ВХОД ДЛЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ

Поиск

Подпишитесь на обновления

Yandex RSS RSS 2.0

Авторизация

Зарегистрируйтесь, чтобы получать рассылку с новыми публикациями и иметь возможность оставлять комментарии к статьям.






Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация

Опрос

Что происходит с научно-техническим прогрессом?

Сайт Культуролог - культура, символы, смыслы

Вы находитесь на сайте Культуролог, посвященном культуре вообще и современной культуре в частности.


Культуролог предназначен для тех, кому интересны:

теория культуры;
философия культуры;
культурология;
смыслы окружающей нас
реальности.

Культуролог в ЖЖ
 
facebook.jpgКультуролог в Facebook

 
защита от НЛП, контроль безопасности текстов

   Это важно!

Завтра мы будем жить в той культуре, которая создаётся сегодня.

Хотите жить в культуре традиционных ценностей? Поддержите наш сайт, защищающий эту культуру.

Наш счет
Яндекс.Деньги 41001508409863


Если у Вас есть счет Яндекс.Деньги,  просто нажмите на кнопку внизу страницы.

Перечисление на счёт также можно сделать с любого платежного терминала.

Сохранятся ли традиционные ценности, зависит от той позиции, которую займёт каждый из нас.  

 

Православная литература

Сценарии развития ситуации

Печать
Автор Андрей Карпов   

 

Вернуться в начало статьи

Скачать файлы по теме (Пакет информационной помощи)

Рассматриваются возможные сценарии развития ситуации в России и в мире, исходя из картины, заданной Базовыми культурно-социальными процессами современности.

 

Контур нового мира, описываемый с помощью понятий глобализации, неогуманизма и неототалитаризма, в настоящее время угадывается довольно легко. Однако трансформацию человечества всё же нельзя представить в виде линейного процесса. Возможны различные сценарии дальнейшего развития ситуации.  При этом следует учитывать, что ситуация на уровне России определяется одними параметрами, а глобальная ситуация – другими.

1. Развитие ситуации в России

Процессы, о которых мы говорим, носят глобальный характер. Они проводятся с помощью всемирных институтов (организаций, экспертного сообщества и т.д.) и опираются на трансграничные дискурсы (обсуждение вопросов в Интернете, обмене новостями между глобальными СМИ и т.п.). Россию можно считать реципиентом заданных трансформаций: они инициируются не здесь, а практически все заимствуются из-за рубежа. Поэтому ситуацию в России можно рассматривать в зависимости от нашей способности противостоять инспирируемым изменениям.   При такой точки зрения возможны три сценария развития ситуации:

1.       сценарий сопротивления (блокирование навязываемой трансформации);

2.       сценарий согласия (включение России в новый мир);

3.       компромиссный сценарий.

Рассмотрим каждый из них подробно.

А. Сценарий сопротивления.

Самый лучший вариант развития ситуации – это организация государственной блокады проникновения неогуманизма  и неототалитаризма на территорию России. Для этого необходимо, чтобы на государственном уровне опасность трансформации человека и общества была осознана как реальная угроза, имеющая первостепенное значение (в том числе и потому, что угрожает разрушить саму основу российской государственности). Фактически, это потребует признать приоритет культуры (цивилизационной идентичности)  над экономикой. Без подобного пересмотра приоритетов системное противостояние неогуманизму выстроить не получится.

Между тем, организационным принципом современной России является капиталистическая система хозяйствования, цель которой – максимизация прибыли. В этой модели культура выглядит как некая среда, внешние условия, в которых осуществляется основная, экономическая деятельность людей, хозяйствующих субъектов, государства. Любые попытки сохранить культурную среду при концентрации усилий на экономической эффективности обречены на провал. Наибольшая эффективность достигается при модернизации среды в соответствии с требованиями глобализма.

Следует учитывать, что неогуманизм, неототалитаризм и глобализм образуют единый комплекс и мотивируют развитие друг друга. Действенно сопротивляться неогуманизму Россия сможет только в том случае, если руководство страны откажется от установки на встраивание страны в глобальную экономику. Сценарий сопротивления, таким образом, означает экономическую, политическую и культурную изоляцию, устроение нового «железного занавеса». Пока такой сценарий следует счесть маловероятным.

Самое главное, что подобный сценарий не подходит не только государственной власти, но его вряд ли примет и общество. Значительная часть населения страны приобщена к выгодам глобализма: пользуется товарами иностранного производства, получает доходы от вывоза сырья за рубеж, ездит в туристические поездки, потребляет культурную продукцию глобальной культуры и т.д. Переход в автономный режим существования России приведёт к перекройке сложившегося образа жизни и будет крайне болезненным.

