ВХОД ДЛЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ

Поиск

Подпишитесь на обновления

Yandex RSS RSS 2.0

Авторизация

Зарегистрируйтесь, чтобы получать рассылку с новыми публикациями и иметь возможность оставлять комментарии к статьям.






Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация

Опрос

Что происходит с научно-техническим прогрессом?

Сайт Культуролог - культура, символы, смыслы

Вы находитесь на сайте Культуролог, посвященном культуре вообще и современной культуре в частности.


Культуролог предназначен для тех, кому интересны:

теория культуры;
философия культуры;
культурология;
смыслы окружающей нас
реальности.

Культуролог в ЖЖ
 
facebook.jpgКультуролог в Facebook

 
защита от НЛП, контроль безопасности текстов

   Это важно!

Завтра мы будем жить в той культуре, которая создаётся сегодня.

Хотите жить в культуре традиционных ценностей? Поддержите наш сайт, защищающий эту культуру.

Наш счет
Яндекс.Деньги 41001508409863


Если у Вас есть счет Яндекс.Деньги,  просто нажмите на кнопку внизу страницы.

Перечисление на счёт также можно сделать с любого платежного терминала.

Сохранятся ли традиционные ценности, зависит от той позиции, которую займёт каждый из нас.  

 

Православная литература
Главная >> Общество >> Комиссары новой культурной революции

Комиссары новой культурной революции

Печать
Автор Ирина Медведева, Татьяна Шишова   

Иван Владимиров Агитатор  
Иван Владимиров (1869-1947) "Агитатор"

 

Со времен перестройки мы, казалось бы, уже привыкли к тому, что деятели так называемого андерграунда (или, говоря по-русски, подпольного искусства) вышли из своего подполья и обрели достаточно большие возможности публиковаться, выставляться, ездить за границу, получать гранты. Нельзя, правда, сказать, что вместе с перечисленными возможностями к ним пришло широкое признание, но его нехватку легко было компенсировать уверением себя и друг друга, что элитарное искусство всегда было, есть и будет достоянием вовсе не большинства, а узкого круга утонченных ценителей. Да и новый креативный класс (который, впрочем, так себя тогда не именовал), а также поддерживавшие его чиновники на большинство внимания не обращали. И большинство постепенно смирилось с тем, что элитарным искусством теперь называется всякая мура, а за другое (которое молодые представители креативного класса презрительно называют «отстой») денег особо не платят и международным признанием не балуют. Но и гонениям не подвергают. В общем, установился некий пусть аномальный, но все же баланс.

Однако в последнее время этот баланс явно стремятся нарушить и уже существенно нарушают. Причем, отнюдь не в сторону восстановления нравственной и эстетической нормы, как можно было бы предположить по заявлениям Президента о необходимости выработать идеологию на основе нашей тысячелетней  традиции.

Во всяком случае, в Москве вдруг стали отдавать крупные театры, а также Дома культуры, выставочные залы и т.п. под начало тех деятелей культуры и искусства, которые, похоже, поставили перед собой цель разрушить последние, уже порядком истончившиеся, но все еще сохраняющиеся моральные преграды, не позволяющие человеку превратиться в нелюдь.

               

Революционное искусство

 

Очень показателен в этой связи скандал, возникший в театре имени Гоголя из-за назначения новым художественным руководителем Кирилла Серебренникова. Практически вся труппа была возмущена этим назначением и не пожелала участвовать в постановках, подобных тем, которыми прославился  режиссер. Упомянем лишь некоторые. Спектакль «Пластилин». С него Серебренников начал свое восхождение. Герой пьесы – мальчик 14 лет, изнасилованный матерью и двумя мужчинами. В «Полароидных снимках» явлено «органичное сочетание» некрофилии и педерастии, поскольку на сцене совокупляются два представителя мужского пола, живой и мертвый. В «Голой пионерке» (само название чего стоит!) фигурирует девочка, попавшая на фронт, изнасилованная советскими солдатами и ставшая фронтовой проституткой. В спектакле «Отморозки» молодежь на сцене устраивает беспорядки, швыряет ограждения, пинает ОМОН и милиционера. В спектакле «Клеопатра и Антоний»  декорации изображают сцены совокуплений. В конце спектакля действие переносится в бесланскую школу.

