ВХОД ДЛЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ

Поиск

Подпишитесь на обновления

Yandex RSS RSS 2.0

Авторизация






Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация

Опрос

Как защитить детей от вредного влияния интернета?

Сайт Культуролог - культура, символы, смыслы

Вы находитесь на сайте Культуролог, посвященном культуре вообще и современной культуре в частности.


Культуролог предназначен для тех, кому интересны:

теория культуры;
философия культуры;
культурология;
смыслы окружающей нас
реальности.

Культуролог в ЖЖ
 
facebook.jpgКультуролог в Facebook

 
защита от НЛП, контроль безопасности текстов

   Это важно!

Завтра мы будем жить в той культуре, которая создаётся сегодня.

Хотите жить в культуре традиционных ценностей? Поддержите наш сайт, защищающий эту культуру.

Наш счет
Яндекс.Деньги 41001508409863


Если у Вас есть счет Яндекс.Деньги,  просто нажмите на кнопку внизу страницы.

Перечисление на счёт также можно сделать с любого платежного терминала.

Сохранятся ли традиционные ценности, зависит от той позиции, которую займёт каждый из нас.  

 

Православная литература
Главная >> Словарь современной культуры >> Телеология >> Жизнь: детерминация и воление

Жизнь: детерминация и воление

Печать
Автор Пивоев В.М., д.ф.н., профессор   
Третья глава книги ФИЛОСОФИЯ СМЫСЛА или ТЕЛЕОЛОГИЯ



В. В. Розанов писал: «Двоякого рода может быть жизнь человека: бессознательная и сознательная.  Под первою я разумею жизнь, которая управляется причинами; под второю - жизнь, которая управляется целью»1. Эти же мысли высказывал Л. Н. Толстой в романе «Воскресенье»: «В Нехлюдове, как и во всех людях, было два человека. Один - духовный, ищущий себе блага только такого, которое было бы благом и других людей, и другой - животный человек, ищущий блага только себе и для этого блага готовый пожертвовать благом всего мира»2. Поэтому можно определить жизнь в двух ее формах следующим образом: 1) жизнь животная - форма существования белковых тел, осуществляющих обмен со средой веществом и энергией, детерминированная инстинктивными программами удовлетворения физиологических потребностей существования и размножения; 2) жизнь человеческая - форма реализации сознательной, целесообразной воли, подчиненная разумным программам саморазвития и самосовершенствования, культуротворчества и созидания усложняющейся упорядоченности мира в борьбе с энтропией.

В молодости человеку кажется, что жизнь бесконечна, и под это представление он строит свои жизненные планы и цели, полагая успеть и то, и другое, и третье, и четвертое. Но жизнь вносит свои коррективы, выдвигая на первый план одни цели и отодвигая на задний - другие. Выясняется, что некоторые цели достижимы лишь при наличии гораздо больших материальных и временных ресурсов, чем находящиеся в распоряжении человека. Он только начинает реализовывать свои планы, как жизнь «сообщает», что время уже истекло... Научиться правильно и осмысленно планировать свою жизнь - задача чрезвычайной важности. Закономерности построения жизненных планов изучает наука телеология, основы которой заложили Аристотель, Кант и Шопенгауэр.

Детерминация. Что такое жизнь, которую проживает человек? Слово «жизнь» понимают в широком смысле как существование белковых органических тел, организмов на основе обмена веществами, энергией и информацией со средой. По словам Бергсона, «жизнь выходит за пределы целесообразности, как и всех других наших категорий; по существу она представляет поток, направляющийся через материю и извлекающий из нее то, что она может дать», «жизнь заключается в том, чтобы стареть»3. Осмысление жизни наиболее адекватно осуществляется через ее переживание и проживание. Жизнь есть деятельности в ответ на вызовы природного мира.

В. Франкл приводил пример упрощенной дефиниции человека: «Человек - это не более чем биохимический механизм, приводимый в движение системой процессов окисления, питающих энергией компьютеры»4.

