ВХОД ДЛЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ

Поиск

Подпишитесь на обновления

Yandex RSS RSS 2.0

Авторизация






Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация

Опрос

Что происходит с научно-техническим прогрессом?

Сайт Культуролог - культура, символы, смыслы

Вы находитесь на сайте Культуролог, посвященном культуре вообще и современной культуре в частности.


Культуролог предназначен для тех, кому интересны:

теория культуры;
философия культуры;
культурология;
смыслы окружающей нас
реальности.

Культуролог в ЖЖ
 
facebook.jpgКультуролог в Facebook

 
защита от НЛП, контроль безопасности текстов

   Это важно!

Завтра мы будем жить в той культуре, которая создаётся сегодня.

Хотите жить в культуре традиционных ценностей? Поддержите наш сайт, защищающий эту культуру.

Наш счет
Яндекс.Деньги 41001508409863


Если у Вас есть счет Яндекс.Деньги,  просто нажмите на кнопку внизу страницы.

Перечисление на счёт также можно сделать с любого платежного терминала.

Сохранятся ли традиционные ценности, зависит от той позиции, которую займёт каждый из нас.  

 

Православная литература
Главная >> История >> Смысл жизни

Смысл жизни

Печать
Автор Пивоев В.М,, д.ф.н., профессор   
Пятая глава книги ФИЛОСОФИЯ СМЫСЛА или ТЕЛЕОЛОГИЯ  

Роман Франца Кафки «Процесс» создает мифологизированную модель жизненной ситуации, своеобразную игру в жизнь. Герой просыпается утром в своей комнате, услышав, что кто-то ходит по комнате, роется в его белье. «Кто вы такие, что вам надо?» - «Вы арестованы», - отвечают ему люди в штатском. «А в чем меня обвиняют?» - «Вам лучше знать». Ответ его не удовлетворяет, но герой предпочитает воздерживаться от расспросов. Впрочем, выясняется, что на работу ходить можно, только он замечает, что за ним следят, люди в штатском собирают на него досье. Причем этим занимаются не какие-то спецслужбы, а обычные люди в свободное от работы время. Поняв это, он однажды устраивает скандал в здании суда: «Что это вы занимаетесь какими-то дурацкими играми?!» Но однажды состоялся судебный процесс по его делу, и был вынесен смертный приговор, который он не принял всерьез. Тем не менее спустя несколько дней утром за ним зашли двое в штатском и увели его за город в карьер, где и зарезали кухонным ножом. И в последнюю минуту своей жизни, глядя на окно крайнего дома и поняв, что все серьезно и сейчас его жизнь окончится, он задал себе вопрос: «А ради чего я жил?»

Из-за этого вопроса и написан роман. Автор нам как бы говорит: «Вы все под следствием. Какая-то сила, то ли Господь Бог, то ли совесть, то ли еще кто-то, ведет на вас досье, записывая все поступки, и однажды будет вынесен приговор, все один и тот же. А пока приговор не вынесен, пока не поздно, задумайтесь - ради чего вы живете?»

Основной вопрос философии. Вопрос о смысле жизни относится к числу вечных философских вопросов, который еще до рождества Христова был поставлен в книге Екклезиаста: «все суета сует и томление духа», - какой смысл имеет эта суета, если нет Бога? Эти вопросы мучают и поэта:

Дар напрасный, дар случайный,

Жизнь, зачем ты мне дана?

И зачем судьбою тайной

Ты на казнь обречена?

Кто меня враждебной властью

Из ничтожества воззвал?

Сердце мне наполнил страстью,

Ум сомненьем взволновал?

Цели нет передо мною...

Пусто сердце, празден ум,

И томит меня тоскою

Однозвучный жизни шум...

А. С. Пушкин

Согласно Хайдеггеру, «метафизика - это вопрошание сверх сущего, за его пределы, так, что мы получаем сущее обратно для понимания как таковое и в целом»1. Достоевский устами великого инквизитора говорил: «...Тайна бытия человеческого не в том, чтобы жить, а в том, для чего жить. Без твердого представления себе, для чего ему жить, человек не согласится жить и скорее истребит себя, чем останется жить на земле»2. Аналогичный подход у М. М. Бахтина, утверждавшего: «смыслами я называю о т в е т ы  на вопросы. То, что ни на какой вопрос не отвечает, лишено для нас смысла... представляется нам бессмысленным, изъятым из диалога»3. Вопросы обусловлены нашими интересами и потребностями, а не праздным любопытством. То, что понимают обычно под «праздным любопытством», есть на самом деле ориентировочная, поисковая активность живого организма, обусловленная базисными потребностями выживания и развития в физическом и духовном планах. Смысл - это то значение, которое человек придает осваиваемому предмету, обнаружив или предположив способность удовлетворять с помощью этого предмета какие-то из своих (или общественных) потребностей. Отсюда очевидно, что смысл может быть действительным или мнимым. Действительность смысла проверяется через практику. Значимость предмета для удовлетворения индивидуальных потребностей называют личностным смыслом. Он имеет субъективный характер.

Но смысл вещи может быть обнаружен социальной общностью, и тогда субъект-индивид, усваивая данный смысл, относится к нему как к объективному смыслу, включает в свою систему ценностных смыслов.

Римский философ Сенека писал: «...Мы родились, чтобы жить вместе. И сообщество наше подобно своду, который потому и держится, что камни не дают друг другу упасть. <...> Зима приносит стужу - приходится мерзнуть; лето возвращает тепло - приходится страдать от жары; неустойчивость погоды грозит здоровью - приходится хворать. Где-нибудь встретится нам зверь, где-нибудь - человек, опасней любого зверя. Одно отнимет вода, другое - огонь. Изменить такой порядок вещей мы не в силах, - зато в силах обрести величие духа, достойное мужа добра, и стойко переносить все превратности случая, не споря с природой. <...> Лучше всего перетерпеть то, чего не можешь исправить, и, не ропща, сопутствовать богу, по чьей воле все происходит. <...> Пусть рок найдет нас готовыми и не ведающими лени! Таков великий дух, вручивший себя богу. И, наоборот, ничтожен и лишен благородства тот, кто упирается, кто плохо думает о порядке вещей в мире и хотел бы лучше исправить богов, чем себя»4.