Но не только «Гоголь-центр» становится рассадником всякой мерзости. На сцене МХТ, одного из самых известных театров Москвы, возглавляемого О.Табаковым, идет постановка Серебренникова «Человек-подушка». Это о том, как некий сказочный герой по имени Человек-подушка приходит к детям и подстрекает их к самоубийству: подсовывает баночку с таблетками, показывает, как натянуть на голову полиэтиленовый пакет. Но одна девочка не поддается на его уговоры. И очень зря, потому что вскоре в отсутствие мамы ее начинает насиловать какой-то мужчина. И жизнь девочки становится столь печальной, что однажды она решает-таки внять доброму сказочному советчику и кончает с собой. Для усиления эффекта на сцене появляется реальная девочка 8 лет, облитая (надеемся, бутафорской) кровью и символически распятая на кресте.

В творческих замыслах Серебренникова мюзикл «Пробуждение весны» - о подростковой сексуальности в самых разных ее проявлениях, включая гомосексуализм и садомазохизм, перформанс «Вокзал» (участникам-актерам рекомендовали записывать матерщину на вокзале), приглашение столь же креативных  единомышленников из-за рубежа. Например, Корнеля Мундруцо, прославившегося постановкой спектакля в Перми, в котором актеры бегают по сцене, в чем мать родила и обмазывают друг друга экскрементами (опять-таки надеемся, что бутафорскими).  Планируется также киноклуб, фильмы для которого будет отбирать кинообозреватель «Комсомольской правды» Стас Тыркин, человек, с мягко говоря, специфическим вкусом. Скажем, он высоко оценивает фильм «Любовь как  яд». Будучи членом жюри «Рандеву с французским кино»», проходившем в Париже, Тыркин, по его собственному признанию, отдал фильму «Любовь как яд» второе место. Фильм (цитируем кинообозревателя) «про маленькую девочку, которая возвращается в родное гнездо и равно привлекательна как для своих сверстников, так и для умирающего дедушки, который, несмотря на то, что умирает, как настоящий француз, сохраняет завидную потенцию и все остальное. Для своего сверстника девочка раздевается от пояса сверху, а для дедушки от пояса снизу». « Главный приз, которым мы наградили этот фильм, - добавляет Тыркин, - это демонстрация на борту самолетов «Эйр Франс». http://orel.kp.ru/radio/stenography/24494/

Понравился Тыркину и фильм «Моя маленькая принцесса» - про девочку, которую мать с четырех лет использовала в качестве порномодели. «Сейчас понятие возраста сместилось, - рассуждает Тыркин, - и стало почти не актуальным… Это может быть интересно».

Про фильм «Что-то не так с Кевином», который не могут смотреть даже многие продвинутые любители современного искусства, эксперт  говорит: «Дорогие мои, в кино интересны экстримы… Мальчик может убить хомячка домашнего и не поморщиться. Выбить глаз собственной сестре. Это фильм… в качестве предостережения против заведения собственных детей. Это очень интересная тема… Мы как страна вымираем… поэтому у нас призывают всячески размножаться… <Однако> нужно думать не только о своей стране. Нужно думать о планете. Потому что если планете будет плохо, мы в одной стране тоже не выживем. Если планета будет загибаться от перенаселения…» (там же).

Не только Серебренников трудится на ниве пропаганды разврата под маркой современного искусства. В том же МХТ режиссер Давид Бобе поставил спектакль «Феи», в котором полуголые актеры плюхаются в ванны и, как написано у одного восторженного театрального критика, «неудержимо тянутся друг к другу». То есть, показывается промискуитет, которым молодые люди занимаются якобы от одиночества, недолюбленности и пустоты  жизни.