Целями биологического (животного) существования человека являются выживание и продолжение рода. П. Тейяр де Шарден выделял такие важные качества жизни (в широком смысле), как самовоспроизведение, размножение, обновление, спаривание, ассоциация, направленное прибавление, которые накопили достаточную биомассу для возникновения разумной жизни (в узком смысле). Ведущим принципом, определяющим развитие биологической жизни, является принцип детерминизма. Жизнь в узком смысле слова, разумная жизнь, сопровождается возникновением факторов свободы и воли, поэтому для жизни человека вторым принципом, не отменяющим, но ограничивающим первый, стал принцип воления5.

С древности человек пытался расширить во времени горизонты освоения, осмысления мира. В мифологическую эпоху он, стремясь понять, освоить вещи, изучает их происхождение, это приводит к возникновению этиологических мифов. Задумываясь о будущем, он организует магические обряды, чтобы подпитать энергией движение Космоса, гарантировать будущее благополучие своего рода.

Под причиной понимают фактор, непосредственно порождающий конкретное явление (следствие) при наличии определенных условий. Среди причин различают внутренние и внешние, главные и неглавные, объективные и субъективные. Кроме причин выделяют условия, которые создают предпосылки для возникновения и проявления причины. Нередко встречаются смешение и неразличение условий и причин. Так, могут утверждать, что причиной загорания электрической лампочки было нажатие кнопки выключателя, на самом деле причина - прохождение электрического тока через спираль лампочки.

Категория причинности имеет огромное значение в рационалистической философии. Однозначная причинность является одним из важнейших оснований рационализма. Это можно понять из основных законов причинно-следственной связи:

закон равенства: следствие равно причине;

закон изоморфизма: следствие и причина всегда изоморфны друг другу, по крайней мере в одном каком-то отношении;

закон однозначности: какова причина, таково и следствие, одна и та же причина всегда порождает одно и то же следствие6.

Можно представить себе восторг Лапласа, обнаружившего фундаментальный принцип детерминизма, дающий поразительно простое объяснение сложным процессам, происходящим в природе: всякое состояние Вселенной есть прямое следствие предыдущего состояния и причина последующего.

Понятия «причинность» и «детерминизм» тесно связаны между собой, но не совпадают по значению. Под «детерминацией» понимают принуждающее и ограничивающее влияние одних факторов на другие, детерминация ограничивает свободу и предопределяет, сужает «коридор», в котором возможен выбор.

Причинность является конкретной формой проявления детерминизма. Другими формами его являются обусловленность, закономерность, обоснованность, вероятность7, предрасположенность (К. Поппер). До 1927 года, как утверждает Карл Поппер, все физики, за немногим исключением, считали мир похожим на гигантские механические часы, которые были однажды заведены Господом Богом. Поэтому вся причинность связана с этим «первым толчком». Но в 1927 году под влиянием Вернера Гейзенберга в физике произошел пересмотр этих представлений, были обнаружены принципы «неопределенности» и «объективной взаимозависимости». Согласно первому, точное положение и скорость частицы невозможно установить, погрешность возникает или в определении положения, или в определении скорости. В связи со вторым возникли две концепции вероятности: субъективная и объективная. Субъективная вероятность отражает наше недостаточное знание о мире. Поппер же полагает, что «мы живем в мире предрасположенностей». Он приводит в качестве примера игру в кости: если в костяной кубик ближе к грани с цифрой 6 подложить кусочек свинца, то шансов, что будет выпадать эта цифра, станет меньше. Нечто подобное существует и в мире. В квантовой физике это называется «индетерминированностью», или отсутствием жесткой детерминированности. В связи с этим Поппер говорит, что «будущее открыто: оно объективно открыто. Только прошлое определенно; оно актуализировано и, следовательно, оно прошло. Настоящее может быть определено как происходящий процесс актуализации предрасположенностей или - если выражаться более метафорично - как процесс замораживания, кристаллизации предрасположенностей. В то время, когда происходит актуализация предрасположенностей или когда они саморегулируются, в этот момент они представляют собой осуществившийся процесс. Когда же они самоотрегулировались, они уже перестают быть реальным процессом»8. Исходя из этого, он считает причинность частным случаем предрасположенности.