Слово «смысл» у Е. Н. Трубецкого обозначало нечто, обладающее всеобщим и безусловным значением, а не только личным, индивидуальным или субъективным. Вопрос о смысле жизни для него имел аксиологический характер: «Стоит ли жить, обладает ли жизнь положительной ценностью, притом ценностью всеобщей и безусловной, ценностью, обязательной для каждого»5. Он требовал различать «смысл-истину» и «смысл-цель». Отсутствие «смысла-цели» в жизни человека делает ее бессмысленной, пустой, она соотносима с «порочным кругом», с деятельностью, не достигающей никакого результата. Классические символы подобной деятельности можно обнаружить в греческой мифоло-   гии - это царь Иксион, вращающийся в огненном колесе; бочка Данаид, которую никак не наполнить, ибо у нее нет дна; Тантал, пытающийся напиться и поесть плодов, но они ускользают от него; Сизиф, вкатывающий огромный камень на гору, который тут же срывается и катится вниз. Такая деятельность рассматривается как наказание богов за какие-то грехи.

Жизнь задает человеку вопрос: «Каким образом мы можем преодолеть страдание, изоляцию, стыд, порождаемый опытом изолированности; каким образом мы можем найти согласие с самим собой, со своими собратьями, с природой?» На него существует несколько ответов. Фромм предлагает два варианта: или преодолеть изолированность и слиться с чем-либо, аналогичным досознательному состоянию человека, или заново родиться, преодолев собственный эгоизм и достигнув иного уровня гармонии с миром6.

Лев Николаевич Толстой предлагал такое понимание смысла жизни: «Самое короткое выражение смысла жизни такое: мир движется, совершенствуется; задача человека - участвовать в этом движении, подчиняясь и содействуя ему»7.

В. Франкл полагал, что на поиски смысла жизни человека направляет его совесть8. Он обратил внимание на «самотрансценденцию человеческого существования», имеется в виду ориентированность человеческого бытия на «нечто, что не является им самим, на что-то или на кого-то: на смысл, который необходимо осуществить, или на другого человека, к которому мы тянемся с любовью. В служении делу или любви к другому человек осуществляет сам себя»9.

В смысле жизни (как и в любом другом смысле) нужно различать личностный аспект и социальный, «смысл для себя» и «смысл для других». «Смысл для себя» - это то, что я хочу сделать в жизни для удовлетворения своих духовных и материальных потребностей. «Смысл для других» направляет человека на то, чтобы трансцендировать свою сущность в служение обществу, помогать другим, отдавать им себя, реализуя свое бытие. «Осуществляя смысл, человек реализует себя. Осуществляя же смысл, заключенный в страдании, мы реализуем самое человеческое в человеке. Мы обретаем зрелость, мы растем, мы перерастаем самих себя»10.

Смысл жизни, по определению Л. Н. Когана, - это «философская категория, отражающая долговременную, устойчивую, ставшую внутренним убеждением личности, имеющую общественную и личную ценность задачу, реализующуюся в ее социальной деятельности. Эта задача определяется системой общественных отношений, целями и интересами класса (общества) и свободным (в определенных границах) выбором личности»11.

Человек может по-разному осознавать смысл своей жизни. У одних это самые общие абстрактные представления о том, чтобы «приносить пользу обществу», у других есть ясное и четкое представление и понимание конкретных задач, у третьих - детальная проработка жизненных планов, например, разработка лекарства от трудноизлечимой болезни. Коган сравнивает цель жизни со стволом «дерева» жизненных целей, который объединяет и направляет частные и конкретные цели на реализацию общего смысла жизни. Естественно, что возможен отказ от тех целей, которые препятствуют осуществлению жизненной «сверхзадачи»12.

Японский учитель Миямото Мусаси связывал нахождение смысла жизни с четырьмя вариантами жизненного пути:

- «Первый из них - Путь Земледельца. Используя сельскохозяйственные инструменты, человек выращивает злаки и овощи, сообразуясь со сменой времен года.

- Второй Путь - Путь Торговца. Изготовитель вин добывает из ягод и фруктов необходимые ингредиенты и, смешивая их, поддерживает свое существование. Он живет, продавая плоды своего труда и получая выгоду. Таков Путь Торговца.

- Третьим Путем идет благородный воин, несущий свое вооружение. Путь Воина - овладение достоинствами своего оружия. Но если аристократ не любит Стратегию, как он сможет определить пользу, приносимую его клинком? Воин должен обладать развитым вкусом.

- Четвертый Путь - Путь Художника, или Путь Плотника»13.