Летом 2012 года в Москве разразился скандал в связи с постановкой в Московском академическом Музыкальном театре имени К.С.Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко оперы Бриттена «Сон в летнюю ночь» по одноименной пьесе Шекспира. Поскольку искусство современное, то действие происходит в закрытой школе, где преподают педофилы. Из письма возмущенной общественности: «Второй и третий акты спектакля пронизаны развратными сценами совращения, садомазохизма, пропаганды употребления алкоголя и наркотиков, мата, мочеиспускания на сцене». В спектакле задействованы дети от 6 лет. Уже после того, как вспыхнул скандал, опера стала номинантом четырех премий. Тем самым москвичам дали понять, что на их мнение плюют.

В мае 2011 года на сцене Театриума в рамках престижного Чеховского фестиваля был показан спектакль Кастеллучи «О концепции лица Сына Божьего», вызвавший волну негодования даже в прогрессивной Европе. Лик Спасителя в этом спектакле пачкался нечистотами.

 

Кузница партийных кадров

 

Важную роль в продвижении такого «искусства» в  массы играет Евгения Шерменева, куратор театров. Она более десяти лет была директором театрального фестиваля NET. В его рамках  пропагандировалась откровенная порнография, конкретные сцены которой не представляется возможным описывать в данной статье. А после назначения начальником Департамента культуры Москвы С.Капкова Е. Шерменева пошла на повышение, став его заместителем. Как указывается в аналитическом материале рабочей группы при Мосгордуме «Защитим культурное пространство», благодаря ее усилиям на сценах театров появились тренды (цитируем):

«- имитации сношений с мебелью;

- имитации долгих изнасилований;

- пачканья экскрементами;

- самоубийства всех видов;

- резания себя ножами, пускание крови, избиение и протыкание булавками (реальное);

- облитые кровью актеры;

- несовершеннолетние дети в постановках извращенцев».

Театров, где это можно увидеть, по данным рабочей группы, в одной только Москве уже около 20.

Сейчас Е.Шерменева вместе с М.Швыдким, который в свою бытность министром культуры внушал народу с телеэкрана, что матерная брань  - такая же часть языка, как и все прочее, а посему имеет законное право употребляться в произведениях литературы и искусства, читают лекции студентам в Школе театрального лидера. Студенты, которых обучают эти корифеи, намерены в дальнейшем раскрепощать школьников ролевыми играми. Такими, например, как «Я беременна», «Я – гей» и т.п.

И Серебренников, и Шерменева – выходцы с «Винзавода». Кто не знает  - это Центр современного искусства в Москве, с которым одно время был тесно связан небезызвестный представитель креативного класса Марат Гельман. Винзавод вообще можно назвать кузницей партийных кадров. Бывший  директор «Винзавода» Софья Троценко тоже пошла на повышение. Когда общественность потребовала закрыть кощунственную выставку Гельмана «Духовная брань», Троценко осудила «неправомерные протесты общественности». И практически сразу же после этого была назначена советником по культуре (!) нового министра культуры В.Мединского, который вроде бы слывет патриотом и защитником традиционных ценностей.

М.Лошак – тоже с «Винзавода – в июле 2012 года получила должность арт-директора музейно-выставочного объединения «Столица», в состав которого входят крупнейшие выставочные площадки Москвы: Центральный выставочный зал «Манеж», «Новый манеж», Московский выставочный зал «Рабочий и колхозница» и выставочный зал «Домик Чехова». Начало деятельности арт-директора ознаменовалось фотоколлажем, в котором фигурировали полуголые подростки, вооруженные битами и копьями, произведение группы AES+F (названа по инициалам ее участников). Тема подростковых бандформирований, похоже, давно завораживает авторов. Еще в 2007 году в «Музее современного искусства» демонстрировался их, как выражаются критики, долгоиграющий проект «Последнее восстание». Вновь дадим слово специалисту (на сей раз Ольге Кабановой): «Вооруженные мечами и бластерами подростки в статуарных позах героев академического искусства разыгрывают между собой бескровный бой. Когда изображения этих неполовозрелых зомби существуют только на гигантских фотографиях, из которых фотошоп выкачал остатки воздуха, а героев превратил в плоских гламурят, смотреть на произведение было скучно. Но когда компьютер оживил его в трехмерной анимации, то от «Последнего восстания» на огромных экранах неприятно захватывало дух. Деток по-прежнему было не жалко, но глядеть на них жутко» («Деток не жаль» http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/138576/).