Б. Сценарий согласия.

Наиболее опасным является сценарий, предусматривающий сотрудничество российского государства с глобальными институтами по внедрению в России неогуманизма и неототалитаризма. При развитии такого сценария следовало бы ожидать, что культурная история России будет  отвергнута на официальном уровне. Ещё сохранившиеся элементы традиционного общества должны быть объявлены тормозом экономического роста, проявления национальной культуры не должны получать государственную поддержку. Взаимодействие государства и Православной Церкви при этом сценарии невозможно.

В реальности ничего подобного не наблюдается. Теоретически можно  допустить, что приход к власти откровенных либералов может стать спусковым механизмом данного сценария. Однако российское общество пока ещё в значительной степени традиционно, поэтому любые попытки проведения сценария согласия в жизнь чреваты серьёзным гражданственно-политическим сопротивлением. Существующая сегодня аморфность гражданского общества и слабость политических организаций может быть стремительно преодолена как раз в виде реакции общества на навязывание такого сценария. Некоторые проявления народного недовольства по поводу неогуманистических и неототалитарных инициатив заметны даже сейчас, когда власть постоянно показывает свою заинтересованность в существовании и укреплении элементов традиционной культуры.

Следует признать, что вероятность развития данного сценария - ничтожна.

В. Компромиссный сценарий

Сопротивление трансформации или, наоборот,  активное насаждение неогуманизма с помощью государственных институтов требуют последовательно проводимой политики и экстраординарных усилий. Для подобных сценариев нужна ярко выраженная политическая воля, которая в современном мире является дефицитом. В большинстве случаев развитие ситуации воспринимается как  некая внешняя реальность, сложившаяся «естественным» образом, на которую приходится реагировать. Подобные реактивные действия обычно носят точечный характер (в народе их называют «латанием дыр»). Именно подобный вариант обработки вызовов, созданных глобальными изменениями, и является наиболее вероятным.

Это означает, что элементы неогуманизма и неототалитаризма в российской социальной реальности будут накапливаться постепенно. Это уже происходит, и мы видим, как это делается. Поскольку трансформация человека и общества не приветствуется ни государственной властью, ни народными массами, господствует брезгливое отношение к происходящему. Это отношение артикулируется и снизу, и даже сверху – лицами, занимающими ответственные и очень высокие посты. Происходит расхождение дискурса и социальной практики. На словах мы выступаем против новой реальности, декларируем её неприемлемость для России. На деле за одними уступками следуют другие. Потому как иначе – не получается. Иначе следовало бы идеологически, экономически и политически противопоставить Россию глобальному миру, а ответственность за это никто брать на себя не хочет.

Возможны локальные победы, о которых будет громко сообщаться. Какие-то рудименты национальной традиции могут быть восстановлены. Однако более вероятно, что будет использоваться только форма (внешние признаки) элементов традиции, а суть окажется модернизированной в соответствии с «требованиями времени». Также вероятно, что импульсы  трансформации, которые удастся вовремя обнаружить и сделать достоянием публичной и массовой критики, будут гаситься, и, таким образом, какие-то угрозы удастся снять с повестки дня. Иными словами, сопротивление осмысленно. Но мы должны понимать, что речь идёт лишь о торможении процессов, а не смене их направления.

2. Развитие ситуации на глобальном уровне

Развитие мира в направлении всё большей глобализации порождено стремлением капитала получать максимальную прибыль, то есть укоренено в самой сути капитализма. Явления же неогуманизма и неототалитаризма с не меньшей неизбежностью проистекают из глобального торжества экономических интересов. То есть современный уклад человечества, насквозь пропитанный экономической мотивацией, закономерно приводит к возникновению нового человека и нового общества. Казалось бы, иного и быть не может.

Однако на пути победного шествия нового мирового порядка существуют серьёзные препятствия.

Во-первых, модель глобального мира, построенного на неогуманистической идеологии, упирается в экономические ограничители. С точки зрения экономики неогуманистический человек интересен тем, что обеспечивает максимально возможное потребление. При этом индивид-потребитель является лишь винтиком тотальной системы: его поведение планируется, мотивируется и контролируется во всех допустимых проявлениях, а недопустимые проявления отсекаются. Однако, для того, чтобы потребление состоялось, оно должно быть экономически обоснованным. В условиях капиталистического хозяйствования единственной целью любой экономической деятельности является прибыль. Потребление имеет значение только, если у потребителя есть возможность платить, при том столько, чтобы покрывать издержки продавца и приносить ему прибыль.   На стороне спроса всё время должны быть какие-то финансовые ресурсы, создающие обеспеченный спрос. Сначала это были собственные ресурсы семьи (при переходе от натурального хозяйства  к рыночной экономике), потом – заемные средства (кредиты). В настоящее время не очень-то понятно, чем обеспечивать дальнейший рост массового спроса и даже поддержание его на текущем уровне.