П. К. Гречко предлагает различать следующие возможные смыслы жизни: гедонистический, должный, аскетический, смиренно-стоичес-кий, категорически-императивный, религиозный, действенно-гуманис-тический14. Но такой анализ не должен уводить от существа, от самого смысла, действительного лишь в целостной аксиологической форме вопроса, который вновь и вновь от библейских времен до наших дней задает человек себе: «Что пользы человеку от всех трудов его, которыми трудится он под солнцем? <...> И оглянулся я на все дела мои, которые сделали руки мои, и на труд, которым трудился я, делая их; и вот все суета и томление духа, и нет от них пользы под солнцем! <...> ...Потому что участь сынов человеческих и участь животных - участь одна; как те умирают, так умирают и эти. <...> ...Все произошло из праха и все возвратится в прах. <...> Живые знают, что умрут, а мертвые ничего не знают, и уже нет им воздаяния, потому что и память о них предана забвению. И любовь их, и ненависть их, и ревность их уже исчезли, и нет им более части вовеки ни в чем, что делается под солнцем. <...> Сладок свет и приятно для глаз видеть солнце. Если человек проживет и много лет, то пусть веселится в продолжение всех их, но пусть помнит о днях темных, которых будет много...»15. Или в такой форме: «Нагим пришел я на землю, нагим сойду под ее покров; зачем же мне напрасно трудиться и страдать, если я ясно вижу перед собой неизбежный конец»? - «Как получил я жизнь? Откуда я? Зачем пришел я на землю? Чтобы опять уйти. Как могу я понять что-нибудь, когда я ничего не знаю? Из ничтожества возник я к жизни: и опять буду тем, чем был. Ничто, огромное ничто - вот вся участь смертных». - «Жизнь ухаживает за нами и откармливает нас для смерти, как стадо свиней на убой»16.

Этому пессимизму отчаяния противостоит стоический пессимизм. Эпикуреец говорил: «Не стремись к счастью; лучше старайся избегать несчастья. Сильная степень счастья всегда соединена с горем; поэтому плыви к тихой и верной гавани и избегай глубоких вод. Избегай разочарований, не питая неосуществимых надежд и не стремись ввысь; а главное - ничем не огорчайся». Стоик говорил: «Единственное истинное благо, которое жизнь может дать человеку, - это полная власть над своим духом; все другие блага обманчивы»17.

Гуманист эпохи Возрождения Марсилио Фичино писал: «История необходима нам не только для услаждения, но и для того, чтобы понять моральный смысл жизни. Посредством изучения истории то, что само по себе смертно, становится бессмертным, то, что отсутствует, становится явным; все древнее омолаживается, и юноша приобретает такую же зрелость, что и старик. Если семидесятилетний старец считается мудрым благодаря его огромному опыту жизни, то как мудр тот, чья жизнь охватывает тысячу или три тысячи лет! Действительно, можно сказать, что человек прожил столько тысячелетий, сколько он охватил посредством своего знания истории»18. Но, как справедливо заметил Риккерт, понятийное познание «убивает» жизнь, логизирует, препарирует ее на отдельные части, которые имеют мало общего с жизнью: «...Мы никогда не должны думать, что понятиями философии мы поймали саму живую жизнь, но, в качестве философов, можем только ставить себе задачу приближаться к жизни настолько, насколько это совместимо с сущностью философствования в понятиях»19, «...если мы хотим истолковать смысл жизни, мы должны знать ценности, лежащие в ее основе... Система философии жизни может быть поэтому построена только на основе  с и с т е м ы      ц е н н о с т е й»20.

Б. Спиноза полагал, что цель жизни человека заключается в познании и следовании велениям разума, которому необходимо подчинять аффекты21. Цель человечества есть развитие в своей среде наибольшего разнообразия. Для этого необходимы свобода и разнообразие положений22. Гегель видел цель жизни человека в освобождении его духа, а Фейербах в качестве цели утверждал счастье23. Французский философ Б. Паскаль заметил: «Пусть всякий исследует свою мысль; окажется, что она занята или прошлым, или будущим. О настоящем мы почти не думаем, а если и думаем, то только ради того, чтобы из него научиться располагать будущим. Настоящее никогда не составляет нашей цели: прошедшее и настоящее - наши средства, а цель - одно будущее. Таким образом, мы никогда не живем, но надеемся жить: а так как всегда рассчитываем на счастье, никогда его не достигаем (если стремимся только к такому, которое может быть уделом этой жизни)»24.

Нередко в литературе не различаются понятия «цель жизни» и «смысл жизни». Так, В. В. Розанов определяет: «Цель человеческой жизни есть удовлетворенность, бескачественная и наибольшая, для наибольшего количества людей, волею этого количества определяемая как в содержании своем, так и в средствах осуществления»25. А русский мыслитель конца XIX - начала XX века профессор Московской духовной академии Михаил Тареев писал: «Под целью жизни разумеется тот конечный результат, которым определяется вся цепь бессознательных явлений жизни и сознательных действий человека. <...> Сознание конечного результата есть идея цели (идея счастья, идея совершенства, идея славы Божией). Это сознание может быть направлено или на самый конечный результат как нечто завершенное и ожидаемое в конце процесса жизни, что дает идеал жизни, или на законы и пути реализации идеала в процессе жизни, что дает понятие цели. Понятие цели есть смысл жизни»26. То есть само осознание целенаправленности жизни придает ей смысл. Но гораздо разумнее слова П. И. Новгородцева: «...С точки зрения практики жизни единственно правильно ставить себе цели конкретные и доступные; но каждое практическое действие лишь тогда приобретает и настоящую жизненную энергию, и моральную цену, когда оно одушевлено нравственным стремлением, обращенным далеко вперед, к вечному идеалу добра»27.

В свете этого смысл жизни правильнее рассматривать как стратегию, отдаленную абстрактную жизненную перспективу, выбранную в начале жизни и впоследствии не пересматриваемую. А цель жизни понимается как тактика, то есть промежуточный этап, или задача, подчиненная стратегической жизненной программе. Тактику жизни нужно регулярно пересматривать. Тактические задачи должны быть трудными, но достижимыми, ибо при выборе слишком трудной задачи можно надорваться и испытать разочарование, пессимизм и неверие в свои собственные силы и возможности. Напротив, слишком легкая цель при ее достижении не дает удовлетворения: что легко досталось - ценится не высоко.