В живом, не анимационном варианте подобных подростков можно увидеть в Ливии, Сирии, Египте и других горячих точках планеты, где с помощью хорошо организованного хаоса устанавливаются «демократические» режимы. Соответственно, возникает два вопроса:

1.Зачем  эстетизировать массовые убийства, совершаемые подростками, и выставлять это на всеобщее обозрение?

2.Какие цели преследуют устроители подобных выставок в ситуации, когда хаос уже не первый год пытаются устроить и в нашей стране?

Еще один партийный кадр с «Винзавода», Елена Зеленцова, назначенная С.Капковым на должность нового директора ДК «ЗИЛ», считает (цитируем), что современному искусству «абсолютно необходимо держаться в стороне от двух вещей: политики и религии». Под политикой она, судя по всему, понимает поддержку Путина, поскольку с возмущением говорит, что в ДК «паслось, как в стойле» движение «Наши» и «Молодая гвардия». Надо понимать, их теперь «из стойла» выгнали. А религия, от которой Зеленцова призывает дистанцироваться, это, естественно, Православие. «Толпы батюшек», оказывается, норовили в ДК ЗИЛ «осенить тебя крестным знамением и окропить помещение»… Ужас-ужас-ужас!

Поэтому теперь Зеленцова отменила Рождественский и Пасхальный фестивали, помножила на ноль ансамбль «Жемчужинка», вызывающий у нее идиосинкразию: «Когда я прихожу в какое-то ДК на окраине, а там сидят фольклорный ансамбль «Калинка-малинка» и народный хор «Ай-люли»,  у меня появляется вопрос: а почему именно они?»

Действительно, почему? В XXI веке детям надо помочь стать «более свободными, открытыми, гибкими, подготовленными к жизни в сложном постиндустриальном мире». Видимо, в рамках такой подготовки в ДК уже прошел «День открытых миров», посвященный детско-подростковым субкультурам (пронизанным, между прочим, духом окультно-религиозного течения «Нью-Эйдж», но такая религиозность нового директора не смущает). Как указывает Екатерина Зайкова, секретарь рабочей группы при Мосгордуме «Защитим культурное пространство», на фестивале «между детьми ходила Белоснежка с разодранной шеей и торчащим мясом <гример, надо думать, славно потрудился – И.М., Т.Ш.>, в фойе стояла каталка с «трупом» и проводилась эта акция 4 ноября, в День независимости».

 

Дома новой культуры и их кураторы

Плевелами «современного искусства» засоряется не только столица. В крупных городах России планируется создавать так называемые «дома новой культуры» (ДНК), и под эти проекты уже выделяются деньги. «Финансирование не такое и большое, - считает теперь уже бывший вице-премьер В. Сурков, пообещавший в июле 2012 года на встрече с прогрессивной общественностью в «Сколково» распространить подобные центры «культурного развития» по всей стране. - В этом году на проектно-сметную документацию трех центров выделено 120 миллионов рублей. Еще 1 миллиард предоставят в следующем году для начала их строительства». http://www.rg.ru/2012/10/07/surkov-site.html Вот  уж поистине, кому щи пусты, кому жемчуг мелок…

15 марта 2013 года в Калуге уже состоялась презентация проекта ДНК. Планируется также построить пилотные ДНК в Первоуральске и Владивостоке (на острове Русский). Куратором калужского проекта является Екатерина Гиршина, директор открытых программ института медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка», Федеральный эксперт в области создания городских общественных пространств, заместитель директора по управлению проектами Британского совета. Как говорят, с этого момента поподробнее…

Британский совет (http://ru.wikipedia.org/wiki/Британский_совет) -  неминистерский департамент правительства Великобритании, занимающийся распространением британской культуры за пределами Великобритании. Британский совет функционирует в самой Великобритании и в 215 городах 110 других государств и территорий. Персонал, задействованный по всему миру, превышает 8 тысяч человек. Правительство Великобритании спонсирует совет на одну треть, остальное - собственные доходы совета (мероприятия, плата за обучение и сдачу экзаменов). В год более миллиона человек проходят тестирование при Совете на уровень  владения английским языком.