Это означает, что часть людей перестаёт быть экономически интересными. Теряется смысл тратить деньги на содержание их в системе. С другой стороны, как только человек чувствует, что система им пренебрегает, он перестаёт ощущать себя элементом системы (членом гражданского общества, например). Чем ниже уровень жизни, тем более антисистемным становится поведение, поскольку человеку приходится самостоятельно обеспечивать собственное выживание. До какого-то момента система может не замечать переход населения в несистемное состояние, но при прохождении некой критической точки она неизбежно развалится. Таким образом, если кризисные явления в мировой экономике будут нарастать, то построение глобального мира затормозится, а то, может быть, распадется и то, что уже построено.

Во-вторых, строящаяся система, вероятно, имеет и структурные ограничители. Для того, чтобы машина неототалитарного общества работала эффективно, ей нужны надежные, добросовестные и компетентные исполнители. Но при всё большем проникновении неогуманизма в ткань человеческого социума таких просто будет негде взять.  Новый человек ненадёжен, он не способен последовательно ставить задачи и добиваться их решения. Он не готов поступаться своими личными интересами ради системных задач. 

Предполагается, что должна существовать интеллектуальная, политическая и деловая элита, которая воспроизводит себя иным образом, чем это предлагается делать основной массе человечества. Для этого устроены элитные учебные заведения, в рамках социума создаётся система, позволяющая выявлять наиболее  способных индивидов и инкорпорировать их в элиту. Иные способы перемещения в класс «властителей мира» обрубаются (сейчас распространены повсеместные жалобы на демонтаж так называемых «социальных лифтов»).

Однако как бы элита ни стремилась к самоизоляции, на деле её обеспечить практически невозможно. Публичное пространство наполнено клише, призванными способствовать насаждению неогуманизма, и полностью быть свободным от погружения в эту идеологическую среду  не может никто. Установка на относительность ценностей взывает к худшей стороне каждого человека и работает как постоянный соблазн. Переформатирование человеческой природы постепенно распространяется и на элиту. В результате её деловые качества ухудшаются.

Это может привести к краху глобального неогуманистического проекта. С какого-то момента система начнёт испытывать недостаток адекватных решений и творческих идей. Будет нарастать халатность исполнителей.  Реальное функционирование всё больше будет заменяться созданием видимости работы. Это означает, что тотальность заданных установок на практике окажется недостижимой. Также неэффективные управленческие решения будут способствовать накоплению ошибок, с течением времени система станет всё более разбалансированной и рано или поздно развалится.

3. Обобщенный прогноз

Таким образом, представляется, что применительно к ситуации в России общесистемные факторы дают больше оснований надеяться на сохранение нашей принадлежности к традиционному человечеству, чем деятельность российских властей.  Скорее всего, ещё определенное время мы будем наблюдать нарастание проявлений неогуманизма и неототалитаризма в нашей жизни так, как это происходит сегодня, то есть при озвучиваемом несогласии с подобным вектором развития. Далее возможны следующие два сценария:

Казнь Жанны д'Арк  
Казнь Жанны д'Арк Миниатюра XV века 

·         сценарий «предела тоталитарности»;

·         сценарий «взрыва» системы.

А. Сценарий «предела тоталитарности».

Данный сценарий предполагает, что при построении неототалитарной системы факторы, задающие ограничения, будут учитываться. То есть, тоталитарность, сохраняясь как общий принцип, всё же не будет реализована на практике в полном объёме. Для тех, кто упорно сопротивляется неогуманизму и насаждаемым технологическим новшествам, будет оставлена возможность инобытия, например,  в качестве внесистемных (асоциальных) элементов. Грубо говоря, на тех, кто выпадет из системы, просто махнут рукой. При этом, конечно, будут очерчены границы, которые подобным отщепенцам, переступать будет нельзя. Легко предположить, что, например, категорически будет пресекаться любая критика существующего социального устройства, любые попытки пропагандировать альтернативные принципы организации общества и т.п. Но, в то же время, если люди не будут как-то заявлять о себе и претендовать на внимание, то их могут оставить в покое.