По словам В. Г. Иванова, «причинность раскрывает происхождение исследуемых явлений, устанавливает факт связи между порожденным и породившим; детерминизм раскрывает условия такого порождения и определяет меру их устойчивости, а тем самым меру устойчивости и неустойчивости всего процесса»9.

Дильтей считал, что в психике нет однозначной причинной связи. Источник нашей веры в причинность, полагал Бергсон, вытекает из нашего опыта. Мы наблюдаем последовательность событий и из нее делаем заключение: если второе событие произошло после первого, значит, оно (это второе) является следствием первого. Для доказательства подобной причинной связи приводят в качестве примера столкновение шаров, один из которых ударяет другой и передает ему импульс энергии, заставляя его катиться в определенном направлении.

Между тем такая правильная и очевидная последовательность встречается довольно редко. Как справедливо указывает Бергсон, в основании причинности могут находиться совершенно разные феномены: «отношения последовательности и отношения сосуществования; точная определенность и случайный выбор; единство, внушенное извне, и динамическое отношение, замеченное внутренним образом; данные нашего опыта или, по крайней мере, некоторых опытов, и ответ на известные основные требования мысли»10.

Главное же, утверждал Бергсон, что «приобретение нашей веры в закон причинности нераздельно с последовательной согласованностью наших осязательных впечатлений с впечатлениями зрительными»11. Следующим звеном явилась связь зрительного впечатления с двигательными привычками.

Сопоставляя внешние события с нашей деятельностью, мы по закону аналогии рассуждаем так: «С одной стороны, причина предшествует действию, а с другой стороны, будучи действующей силой и, следовательно, тем самым присутствуя при производимом ею действии, она одновременна с ним»12. Отсюда формируются привычка к абсолютизации необходимых связей и недооценка свободы. Подставляя эту привычную логику в осмысление внешних событий, мы получаем представление о причинности. «Так переходят по незаметным ступеням от необходимости, переживаемой телом, к необходимости, мыслимой умом»13.

К. Г. Юнг, пытаясь исследовать принципиальное различие между практическим и духовным освоением мира, вводил противопоставление «каузальности» (причинности) и «синхронности»: «Синхронность - это концепция, которая выражает точку зрения, прямо противоположную каузальности. Поскольку последняя есть только статистическая истина, а не абсолют, то она представляет собой работающую гипотезу о том, что события развиваются одно из другого, в то время как синхронность берет совпадение событий в пространстве и времени как значащее нечто большее, чем только случайность, а именно особую форму внутренней зависимости объективных событий как друг с другом, так и с субъективными (психическими) состояниями наблюдателя или наблюдателей»14. Отсюда следует предположение: «Синхронность и причинность могут быть поняты как различные функции сознания, а именно причинность относится к ощущению и мышлению, а синхрон-   ность - к интуиции и чувству»15.

Вот какую матрицу различения причинности и синхронности предлагает Фрей-Верлин16.

Причинность

Синхронность

Постоянная связь между

причиной и следствием

Уникальная связь через

общую значимость

Общее (объективное)

Индивидуальное (субъективное)

Мышление, объяснение

Чувство, понимание

Познание

Опыт

«Чистое знание», факты

Возможное (случайное),

аффекты

Вторичные процессы

Основные процессы

Знание

Вера

Логос

Миф

Идея «синхронности», возникшая, очевидно, под влиянием споров о теории относительности (проблема одновременности), необыкновенно интересна и плодотворна, но не исчерпывает проблемы антикаузальности. Здесь важную роль играет субъективная мотивация. Индусский закон кармы (причинности), определяющий судьбы человека, складывается из учета:

1) мыслей человека, ибо каковы мысли, таков и сам человек;

2) желаний и воли, являющихся двумя полюсами одной силы, соединяющей человека с предметом его потребности и влекущей его туда, где он (этот предмет) может быть найден;

3) поступков человека, которые, принося людям добро и зло, возвращаются к нему.