В России работало 15 центров Британского совета, но к январю 2008 года все они, за исключением московского отделения, были закрыты. Формально - из-за неурегулированности правового статуса организации. Однако некоторые политики намекали на политические мотивы, ссылаясь на напряжённые отношения Великобритании и России.

Структура эта устроена хитроумно.  Британский совет является частью министерства иностранных дел Великобритании, но   управляется и работает независимо от МИДа, хотя и в тесном сотрудничестве с ним. В 2006/2007 году из общего дохода Британского совета в 551 миллионов фунтов, 195 миллионов он получил от правительства Великобритании. Остальное было получено, в основном, в качестве оплаты за обучение английскому языку в различных странах. Это позволяет Британскому совету в зависимости от ситуации выступать то в качестве «отдела культуры посольства», то как «неправительственной организации». Это стало поводом для того, чтобы российский МИД потребовал от Британского совета в Екатеринбурге выехать из здания британского консульства.

По показаниям работников Совета, в его деятельности принимают участие люди, чьи фамилии были опубликованы в «списке Томлинсона», который содержит имена агентов британской разведки (И. Шестаков «Демарш совета Британского» АИФ N03 (1420. aif.ru (16 января 2008). Генерал-майор Юрий Дроздов, бывший руководитель управления нелегальной разведки КГБ СССР (1979−1991 гг.) заявил, что «Британский совет… напрямую связан со спецслужбами Великобритании и США» http://nam.kiev.ua/index.php?newsid=15736

Основными принципами работы Британского Совета является политика равных возможностей, направленная на устранение дискриминации отдельных групп людей (http://www.britishcouncil.org/ru/russia-about-us-diversity.htm). Политика равных возможностей и культурного многообразия в Британском Совете охватывает следующие 7 областей: возраст, ограниченная трудоспособность, этническая или национальная принадлежность, пол, религия, сексуальная ориентация, баланс работы и личной жизни.

Не так давно Президент Путин озвучил сенсационную новость: в окружении А. Чубайса работали кадровые сотрудники американских спецслужб. Проект создания Домов новой культуры реализуется Министерством культуры Российской Федерации по поручению Председателя Правительства Дмитрия Медведева. Интересно, наш премьер в курсе, что за кадры будут нести культуру толерантности в российские города?

Сама Е.Гиршина высказывается о своих планах следующим образом: «У программы есть две магистральные задачи. Во-первых, это построение сообщества ДНК, призванного объединить людей, которые в дальнейшем будут создавать новые смыслы, новые проекты и новый контекст в рамках города. Во-вторых, важно повысить интерес обычных горожан к современной культуре. На данном этапе мы определяем круг калужских прогрессивных художников, музыкантов, кураторов, молодых предпринимателей и архитекторов, которые впоследствии сформируют костяк Дома Новой Культуры» http://www.archi.ru/russia/news_current.html?nid=47052.

Что понимают под прогрессом современные прогрессисты, надеемся, уже понятно из приведенных выше примеров.

Показательно, что «не такое уж большое» финансирование трех «пилотных» ДНК происходит на фоне закрытия библиотек, домов культуры (не «новой», а традиционной), оздоровительных детских лагерей. На их содержание денег не находится. Скажем, в Пермском крае, по данным проверки Контрольно-счетной палаты, «фактическая стоимость традиционных культурных услуг… оказалась ниже нормативной в 3, в 5, в 10 и даже в 12, 5 раз. Речь идет о доступе к библиотечному фонду, о финансировании самодеятельного творчества, об услугах, связанных с творческим развитием личности, с профессиональным музыкальным, художественным и киноискусством».