Счастье. С вопросом о смысле жизни тесно связан вопрос о счастье, под которым обычно понимают состояние человека, испытывающего удовлетворение своим бытием, полнотой и осмысленностью жизни. Античная теория эвдемонизма рассматривала счастье как высшую цель человеческой жизни. При этом одни философы (например, гедонисты) понимали счастье как сумму испытанных удовольствий, в таком понимании проявляется ориентация на «обладание» и потребление. Сомнение в правильности такого подхода высказывал Шопенгауэр, подчеркивая, что любое стремление возникает из недостатка, из недовольства своим состоянием, поэтому доставляет некоторое страдание до тех пор, пока оно не удовлетворено; но никакое удовлетворение не может быть продолжительным, становясь исходным пунктом нового стремления28. Другие философы (например, киники и киренаики, а также буддисты), наоборот, полагали, что необходимы борьба с желаниями и страстями, освобождение от них воспринималось как условие приближения к счастью (или к нирване)29. Как заметил В. В. Розанов, «всякое счастье, имея лишь качественные измерения, не заключает в себе каких-либо качеств», разве что «продолжительность и напряженность»30.

Мудрый Рей Бредбери в повести «Вино из одуванчиков» заметил: «Вот поживете с мое, тогда поймете, что мелкие радости куда важнее крупных». А протестантский священник Дитрих Бонхёффер писал: «Едва ли есть чувство, дающее больше радости, чем ощущение, что можешь приносить какую-то пользу людям. При этом главное вовсе не в количестве, а в интенсивности. Ведь в конце концов именно человеческие отношения и есть самое главное в жизни...»31.

Одна из самых обстоятельных книг, рассматривающих проблему счастья с позиций теоретических и практических, исторических и систематических, описательных и нормативных, языковых и психологических, социологических и нравственных, принадлежит польскому философу Владиславу Татаркевичу, который отмечал четыре основных значения слова «счастье»: 1) счастливая судьба; 2) сильная радость; 3) наивысший положительный баланс жизни; 4) удовлетворенность жизнью. Он признавался, что «совершенно точную дефиницию счастья не удается получить. В конечном счете она практически и не нужна. Ибо точно знать о своем или чужом счастье и не нужно: списки счастливых людей не составляются, не ведется статистики счастливых, значит, нет нужды в строгой классификации людей с этой точки зрения, А взаимопонимание между людьми может быть достигнуто и при помощи менее точных понятий»33.

Люди, ориентированные на «бытие», считают важнейшим ориентиром для себя смысл жизни, которому подчиняют цели жизни. Другие же, ориентированные на «обладание», считают главными цели жизни, а смысл жизни второстепенным, о нем они почти не задумываются. Первые стремятся достичь в жизни каких-то общественно важных результатов, помочь людям в решении социальных проблем, занимаются самосовершенствованием, которое рассматривают лишь как средство для достижения жизненных задач. Вторые заботятся главным образом о решении личных проблем, удовлетворении своих потребностей, стремятся к удовольствиям и наслаждениям, получая радость от обладания и потребления. Подобную радость они нередко называют, в духе эвдемонизма, счастьем. Так, западные журналисты часто задают людям, добившимся материального успеха, вопрос: «В чем ваш рецепт счастья?» В. Татаркевич отмечал, что разногласия в трактовке счастья связаны с тем, что счастье зависит не столько от условий жизни, сколько от отношения к ним человека33. Источники счастья он делил на четыре группы: внешние блага, добрые чувства, любимая работа и бескорыстные интересы. Он высказывал разумные советы, направленные на достижение счастья: во-первых, не стремиться к внешним благам; во-вторых, ограничивать свои потребности; в-третьих, избегать удовольствий. Чем меньше люди заботятся о своем счастье, «тем скорее обретают его»34.

Близкое к этому понимание проблемы счастья высказывал швейцарский психолог и психиатр Виктор Франкл: «В норме наслаждение никогда не является целью человеческих стремлений. Оно является и должно оставаться результатом, точнее, побочным эффектом достижения цели. Достижение цели создает причину для счастья. Другими словами, если есть причина для счастья, счастье вытекает из нее автоматически и спонтанно. И поэтому незачем стремиться к счастью, незачем о нем беспокоиться, если у нас есть основания для него.

Более того, стремиться к нему нельзя. В той мере, в какой человек делает счастье предметом своих устремлений, он неизбежно делает его объектом своего внимания. Но тем самым он теряет из виду причины для счастья, и счастье ускользает»35. «Если у человека нет смысла жизни, осуществление которого сделало бы его счастливым, он пытается добиться ощущения счастья в обход осуществлению смысла, в частности с помощью химических препаратов»36.

Те же мысли о счастье, что и Франкл, высказывали В. В. Розанов и Михаил Тареев: «...Счастье убегает от человека по мере его сознательных усилий быть счастливым... <...> Если бы счастье разумного существа было целью природы, то в нем разум был бы излишен, так как эта цель гораздо вернее достигалась бы путем инстинкта»37.

Итак, счастье не может быть целью человеческой деятельности и смыслом жизни, в качестве таковых должны быть избраны другие цели.  В понимании счастья следует выделить следующие основания, или условия:

1) счастье нельзя делать целью и смыслом жизни; как заметил В. Франкл, «счастье есть побочный эффект от реализации смысла жизни», лишь добиваясь успеха по мере реализации смысла жизни, можно испытывать счастье;

2) счастье - это взаимопонимание с близким человеком, с единомышленниками, с людьми, которых любишь и с которыми вместе делаешь важное общее дело, которые включены в смысл жизни, являются его условиями и соучастниками, помогающими реализовать программу смысла жизни;

3) счастливым можно быть лишь сейчас, но не вчера или завтра, если же человек думает с сожалением о вчерашних упущенных возможностях и с тревогой о завтрашних возможных неприятностях, то счастье он обязательно упустит;

4) счастье - это гармоничная, полноценная жизнь, полнота самореализации, для чего при выстраивании смысложизненной программы нужно включить в нее все важнейшие параметры: любовь, семью, духовное и материальное творчество, служение Богу и людям, общественное признание, бескорыстную самоотдачу в отношениях с людьми и миром;

5) условие счастья - духовное самосовершенствование и достижение «второго духовного рождения»;

6) счастье связано с пониманием бытия как самореализации через самоотдачу, когда человек отдает себя людям, помогает им, облегчает их страдания или создает то, что дает им радость и надежду;

7) достижение единства с Богом.