Конечно, закон кармы не имеет жестко заданный характер, где исключается свобода воли, как у европейских мыслителей. Здесь имеется возможность улучшить или ухудшить свою карму, причем карма улучшается путем совершения добрых поступков или через страдание.

Особый род индетерминизма - ситуация абсурда, когда нарушается рациональная логика и мир начинает вести себя по логике абсурда. «Ситуация абсурда неописуема, ее можно лишь передать гротеском, смехом. Язык добра и зла, мужества и трусости к ней не относится, поскольку она вообще не в области, очерченной актами первовместимости»17. Абсурд - это отсутствие смысла. Но смысл может отсутствовать по многим причинам. У Кафки описывается ситуация обессмысленности индивидуального существования. Человек не может обрести смысла ни своего существования, ни всего мира. Такое переживание абсурдности толкает к мифотворчеству.

Относительно роли причинности в жизни человека можно привести слова Бхагавана Шри Раджниша: «...Имеющее причину не может быть вечным, имеющее причину неизбежно временно. Когда исчезнет причина, исчезнет и оно; оно - следствие. Необусловленное, беспричинное пребудет вечно: нет ничего, что может его разрушить»18.

В рамках детерминистского сознания случайность есть лишь результат неполноты нашего знания. Только в ХХ веке физика была вынуждена признать за случайностью онтологический статус. «Случай - в своем данном, конкретном (единичном) проявлении - не может быть задан алгоритмически. Можно оценивать только возможность той или иной его реализации. Мы говорим, что случайная величина задана, если задана функция распределения вероятности или плотности вероятности (для непрерывно изменяющейся величины). Случайная величина описывается в поведенческих, а не в причинно-следственных терминах. И если само понятие рациональности связывать с возможностью детерминистического, безусловно объективного описания явлений, то тогда случайность надо рассматривать как явление иррациональное»19. У В. В. Налимова вероятность - это «мера, задаваемая системой аксиом ее исчисления», или «мера размытости наших суждений или представлений о происходящем». По определению А. Н. Колмогорова, вероятность - это такое описание случайности, которая может рассматриваться как максимальная сложность20.

Воление. Как верно заметил психолог В. Франкл, «человек не свободен от условий. Но он свободен занять позицию по отношению к ним»21. Действительно, воление не может отменить условия и детерминанты, определяющие существование человека, за немногими исключениями. Некоторые условия он все же может изменять. Так, он научился пользоваться огнем, орудиями труда, приручил животных, научился строить и обогревать жилье, шить одежду - все это для того, чтобы облегчить и благоустроить свою жизнь, смягчить неблагоприятное воздействие условий внешней среды.

Воление осуществляет выбор (в нешироких пределах) - какой из детерминант проявиться, что позволяет человеку планировать и в некоторой степени предвидеть результаты. Не всегда такой выбор оказывается удачным, но все же принципиальная возможность реализации воли существует. «Всякое воление есть стремление к такой цели, достижение которой удовлетворяет волю. Бессознательно-целеустремленная естественная воля возвышается в человеке в сознательную, целеустанавливающую разумную волю: желанная цель и осуществляющая ее деятельность предвосхищаются»22. Антоний Великий писал, что в человеке действуют три воли: «первая - Божия, всесовершенная, всеспасительная; вторая - собственная своя, человеческая, т. е. если не пагубная, то и не спасительная, и третья - бесовская, вполне пагубная»23.

В основе размышлений Шопенгауэра лежат три категории: воля, жизнь и тело, а его учение можно, как полагает С. Ф. Одуев, назвать «телеологической метафизикой» и выделить в ней четыре раздела:

- телеология познания (мир как представление);

- телеология природы (мир как воля);

- телеология морали (мир как воля к жизни);

- телеология искусства (мир как эстетическое созерцание)24.