Лидеры же культурной революции в Перми - Борис Мильграм, Вероника Вайсман, Александр Протасевич и Николай Новичков, -  потратили 1 253 800 рублей на посещение Франции, Бельгии, Швеции, Австрии и Германии. «Деньги списаны со статьи «проведение мероприятий в сфере культуры и искусства». Контрольно-счетная палата характеризовала этот факт как нецелевое использование бюджетных средств. http://deloin.ru/articles/725

А в пермском музее современного искусства PERMM, созданном по инициативе все того же Марата Гельмана, щедро финансировались «прогрессивные» перформансы типа «экспресс-ЗАГСа», когда 14 февраля, в День всех влюбленных  желающие могли вступить в брачный союз с кем или с чем угодно.  Даже с айфоном или с фотографией какой-либо знаменитости, не говоря уж об однополых «браках»! В этом вопросе посетителям, в духе современной западной толерантности, предоставлялась полная свобода. Брачующиеся лишь  должны были изготовить себе кольца из фольги (кто-то успевал соорудить еще и брачные венцы), а представители креативного класса, изображавшие священников в длинных рясах, встречали их возгласами «Аллилуйя!»  и совершали над ними «священнодействие»: читали у «алтаря» довольно странную молитву, благословляли молодых... Короче, глумились над таинством  венчания, выдавая свое глумление за милую забаву в постмодернистском духе.

В марте 2013 года в том же музее PERMM состоялся региональный турнир «Терок». Это такая современная дискуссионная игра.

В чем ее современность?  А в самой сути! Обычный, традиционный диспут – это когда люди отстаивают свои убеждения. Здесь же убеждений не было и в помине, поскольку и темы спора выбирались случайным образом, и позиция, которую должны были отстаивать участники, никоим образом от их убеждений не зависела, а задавалась наугад или выпадала по жребию еще до определения темы. Выпадет тебе, скажем, участь защищать содомские «браки», аборты или эвтаназию - будь любезен выискивать аргументы «за».  А что ты на самом деле об этом думаешь и думаешь ли вообще, никого не интересует. Таким образом, опять-таки под видом модной интеллектуальной забавы в молодежной среде пропагандируется откровенная беспринципность. Цинизм, возведенный в ранг новой добродетели. А база под эту гнусность подведена  самая что ни на есть гуманистическая, толерантная: «Участники дебатов учатся смотреть на дискуссионные темы с разных сторон, зачастую доказывая взгляды, противоположные их убеждениям». В общем, с какой стороны ни посмотри, открытие «Домов меньшинств» (термин В.Суркова) в городах России, мягко говоря, не безобидно.  

Феномен либерал-тоталитаризма

Много еще чего можно было бы написать о «шедеврах» и адептах «искусства меньшинств», но картинка и без того уже достаточно красочна. Поэтому нам  хочется переключить внимание на другое. Как-то так получилось, что в последнее время это, с позволения сказать, искусство сделалось неприкосновенным. Критиковать можно все, что угодно, любое великое, прославленное в веках произведение, а это – не смей! И наоборот, если хочешь прославиться и оградить себя от критики неким магическим кругом, надо сделать что-нибудь как можно более мерзопакостное, но при этом назвать это современным или актуальным искусством.

Вы скажете: «Так было всегда»? – Отнюдь. Еще недавно в данном вопросе существовал столь любезный нашим либералам плюрализм. А теперь – парадокс! – именно они его и отменили. Творцы всего этого безобразия вдруг стали прямо-таки коллективной священной коровой. К ним можно приближаться только с целью поклонения,  тот, кто не хочет прослыть маргиналом, должен петь им дифирамбы. В крайнем случае, помалкивать. Невольно приходит на ум еще один парадокс. Ярые ненавистники «проклятого тоталитарного прошлого» фактически его копируют: в те времена, какой бы бездарью ни был писатель, художник или композитор, удостоившийся Сталинской премии, на его критику в печати накладывалось вето. Сегодня феномен либерал-тоталитаризма очень ярко проявился в истории с театром Гоголя. Куда бы ни обращались по поводу «художеств» Серебренникова возмущенные актеры, все рейтинговые (и даже не очень!) СМИ наотрез отказывались озвучить их позицию. В конце концов, откликнулась прокуратура. Но она по разряду СМИ никак не проходит. Хотя рейтинг ее достаточно высок.