В соответствии с  данным сценарием на местах рвения не ожидается. Это снижает требования, предъявляемые к исполнителям. Можно пользоваться тем человеческим материалом, который производится внутри  такой системы. Также нет необходимости преодолевать чрезмерное сопротивление несогласных. Это снижает управленческие (организационные и финансовые) издержки. Экономия может быть ещё большей, если просто не финансировать тех, кто не способен приносить прибыль. То есть сознательно выводить за пределы системы всех, с кем уже по какой-то причине неудобно работать.

Всё это даёт возможность сбросить структурное напряжение и увеличить срок жизни системы. Главная проблема, возникающая в рамках рассматриваемого сценария, - как сохранить необходимую пропорцию между индивидами, охваченными системой, и асоциальными элементами. Если людей, оказавшихся вне системы, будет слишком много, это может угрожать её дальнейшему существованию.  Так или иначе, системе придётся контролировать численность внесистемного населения, и тут возможны варианты различной степени жёсткости, вплоть до физического устранения «излишков».

Б. Сценарий «взрыва» системы

«Взрыв», то есть развал глобальной неототалитарной системы неизбежен при любом отступлении от условий, обеспечивающих сценарий «предела тоталитарности». В частности, он может произойти:

·         при чрезмерном принуждении людей принимать неогуманистический взгляд  на мир. Усилия по преодолению сопротивления могут исчерпать ресурсы системы;

·         при чрезмерном принуждении исполнителей выполнять установки системы.  Может начаться саботаж, и установки вообще выполняться не будут;

·         если вне системы окажется слишком много людей;

·         если активность людей вне системы не будет подавлена;

·         если подавление активности или мероприятия по сокращению численности внесистемного населения вызовут сопротивление, способное исчерпать ресурсы системы (фактически, это -  разновидность первого пункта).

Однако из того, что любая ошибка при осуществлении сценария «предела тоталитарности» ведёт к взрыву системы, не следует, что взрыв обязательно произойдёт. Система естественным образом склонна к соблюдению необходимых условий, поскольку при отклонении от них расход ресурсов будет резко возрастать (речь не только о материальных, например, финансовых ресурсах, но и о таких вещах  как необходимость управленческих решений, психологическая усталость и т.п.). Наталкиваясь на эту возрастающую затратность, система будет откатываться к исходному (оптимальному для неё) состоянию.  И только активная воля, обусловившая принятие крайних, неверных решений и настоявшая на их исполнении, способна сломать этот естественный защитный механизм и привести к взрыву. 

Иными словами, сценарий взрыва реализуется при наличии следующих факторов:

·         централизации управления процессами глобализации (в том числе насаждения неогуманизма и неототалитаризма);

·         неадекватности решений, исходящих из этого центра.

Пока не сложился единый политический центр глобального мира ожидать взрыва системы не стоит.

К тому же, несмотря на то, что логика глобализации подсказывает необходимость построения глобальной политической системы,  централизация всё же может и не состояться. Так как при дальнейшем продвижении в данном направлении сопротивление  существующих структур будет возрастать, затратность системы увеличится и включится механизм, обеспечивающий сценарий «предела тоталитарности». Глобальный политический субъект может так и не возникнуть, и тогда  неогуманизм и неототалитаризм окажутся реализованными в сетевой форме.

В. Сетевая реализация

Сетевая реализация глобального проекта предполагает, что единая политическая организация мира отсутствует. Это означает, что применяемый на местах неототалитарный инструментарий может иметь региональную специфику. Давление где-то окажется более жестким, где-то - менее выраженным.  Однако при этом очевидных выпадений из общего контекста быть не должно.

В первую очередь, должны быть обеспечены условия свободного перемещения капитала. Обслуживание капитала (инвестиций) везде должно осуществляться на приемлемом уровне. Качество ресурсов должно позволять получать прибыль. Это касается и человеческих ресурсов, поэтому население любого региона должно воспроизводиться на базе принципов неогуманизма.

Если какой-то регион вдруг перестанет соблюдать эти правила, его надлежит поставить на место. Это достижимо и в условиях отсутствия единого центра.  Для решения проблемы подключаются политические, военные и экономические возможности государств, чья вовлеченность в глобальный проект достаточно глубока. В идеале, должна складываться картина, когда весь мир выступает против нарушителя; в этом случае заданный порядок вещей восстанавливается довольно легко.

То, как развивается ситуация сегодня, говорит в пользу именно сетевой реализации.

 

Назад (Неототалитаризм)

В начало статьи 


Наверх
 

Знаки времени

Последние новости


2010 © Культуролог
Все права защищены
Goon Каталог сайтов Образовательное учреждение