Шопенгауэр понимает под волей следующее: «И когда мы направляем на них испытующий взор, когда мы видим мощное, неудержимое стремление вод к глубине, постоянство, с которым магнит неудержимо обращается к северу, страстное желание, с которым устремляется к нему железо... когда видим, как быстро и внезапно формируется кристалл... когда, наконец, мы непосредственно чувствуем, как тяжесть, стремлению которой к земле препятствует наше тело, беспрерывно давит и теснит его, следуя своему единственному стремлению, - нам не потребуется сильно напрягать свое воображение, чтобы даже на таком отдалении узнать нашу собственную сущность, тó именно, что в нас преследует свои цели при свете познания, здесь же, в самых слабых своих проявлениях, стремится к своим целям слепо, глухо, односторонне и неизменно; однако поскольку оно всюду одно и то же, - то, подобно тому как первое мерцание утренней зари делит с лучами полудня название солнечного света, это стремление должно и здесь, как и там, называться волей, обозначающей то, что есть бытие в себе каждой вещи в мире и единое зерно каждого явления»25.

Воля объективируется в трех формах, ступенях:

- нижняя ступень: всеобщие силы природы, такие как тяжесть, непроницаемость, твердость, текучесть, упругость, электричество, магнетизм, химические свойства;

- вторая ступень: слепое влечение к бытию без замысла и цели у растений;

- третья ступень: инстинктивное и элементарно-рассудочное целеполагание в непосредственной форме у животных;

- высшая ступень: у человека с его разумной формой целеполагания возникают представление как субъективное отражение воли и разум как дитя воли, как рефлексивное зеркало, в котором воля сознает себя.

Энергия мировой воли рассматривается Шопенгауэром как источник исторической эволюции. Идею о мире как «представлении» он взял у Беркли, заявив, что за одну только эту идею тот заслуживает памятника, все же остальное не представляет интереса. Действительно, картина мира обусловлена именно тем, что воспринимают органы чувств. Кроме того, наш опыт навязывает нам систему предубеждений и ожиданий, которая фильтрует поступающую информацию, поэтому мы нередко видим и слышим то, что хотим и можем увидеть и услышать, не замечая нежелательной информации. Отсюда очевидна гениальность идеи о «мировой воле», которая энергетически обеспечивает жизнь, наделяет ее организующими целями и смыслом. Пусть эта воля часто выглядит как «слепой бессознательный порыв», она - «самое глубокое, ядро всего единичного, а также целого; она проявляется в каждой слепо действующей силе природы; она же проявляется и в продуманных действиях человека; большое различие между тем и другим заключается лишь в степени проявления и не касается сущности проявляющегося»26. Однако «воля к жизни как таковой» - бесцельна, мир как воля есть «вечное становление, бесконечный поток», где невозможно счастье, но торжествуют зло, обман и бессмыслица27.

Великолепную характеристику философии Шопенгауэра дал А. Ф. Лосев: «Шопенгауэр исходит из неумолимого и неисправимого хаоса жизни и потому считает, что всем бытием руководит мировая бессознательная воля, ничем не преодолимая и к тому же злая. Однако существует и объективация этой воли. Первой такой объективацией является мир идей, на который знатоки и любители Шопенгауэра, к сожалению, обращают гораздо меньше внимания, поскольку у самого Шопенгауэра бессознательная воля, лежащая в основе мира, безусловно, изображена более ярко, чем этот мир идей, который является царством чистого интеллекта. Другая объективация мировой воли - это мир материи и все составляющие его материальные вещи. Он тоже полон хаоса и бессмыслицы, бесконечных страданий и катастроф; и в нем самое большее, чего можно достигнуть, - это лишь скука. Самоубийство не есть выход из этого мира бессознательной и злой воли, а, наоборот, только еще большее самоутверждение этой воли. Подлинный же выход за пределы мировой воли - это полное от нее отречение, полное отсутствие всякого действия и погружение только в один интеллект, созерцающий эту волю, но не участвующий в ней, то есть то, что Шопенгауэр называет представлением. Отсюда и название его главного произведения - "Мир как воля и представление". Сама мировая воля ввиду своей бессмыслицы и безобразия не есть что-либо прекрасное и потому не может быть предметом искусства. Но погруженный в себя интеллект, будь то мировой интеллект или человеческий, созерцает эту мировую волю с полной независимостью от нее. И тогда она является музыкой, которая с точки зрения созерцающего интеллекта тем самым  представляется основой мира, природы, общества и отдельного человека. Таким образом, музыка, как и вся мировая воля, есть чистая иррациональность. Но когда эту мировую волю созерцает интеллект, отрешенный от самой мировой воли, он испытывает эстетическое наслаждение. В эстетическом наслаждении, получаемом от музыки, человек, таким образом, обретает единственное жизненное утешение и спасение»28.