Еще одна аналогия возникает.  С представителями «актуального искусства» боятся связываться, как с дворовым хулиганом, за которым маячат куда более солидные представители уголовного мира. Причина страха ясна: в случае необходимости покровители  придут мальцу на подмогу. Соответственно, возникает вопрос: с какой стати солидные уголовники будут защищать шпану?   Тут одно из двух. Либо хулиган доводится кому-то из них родственником, либо (что гораздо более вероятно, а в рассматриваемом нами случае так оно и есть) он им зачем-то нужен.

Какая страна на данном историческом этапе выступает в роли покровителя российских хулиганов от искусства, а также отнюдь не метафорических головорезов в Сирии, Ливии, Ираке и прочих горячих точках планеты, наш народ, слава Богу, понял. И никакие либеральные вопли о поиске врага и антиамериканской истерии этому пониманию уже не помешают. Не будем сейчас вдаваться в конспирологические тонкости, рассуждая о том, что истинные главари, как часто бывает, предпочитают держаться в тени. Безусловно, и сама Америка неоднородна, и за ее спиной прячутся разные другие силы. Но примерно то же самое можно сказать и про гитлеровскую Германию. Там ведь были не только фашисты, но и их противники, и просто обыватели, которых легко одурманить. И проплачивали Гитлера силы, находящиеся отнюдь не в Третьем рейхе… Но факт остается фактом: мы воевали именно с этой страной, она была нашим главным врагом в Великой Отечественной войне.

Спрашивается,  зачем нашему сегодняшнему геополитическому недругу  поощрять российских хулиганов от искусства? Какой от них толк? Это же не шпионы, которые могут выведать важные секреты. Не ученые, занимающиеся разработкой новых видов оружия. Не управленцы, которых можно перевербовать и заставить принимать решения, идущие на пользу враждебному государству. Это даже не НКО (некоммерческие организации), которые лоббируют нужные противнику законы, формируют общественное мнение и в случае необходимости могут организовать какую-нибудь уличную бузу. Но зачем США  голые художники, высиживающие в гнезде куриные яйца, девки в масках, задирающие ноги на солее храма, режиссеры и актеры, уродующие классику и устраивающие из спектакля наглядное пособие по сексопатологии? Разве это имеет какое-нибудь отношение к военным целям?

Имеет, и самое непосредственное. Причем, не только к целям холодной, информационной войны, а и к задачам войны горячей. Такое «актуальное искусство» весьма привлекательно для молодых людей с неустойчивой, незрелой психикой. Оно их еще больше растормаживает, заражает духом анархии, цинизма, вседозволенности. И в определенный момент такие «безбашенные» бунтари могут быть с большим успехом использованы в уличных беспорядках и мятежах. Обратите внимание, как настойчиво муссируются в новых «шедеврах» темы садизма, садо-мазохизма, вызывающе-грубого секса. Никакая это не случайность, а хладнокровное программирование поведения будущих беспредельщиков. Именно так ведут себя потом в реальной жизни современные боевики и террористы.

Разумеется, не все становятся террористами. Подавляющее большинство людей не склонно к революционной активности. Они хотят просто нормально жить, растить детей в мире и спокойствии. Но значит ли это, что они всегда лояльны (ведь так спокойнее) к действиям власти?