Эрих Фромм, анализируя структуру целей жизни современного человека, указывает на следующие: «...Достаток, индивидуализм и предприимчивость, но на деле у него нет цели. Спросите его, ради чего он живет, какова цель всех его страданий, - и он придет в затруднение. Одни могут сказать, что живут ради семьи, другие - чтобы получать удовольствие или чтобы делать деньги, но на самом деле никто не знает другой цели, кроме желания избежать опасности и одиночества»38. Одной из важных жизненных целей человека считается благополучие. По определению Фромма, «благополучие является состоянием, когда достигается полное развитие разума не как исключительно рассудочного суждения, а как постижения истины в том смысле, чтобы "предоставить вещам быть" (используя хайдеггеровский термин) такими, какими они есть на самом деле. Благополучие возможно только в той мере, в какой человек преодолевает свой нарциссизм, в той мере, в какой он открыт, отзывчив, восприимчив, пробужден, пуст (в "дзэнском" смысле). Благополучие означает полноту эмоционального отношения к человеку и природе, преодоление изолированности и отчуждения, достижение чувства единства со всем, что существует, и в то же самое время - переживание самого себя в качестве отдельной сущности, неделимого... Я»39.

У Достоевского есть интересное предположение: «Человек - существо легкомысленное и неблаговидное и, может быть, подобно шахматному игроку, любит один процесс достижения цели, а не самую цель. И кто знает (поручиться нельзя), может быть, что и вся-то цель на земле, к которой человек стремится, только и заключается в одной этой беспрерывности процесса достижения, иначе сказать - "в самой жизни, а не собственно в цели"».

Нахождение смысла формирует интерес к жизни, волю, радость, целеустремленность, ощущение полноты жизни.

Немецкий мистик Мейстер Экхарт выделял шесть ступеней реализации смысла жизни:

«На первой стадии внутренний или новый человек, говорит Св. Августин, идет по стопам добропорядочных, набожных родителей. Он все еще ребенок у материнской груди.

На второй стадии он больше не следует слепо примеру даже хороших людей. Он пребывает в странном поиске здравого наставления, благочестивого совета, священной мудрости. Он отворачивается от человека и обращается лицом к Богу: оторвавшись от материнской груди, он улыбается божественному Отцу.

На третьей стадии он все больше отдаляется от своей матери, все дальше уходит от ее груди. Он избегает опеки, отбрасывает страх. Несмотря на то, что он мог бы со всяким безнаказанно обращаться грубо и несправедливо, он не нашел бы в этом удовлетворения, ибо, делая добро, в своей любви к Богу, он так сильно поглощен им, так проникнут им (Бог создал его столь непоколебимым в радости, в святости и любви), что все иное и чуждое Богу кажется ему недостойным и отвратительным.

На четвертой стадии он все больше растет и утверждается в любви, в Боге. Он всегда готов приветствовать всякую борьбу, всякое испытание, бедствие или страдание и делает это охотно, радостно, с готовностью.

На пятой стадии он пребывает в мире, наслаждаясь полнотой высшей невыразимой мудрости.

На шестой стадии он рождается заново и преображается божественной вечной природой. Он пришел к полному совершенству и, в забвении непостоянных вещей и временной жизни, входит в образ Божий и становится сыном Бога. Следующей и более высокой стадии не существует. Это вечный покой и блаженство. Целью внутреннего и нового человека является вечная жизнь»40.

Некоторые философы полагали высшим благом и целью человеческой жизни совершенствование человеческой природы (О. Кон, Э. Ренан, Ф. Ницше, Л. Н. Толстой). Вспоминая о своей утрате религиозной веры в молодости, Л. Н. Толстой в «Исповеди» рассказывал: «...Единственная истинная вера моя в то время была вера в совершенствование. Но в чем было совершенствование и какая была цель его, я бы не мог сказать. Я старался совершенствовать себя умственно, - учился всему, чему мог и на что наталкивала меня жизнь; я старался совершенствовать свою волю - составлял себе правила, которым старался следовать; совершенствовал себя физически, всякими упражнениями изощряя силу и ловкость и всякими лишениями приучая себя к выносливости и терпению. И все это я считал совершенствованием. Началом всего было, разумеется, нравственное совершенствование, но скоро оно подменилось совершенствованием вообще, т. е. желанием быть лучше не перед самим собою или перед богом, а желанием быть лучше перед другими людьми. И очень скоро это стремление быть лучше перед людьми подменилось желанием быть сильнее других людей, т. е. славнее, важнее, богаче других»41. В основе этой «веры» была идея прогресса.

Или можно привести в качестве примеров художественные воплощения этой идеи в романе Фламмариона «В небесах» или повести Ричарда Баха «Чайка по имени Джонатан Ливингстон». Однако, по справедливому суждению М. Тареева, при рассмотрении истории человечества невозможно обнаружить, чтобы человек стал сильнее, умнее или совершеннее. Н. О. Лосский замечал, что «все существа стремятся к абсолютной полноте бытия». К этой цели могут быть избраны два пути: первый путь любви и подчинения богу и через него обретение полноты бытия; второй - попытка самому стать богом и достичь полноты бытия через подчинение себе мира. Это путь Сатаны, дьявольской гордыни42.