Шопенгауэр уподоблял волю сильному, но слепому человеку, который из-за своего недуга не может свободно и разумно распорядится сво-ей силой, ибо не способен ориентироваться в мире. Воля слепа. И тогда этот слепец зовет на помощь безногого, но зрячего человека, которого сажает себе на плечи. Этот безногий есть воплощение интеллекта, который обладает зрением, но не имеет достаточной силы. Лишь вместе воля и интеллект могут добиться разумного результата.

Э. Фромм предлагал различать волю «рациональную» и «иррациональную». «Под рациональной волей, - писал он, - я понимаю энергичные усилия, направленные на достижение некоторой рациональной цели. Такое целеустремленное поведение требует реализма, дисциплины, внимательности и умения не отдаваться на волю минутных порывов. С другой стороны, иррациональная воля - это побуждение, в основе которого лежит иррациональная по своей природе страсть. Действие иррациональной воли можно уподобить разливу реки, прорвавшей плотину. Она заключает в себе огромную силу, но человек - не хозяин ее: он ею захвачен, является ее рабом. У Гитлера была сильная воля, если понимать под этим волю иррациональную. Но его рациональная воля была слаба»29.

Важное уточнение в понятие «воли» внес Фридрих Ницше: «"Волить" не значит желать, стремиться, жаждать: от них воля отличается аффектом команды»30. Он подчеркивал также, что воля есть направленность к чему-нибудь, к определенной цели; далее, она характеризует повелевание и «состояние напряжения». Воля - это способность самомотивации, подчинения себя, самоорганизации и концентрирования энергии для целенаправленной деятельности. С этим связано важное отличие человека от животного. Животное способно на энергичные действия лишь при непосредственном наличии предмета, на который направлено его внимание. При его отсутствии в поле зрения животное о нем забывает. Человек же способен на основе памяти и воления продолжать свою активную деятельность, предвидя и планируя достижение цели, хотя бы она была только в его воображении.

Японский учитель кэндо XVI-XVII веков Миямото Мусаси наставлял самураев, как владеть собой, мобилизуя свою волю: «В бою состояние твоего духа не должно отличаться от повседневного. И в схватке и в обыденной жизни ты должен быть целеустремлен, но спокоен. Встречай ситуацию без напряжения, однако не беспечно, с духом уравновешенным, но не предубежденным. Даже когда дух твой спокоен, не позволяй телу расслабляться, а когда тело расслаблено, не позволяй духу распускаться. Не допускай, чтобы тело влияло на дух, и не давай духу влиять на тело. Не будь ни недостаточно вдохновленным, ни вдохновленным сверх меры. Поднявшийся дух слаб, и опустившийся дух слаб. Не позволяй противнику проникнуть в твое состояние». Полное подчинение себя своей воле он называл «пустотой»: «Под "пустотой" я понимаю то, что не имеет начала и конца. Постижение этого принципа означает его непостижимость. Путь Стратегии - это Путь Природы. Когда ты почувствуешь силу природы, ощущая ритм каждой ситуации, ты будешь способен наносить удары и атаковать противника естественно»31.