Нет! Законопослушные граждане, так сказать, люди порядка бывают возмущены, видя государственную поддержку  разного рода «человекособак».  Им все эти гебоидные безобразия (гебоиды – психиатрические больные, для которых характерно подростковое поведение и соответствующие выходки) под вывеской contemporary art органически противны. Вот что говорит известный американский политик консервативного толка Патрик Дж. Бьюкенен, в красках описывая те же самые процессы, происходящие у него на родине в США: «Американских детей вынуждают расти в культуре, которую их родители считают упаднической, если не сказать демонической. Правительство использует налоги на финансирование того, что эти люди называют убийством нерожденных младенцев. Они вынуждены отправлять детей в школы, которые грозят подорвать религиозность молодых. Им велят бросить попытки жить по библейским законам, ибо это сегодня запрещено конституцией. Такова цена мира в культурной войне, и неудивительно, что для миллионов христиан она слишком высока... Это совсем не то общество, в котором хотят жить эти люди.  В глазах молчаливого большинства правительство теряет свою легитимность. Это большинство не прибегнет к насилию, поскольку состоит из людей, не склонных к насильственным действиям, однако оно начинает относиться к правительству как к инородному телу и искать пути освобождения из-под пяты доминирующей декадентской культуры (выделено нами – И.М., Т.Ш.). В «Унесенных ветром» Ретт Батлер, терпение которого истощилось, в последний раз покидает Тару. Потрясенная Скарлетт кричит ему вслед: «Что же делать мне?» И Ретт отвечает: «Честно говоря, милая, мне плевать». («Патрик Дж. Бьюкенен «Смерть Запада», М, АСТ 2003, стр. 339).

Не правда ли, все очень узнаваемо? Вообще, когда читаешь «Смерть Запада», возникает ощущение, что это как будто про нас, про нынешнюю Россию. Но есть и весьма существенная разница. В Америке (по крайней мере, на сегодняшний момент) не разжигается пламя «оранжевой революции». Не затевается глобалистский политический переворот, имитирующий восстание масс. У нас же, напротив, этот  механизм запущен. И хотя первый заход не увенчался успехом, заказчики свой заказ не отменили. Соответственно, и исполнители не унялись. Либеральная массовка заметно поредела, зато усилились попытки активизировать народный гнев справа, задействовать определенные элементы в КПРФ, некоторые православно-патриотические и националистические организации, в том числе и фашистского толка. По сути, сценарий тот же. Агенты заказчиков, как опытные пикадоры, раздражают народ разного рода гадостями. В том числе и вышеупомянутыми «шедеврами актуального искусства». А политики и общественники, в чьи ряды тоже внедрены соответствующие агенты, указывают на президента как на главного виновника всех этих раздражающих реформ и требуют его отставки. Ну, а вконец раздраженное к этому моменту «молчаливое большинство» не только не выходит в час Икс на защиту верховной власти, но и оказывает революционерам моральную поддержку. А какая-то часть и встает в их ряды.

Мы не сомневаемся, что власть осознает, сколь опасна сегодняшняя ситуация. Более того, она предпринимает недюжинные усилия, чтобы в такой сложнейшей, взрывоопасной международной обстановке сохранять экономическую и политическую стабильность, наращивать вооружения, бороться с терроризмом. На фоне столь серьезных вызовов какие-то там спектакли (так же, как ювенальная юстиция, школьный секс-просвет и т.п.) кажутся мелочью. Но эта мелочь может стать детонатором большого взрыва. Соломинкой, которая переломит хребет верблюду. Судя по вкладываемым в подобные «мелочи» средствам,  наши противники это понимают.      

Важно, чтобы пока не поздно, поняла это и верховная власть.

Статья публиковалась в газете "Завтра" с сокращениями.


19.07.2013 г.

Наверх
 

Комментарии  

 
#1 Евгений Скобликов 02.08.2013 09:26
А почему нельзя привлечь Серебренникова и прочих за пропаганду педофилии и педерастии по новому закону? Почему актёры возмущаются, но не обращаются в Думу, к патриотическим партиям? Думают - само рассосётся?
 

Вы можете добавить комментарий к данному материалу, если зарегистрируетесь. Если Вы уже регистрировались на нашем сайте, пожалуйста, авторизуйтесь.


Знаки времени

Последние новости


2010 © Культуролог
Все права защищены
Goon Каталог сайтов Образовательное учреждение