечников, над ним начинают подсмеиваться. Как правило, такие дети защищают себя или тем, что начинают огрызаться и хамить, или, одевая на себя маску клоуна. На уроках от него всем учителям только мука. И хотя внимательный учитель понимает, что сам подросток не виноват, но обстановка в классе от его присутствия становится совершенно не рабочая. Приходится выгонять ученика, да и он сам вскоре все больше прогуливает уроки. Ему и так не до учебы, а теперь к семейным проблемам добавляются проблемы в школе. Психика ребенка этого совсем не может выдержать. А вся проблема в том, что ему школа действительно не нужна. У него совершенно другая судьба. Лет бы сто назад он спокойно пошел бы в подмастерье, научился бы какой-нибудь профессии и стал бы отличным (!) мастером, потому что душа-то у него добрая и работать он любит. Но сейчас он в подмастерье идти не может, и потому ему приходится идти по жизни с ярлыком ненормального ребенка, которого надо сдать в спецшколу. А жить с таким ярлыком тяжело, многие от этого начинают пить и хулиганить. «Ведь если я не нормальный, значит, мне все можно. Если вы меня отвергли, то почему я должен соблюдать ваши законы?» – с таким мироощущением живет отвергнутый обществом человек.

Это не обвинения школе, это – беда нашей цивилизации, которая все хочет поставить на конвейер – и производство какого-нибудь молока, и бутылок, в которое будет наливаться это молоко, и воспитание детей.


26.12.2012 г.

Наверх
 

Вы можете добавить комментарий к данному материалу, если зарегистрируетесь. Если Вы уже регистрировались на нашем сайте, пожалуйста, авторизуйтесь.


Знаки времени

Последние новости


2010 © Культуролог
Все права защищены
Goon Каталог сайтов Образовательное учреждение