В. С. Соловьев акцентировал внимание на этической стороне: «Нравственный смысл жизни первоначально определяется самим добром, доступным нам внутренно через нашу совесть и разум, поскольку эти внутренние формы добра освобождены нравственным подвигом от рабства страстям и от ограниченности личного и коллективного себялюбия»43.

Любовь. Многие авторы рассматривают в качестве источника счастья и смысла жизни любовь44. Или, например, в ходе сеанса ЛСД-терапии пациентка пережила мистические переживания и ясно поняла, что «суть жизни есть любовь»45. На этом же настаивал Л. Н. Толстой, а С. Л. Франк говорил даже о религии любви46.

И. А. Ильин полагал, что без любви прожить человеку невозможно, потому что, во-первых, жизнь обрушивает на человека слишком много факторов, из которых надо выбирать, ограничивая себя, и любовь есть «главная выбирающая сила в жизни». Если же человек не научиться ограничивать и выбирать, то растратит себя и погибнет «во всесмешении». Надо отказываться от многого ради самого важного, и осуществлять выбор помогает воля, «воля без любви пуста, черства, жестка, насильственна и, главное, безразлична к добру и злу. Она быстро превратит жизнь в каторжную дисциплину под командой порочных людей». Во-вторых, любовь есть «главная творческая сила человека», «культура без любви есть мертвое, обреченное и безнадежное дело. И все великое и гениальное, что было создано человеком, - было создано из созерцающего и поющего сердца»47. В-третьих, самое главное и драгоценное в жизни человека открывается только любящему сердцу. «Только созерцающая любовь открывает нам чужую душу для верного, проникновенного общения, для взаимного понимания, для дружбы, для брака, для воспитания детей. Все это недоступно бессердечным людям. Только созерцающая любовь открывает человеку его родину, т. е. его духовную связь с родным народом, его национальную принадлежность, его душевное и духовное лоно на земле. Иметь родину есть счастье, а иметь ее можно только любовью. Не случайно, что люди ненависти, современные революционеры, оказываются интернационалистами: мертвые в любви, они лишены и родины. Только созерцающая любовь открывает человеку доступ к религиозности и к Богу»48.

С самого начала человеческой жизни любовь играет важную роль. Без любви родителей к ребенку он может вырасти бездушным и жестоким. Во взаимоотношениях матери и ребенка выделяют следующие аспекты:

- телесный контакт (ребенку необходим контакт с матерью, ему нужно, чтобы она его ласкала, гладила, обнимала; у него возникает чувство спокойствия и безопасности, если он ощущает ее тепло и биение любящего сердца);

- эмоциональная привязанность (интенсивные эмоции связывают мать и ребенка, маленькие дети с трудом расстаются с матерью даже на короткое время, не соглашаются оставаться в детских яслях, когда мать должна уходить на работу);

- эмоциональная доступность и отзывчивость (малыш должен быть уверен, что мать всегда готова откликнуться на его просьбы, оказать ему бескорыстную помощь и поддержку).

Материнская любовь становится образцом, по которому человек учится другим видам любви, учится любить других. По мере расширения его социального опыта формируется любовь к другим родственникам, старшим товарищам, учителю, природе, популярному киноактеру и модному певцу, к славе, успеху, родине.

Как отмечал Э. Фромм, братская любовь есть любовь равных, материнская любовь - это любовь неравная, бескорыстная любовь к слабому и беспомощному ребенку, который взамен отдает лишь улыбку радости и счастья, ибо мать рассматривает ребенка как часть себя. Правда, иногда впоследствии матери могут уже выросшего «ребенка» считать «своей собственностью» и предполагают на основании своей любви, что имеют право распоряжаться им по своему усмотрению, не признавая за ним возможности принимать решения, идущие вразрез с желаниями матери.

В отличие от братской и материнской любви, эротическая любовь есть «страстное желание полного слияния, соединения с одним человеком»49. Любовь эротическая в некотором отношении эгоистична, ибо в ней есть жажда обладания, сексуального удовлетворения и наслаждения. Более бескорыстна любовь романтическая (платоническая). Находясь в состоянии влюбленности, молодые люди одевают себе на глаза «розовые очки» и не замечают недостатков друг друга. Э. Фромм подчеркивал, что любовь есть «установка, ориентация характера личности», направленная не на конкретный объект, а на весь мир50. «...Любить - значит прежде всего давать, а не получать», а также «заботиться, нести ответственность, уважать и знать»51.

Аврелий Августин выделял три вида любви: любовь к Богу, любовь к ближнему и любовь Бога к человеку. Однако надо любить и себя; при этом подчеркнем, что эгоизм и любовь к себе - не одно и то же. Философ-мистик Мейстер Экхарт писал: «Если ты любишь себя, ты любишь всякого другого так же, как себя. Пока ты любишь другого меньше, чем себя, тебе не удастся любить себя по-настоящему; но если ты любишь всех равно, и себя тоже, то ты будешь любить их как одного, и этот один есть и Бог, и человек. Итак, велик и праведен тот, кто, любя себя, любит также и всех других»52.

Питирим Сорокин в книге «Пути и сила любви: типы, факторы и техника морального преобразования» (1954) определял любовь как «жизнедательную силу» и утверждал, что альтруисты живут дольше, чем эгоисты. Он также назвал любовь «наивозвышеннейшей формой свободы», так как любовь не терпит насилия.

Он выделил и проанализировал семь аспектов любви: религиозный, этический, онтологический, физический, биологический, психологический и социальный; а также пять ее «измерений»: интенсивность, экстенсивность, продолжительность, чистота и адекватность. Некоторые исследователи обнаруживают в чувстве любви переживание мифологического и космического единства с миром.

Любовь дает надежду на реализацию важнейших смыслов жизни человека, а надежда является замечательным мифологическим ценностным феноменом, она прикрывает «розовой занавеской» ту пропасть, которая находится за краем жизни. Надежда составляет существо всякой мифологии и опирается на фундаментальную потребность в иллюзиях, которая с древнейших времен является одной из базисных для ценностной картины мира человека.