К волевым качествам личности относят инициативность, самостоятельность, независимость, сознательную мотивированность, обоснованность, решительность, настойчивость, самоконтроль, выдержку и самообладание32.

Таким образом, жизнь человеческая есть целесообразная, волевая организация жизнеповедения в интересах целей жизни в ответ на вызовы природного мира.

Предыдущая глава

Следующая глава

 



1 Розанов В. В. Цель человеческой жизни // Смысл жизни: Антология. М., 1994. С. 21.

2 Толстой Л. Н. Собр. соч.: В 12 т. М., 1969. Т. 11. С. 60.

3 Бергсон А. Собр. соч. СПб., 1913. Т. 1. С. 235; Он же. Творческая эволюция. Материя и память. Минск, 1999. С. 1177.

4 Франкл В. Человек в поисках смысла. М., 1990. С. 46.

5 Вводя термин «воление», мы имеем в виду сознательное волевое действия в отличие от понимания воли как такого состояния, где отсутствуют внешние ограничения для деятельности, что нередко путают со свободой, хотя это лишь инстинктивное стремление, а не сознательное действие.

6 См.: Иванов В. Г. Причинность и детерминизм. Л., 1974. С. 24-27.

7 Там же. С. 140.

8 Поппер К. Мир предрасположенностей. Две новые точки зрения на причинность // Философия и человек: Материалы философского конгресса в Брайтоне. М., 1993. Ч. 2. С. 149.

9 Иванов В. Г. Причинность и детерминизм. С. 31.

10 Бергсон А. Заметка о психологическом происхождении нашей веры в закон причинности // Бергсон А. Творческая эволюция. Материя и память. Минск, 1999. С. 1094.

11 Там же. С. 1095.

12 Там же. С. 1098.

13 Там же. С. 1100.

14 Jung C. G. Psychology and religion: west and east // Collected works: Vol. 1-12. N. Y., 1958. Vol. 11. P. 392.

15 Jung C. G. The spirit of psychology // Spirit and nature. Papers from the Eranos Yearbooks. N. Y., 1954. P. 45.

16 См.: Рациональное и иррациональное в современном буржуазном сознании. М., 1978. С. 159-160.

17 Мамардашвили М. Сознание и цивилизация // Мамардашвили М. Как я понимаю философию. М., 1990. С. 113.

18 Раджниш Б. Ш. Дао: путь без пути. М., 1994. Т. 1. С. 102.

19 Цит. по: Налимов В. В. В поисках иных смыслов. М., 1993. С. 87.

20 Там же. С. 108.

21 Франкл В. Человек в поисках смысла. М., 1990. С. 77.

22 Паульсен Ф. Этика // Философия в систематическом изложении. СПб., 1909. С. 299.

23 Цит. по: Преподобный Серафим Саровский. М., 1993. С. 169.

24 См.: Одуев С. Ф. Метаморфозы иррационализма. М., 1997. Вып. 1-2. С. 92.

25 Шопенгауэр А. О четверояком корне... Мир как воля и представление. М., 1992. Т. 1. С. 244-245.

26 Там же. С. 238.

27 См.: Чанышев А. А. Человек и мир в философии Артура Шопенгауэра // Шопенгауэр А. Собр. соч.: В 5 т. М., 1992. Т. 1. С. 12.

28 Лосев А. Ф. Исторический смысл эстетического мировоззрения Р. Вагнера // Вагнер Р. Избранные работы. М., 1978. С. 36.

29 Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. М., 1994. С. 368.

30 Ницше Ф. Воля к власти. М., 1994. С. 312. 

31 Режим доступа: http://lib.ru/D0/m6m.txt.

32 См.: Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии: В 2 т. М., 1989. Т. 2. С. 204-207.


Наверх
 

Вы можете добавить комментарий к данному материалу, если зарегистрируетесь. Если Вы уже регистрировались на нашем сайте, пожалуйста, авторизуйтесь.


Знаки времени

Последние новости


2010 © Культуролог
Все права защищены
Goon Каталог сайтов Образовательное учреждение