Смысл жизни обладает мифологическим характером в том плане, что не имеет абсолютного значения за пределами какой-то религиозной или мифологической системы. Каждая из них предлагает свой абсолютный смысл, который принимается в качестве такового человеком, принадлежащим к той или иной конфессии.

По словам В. Н. Несмелова, «кто видит свое назначение только в осуществлении общего блага людей, тот несомненно имеет очень высокую ценность, но только ценность эта есть чисто торговая ценность вещи, за которую кем-нибудь, хотя бы даже и целым человечеством покупается себе некоторое благо жизни. Кто видит свое назначение в развитии себя самого по идеалу человечности, тот имеет несомненную ценность в себе самом, но только ценность эта может быть ценностью простого самообольщения, если только она вместе с человеком погибает во мраке могилы. Кто видит свое назначение в бесконечном осуществлении вечной для него цели, тот может иметь и вечную ценность по содержанию той цели, какая осуществляется им. Но только - где же найти эту вечную цель в пределах времени, и как можно бесконечно осуществлять ее в конечной жизни? Подумай об этом, человек, и если только серьезно ты будешь думать об этом, ты будешь на пути к христианству»53.

Итак, смысл жизни - это содержательно-ценностная ориентация человека в его самоопределении, самоутверждении и самореализации, это стратегическая жизненная перспектива, реализующая его понимание подлинного существования и бытия. Потребность в смысле жизни относится к числу основных онтологических потребностей человека. Для того чтобы жить полнокровной жизнью, то есть быть, человек должен иметь программу своей жизни, должен быть вдохновлен надеждой на реализацию этой великой программы, именно это дает ему волю к жизни, именно это делает его вполне человеком. Можно выделить следующие смыслообразующие доминанты:

1) творчество и созидание (труд);

2) духовная деятельность и религия;

3) деятельность на благо общества;

4) любовь, семья и воспитание детей;

5) руководство и подчинение;

6) потребление и удовольствия;

7) увлечения и хобби.

Можно указать на следующие, наиболее типичные смыслы жизни человека:

- альтруистический;

- творческий;

- семейный;

- духовно-гедонистический;

- материально-гедонистический;

- престижный;

- теологический;

- авторитарно-конформистский.

При этом важно подчеркнуть, что человек может выбрать любой из названных смыслов жизни и реализовать себя в этом плане, но лучше, чтобы это был не один, а несколько смыслов, соединенных в какой-то ценностной иерархии, в идеале смысл жизни должен включать в себя все эти аспекты, а не один-два. Лишь при включении всех этих аспектов в смысл жизни можно говорить о полноте самовыражения и самореализации, что является четвертым важным условием счастья.

Как строить жизненную программу? При построении жизненной программы молодому человеку (а формирование жизненной программы происходит в возрасте 14-16 лет) следует уяснить собственную идентичность, то есть выяснить свои возможности, интересы, склонности, ответить на вопросы: «Кто я такой? Что я могу? За что меня могут уважать? В какой сфере я могу добиться успеха? Чего я хочу в жизни добиться?» При этом может помочь тестирование направленности интересов и характера способностей. Здесь необходимо предостеречь от преувеличения значимости тестов IQ Ганса Айзенка, важнейшими критериями коэффициента интеллекта который полагает быстроту и выявление алгоритмов сложных явлений54. При этом никак не объясняется, почему именно эти критерии являются определяющими. Разве во всех жизненных ситуациях быстрота в принятии решений является важнейшим условием? При этом тестируемый не может быть умнее составителя тестов. Тесты эти интересны, но речь не о них, тесты должны помочь молодому человеку выявить направленность способностей, обнаружить, в какой сфере у него есть шансы добиться успеха: в гуманитарных науках, в искусстве, биологии, технике или математике. Наличие способностей является также важным условием реализации жизненной программы в той сфере, которая выбрана.

Надо также уяснить, что при реализации смысла и целей жизни потребуются такие качества, как воля, трудолюбие, опыт, навыки, знания. При этом воля является самым главным условием достижения результатов, без нее все способности не помогут и будут растрачены впустую. Второе важное требование - выработка привычки к систематическому интеллектуальному и физическому труду, чередование которых дает разрядку и отдых.

Молодому человеку, озабоченному составлением жизненной программы, полезно почитать биографии в серии «Жизнь замечательных людей», из которых можно позаимствовать опыт аналогичной деятельности у людей, добившихся успеха в жизни. Неплохо также сравнить свои жизненные ориентиры с предлагаемыми «вредными», ироническими советами «опытного неудачника начинающим».

Как стать неудачником:

1. Стремись к легкому успеху.

2. Не перегружай голову знаниями, ибо дуракам везет.

3. При малейших трудностях бросай начатое, может быть, в другом деле повезет больше.

4. Подбирай себе помощников глупей себя, чтобы на их фоне выглядеть достаточно умным.

5. Делай умный вид, если ничего не понимаешь.

6. Если факты противоречат привычным представлениям, закрой на них глаза.

7. Если нельзя, но очень хочется, то - можно.

8. Критикуй всех и прослывешь умным, все будут тебя уважать и бояться.

9. Побольше обещай - люди жаждут иллюзий, за правду могут побить, а за иллюзии люди готовы платить большие деньги.

10. Забудь о настоящем, думай о вчерашнем дне с сожалением и о завтрашнем дне - с тревогой.

11. Почаще пересматривай стратегию жизни.

Напротив, для человека, желающего найти свой смысл жизни, выстроить полноценную жизненную программу и стать счастливым, можно дать другие советы:

- следует серьезно и ответственно отнестись к выбору смысла жизни, чтобы эту жизненную стратегию больше не пересматривать;

- смысл жизни должен быть найден самостоятельно, добровольно принят без давления и принуждения извне;

- смысл жизни может быть одноплановым, но предпочтительнее  включение в него всех семи параметров смысложизненных перспектив, ибо это дает бóльшие гарантии полноты счастья;

- цели жизни выбирать в соответствии с этой жизненной программой, они должны быть трудными, но достижимыми, соразмерными потенциалу человека и его возможностям;

- после достижения очередной цели жизни, последующие цели жизни надо корректировать с учетом изменяющихся условий и возможностей, такая корректировка должна проводиться не реже, чем раз в семь лет;

- самое главное условие успешности в жизни и гарантия счастья - развитие воли, которая обеспечивает целесообразность, целенаправленность и эффективность жизнедеятельности.

Предыдущая глава

Следующая глава

1 Хайдеггер М. Что такое метафизика? // Новая технократическая волна на Западе. М,, 1986. С. 41.

2 Достоевский Ф. М. Соч.: В 30 т. М., 1976. Т. 14. С. 232.

3 Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. М., 1979. С. 350.

4 Сенека Л. А. Нравственные письма к Луциллию. Кемерово, 1986. С. 324-325.

5 Трубецкой Е. Н. Смысл жизни. М., 1994. С. 7.

6 См.: Фромм Э. Психоанализ и дзэн буддизм // Что такое дзэн? Львов; Киев, 1994.  С. 21.

 7 Толстой Л. Н. Полн. собр. соч. М.; Л., 1928-1958. Т. 18. С. 197.

 8 Франкл В. Человек в поисках смысла. М., 1990. С. 38.

 9 Там же. С. 29.

10 Там же. С. 43.

11 Коган Л. Н. Цель и смысл жизни человека. М., 1984. С. 233.

12 Коган Л. Н. Цель и смысл жизни человека. С. 228.

13 Режим доступа: http://lib.ru/D0/m6m.txt.

14 См.: Гречко П. К. Философия: что? как? зачем? М., 1990. С. 116-130.

15 Екклезиаст. I: 3; II: 11; III: 19-20; IX: 5-6; XI: 7-8.

16 Цит. по: Джемс В. Многообразие религиозного опыта. СПб., 1993. С. 122.

17 Там же. С. 123.

18 Цит. по: Идеи эстетического воспитания: Антология: В 2 т. М., 1973. Т. 1. С. 312.

19 Риккерт Г. Философия жизни. Пг., 1922. С. 155.

20 Риккерт Г. Философия жизни. С. 163, 165.

21 См.: Спиноза Б. Этика // Избр. произв.: В 2 т. М., 1957. Т. 1. С. 612-615.

22 Гумбольдт В. фон. Идеи к опыту, определяющему границы деятельности государства // Гумбольдт В. фон. Язык и философия культуры. М., 1985. С. 30.

23 См.: Фейербах Л. Избр. филос. произв.: В 2 т. М., 1955. Т. 1. С. 622-623.

24 Паскаль Б. Мысли. М., 1994. С. 95.

25 Розанов В. В. Цель человеческой жизни // Смысл жизни: Антология. М., 1994. С. 34.

26 Тареев М. Цель и смысл жизни // Там же. С. 131.

27 Новгородцев П. И. Об общественном идеале. М., 1991. С. 45.

28 Шопенгауэр А. Афоризмы житейской мудрости // Шопенгауэр А. Свобода воли и нравственность. М., 1992. С. 289-294.

29 См.: Категории человеческого существования. Вып. 5. Страдание и счастье: Реф. сб. М., 1992.

30 Розанов В. В. Цель человеческой жизни. С. 29.

31 Бонхёффер Д. Письма // Вопросы философии. 1989. № 10. С. 113.

32 Татаркевич В. О счастье и совершенстве человека. М., 1981. С. 48.

33 Татаркевич В. О счастье и совершенстве человека. С. 59.

34 Там же. С. 30.

35 Франкл В. Человек в поисках смысла. С. 56.

36 Там же. С. 30.

37 Тареев М. Цель и смысл жизни. С. 137.

38 Фромм Э. Психоанализ и дзэн-буддизм. С. 13.

39 Фромм Э. Психоанализ и дзэн-буддизм. С. 25-26.

40 Цит. по кн.: Что такое дзэн? С. 22-23.

41 Толстой Л. Н. Исповедь // Соч.: В 22 т. М., 1983. Т. 16. С. 109.

42 См.: Лосский Н. О. Бог и мировое зло. М., 1994. С. 294.

43 Соловьев В. С. Соч.: В 2 т. М., 1988. Т. 1. С. 96.

44 См.: Василев К. Любовь. М., 1982. С. 377.

45 Гроф С., Хэлифакс Д. Человек перед лицом смерти. М.; Киев, 1996. С. 18.

46 Франк С. Л. Религия любви // Русский эрос, или Философия любви в России. М., 1991. С. 401-414.

47 Ильин И. А. Без любви // Там же. С. 398-399.

48 Ильин И. А. Без любви. С. 399.

49 Фромм Э. Искусство любить // Фромм Э. Душа человека. М., 1992. С. 137.

50 Фромм Э. Искусство любить. С. 134.

51 Там же. С. 122, 124.

52 Цит. по: Там же. С. 143.

53 Несмелов В. Н. Вопрос о смысле жизни в учении новозаветного откровения // Смысл жизни. С. 91-92.

54 См.: Айзенк Г. Новые IQ тесты. М., 2001.


20.05.2010 г.

Наверх
 

Вы можете добавить комментарий к данному материалу, если зарегистрируетесь. Если Вы уже регистрировались на нашем сайте, пожалуйста, авторизуйтесь.


Знаки времени

Последние новости


2010 © Культуролог
Все права защищены
Goon Каталог сайтов Образовательное учреждение