ВХОД ДЛЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ

Поиск

Подпишитесь на обновления

Yandex RSS RSS 2.0

Авторизация

Зарегистрируйтесь, чтобы получать рассылку с новыми публикациями и иметь возможность оставлять комментарии к статьям.






Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация

Опрос

Сравниваем нынешнее российское образование с советским

Сайт Культуролог - культура, символы, смыслы

Вы находитесь на сайте Культуролог, посвященном культуре вообще и современной культуре в частности.


Культуролог предназначен для тех, кому интересны:

теория культуры;
философия культуры;
культурология;
смыслы окружающей нас
реальности.

Культуролог в ЖЖ
 
facebook.jpgКультуролог в Facebook

 
защита от НЛП, контроль безопасности текстов

   Это важно!

Завтра мы будем жить в той культуре, которая создаётся сегодня.

Хотите жить в культуре традиционных ценностей? Поддержите наш сайт, защищающий эту культуру.

Наш счет
Яндекс.Деньги 41001508409863


Если у Вас есть счет Яндекс.Деньги,  просто нажмите на кнопку внизу страницы.

Перечисление на счёт также можно сделать с любого платежного терминала.

Сохранятся ли традиционные ценности, зависит от той позиции, которую займёт каждый из нас.  

 

Православная литература

Смысл смерти

Печать
Автор Пивоев В.М., д.ф.н., профессор   
Седьмая глава книги ФИЛОСОФИЯ СМЫСЛА или ТЕЛЕОЛОГИЯ  

С вопросом о смысле жизни тесно связан вопрос о смысле смерти. По словам Сократа: «...Истинные философы много думают о смерти»1. Японский учитель Миямото Мусаси в «Книге Пяти Колец» наставлял самураев: «Под Путем Воина понимается смерть. Он означает стремление к гибели всегда, когда есть выбор между жизнью и смертью. И ничего более. Это значит прозревать вещи зная на что идешь. Фраза: "Если умираешь, а твои намерения не поняты, то умираешь напрасно", - отвратительна. В ней нет решимости следовать однажды принятому Пути перед лицом выбора. Каждый, кто заботится прежде всего о себе, теоретизирует, имея в голове одно желание - выжить. Но мысль о том, что смерть в неудаче - напрасная смерть, абсурдна сама по себе. В смерти нет стыда. Смерть - самое важное обстоятельство в жизни воина. Если ты живешь, свыкнувшись с мыслью о возможной гибели и решившись на нее, если думаешь о себе как о мертвом, слившись с идеей Пути Воина, то будь уверен, что сумеешь пройти по жизни так, что любая неудача станет невозможной, и ты исполнишь свои обязанности как должно»2.

Как ни парадоксально, однако именно конечность жизни придает ей смысл, ибо бесконечность сделала бы ее бессмысленной. Л. Н. Толстой в «Исповеди» рассказывал, как в пятьдесят лет он почувствовал отвращение к жизни и позыв воли к смерти. Источником этого состояния был неразрешимый вопрос: «есть ли в моей жизни такой смысл, который не уничтожался бы неизбежной, предстоящей мне смертью?» На этот вопрос другими мыслителями предлагались различные ответы: «Первый выход, есть выход неведения. Он состоит в том, чтобы не знать, не понимать того, что жизнь есть зло и бессмыслица. Люди этого разряда - большею частью женщины или очень молодые или очень тупые лю-    ди - еще не поняли того вопроса жизни, который представился Шопенгауэру, Соломону, Будде. Они не видят ни дракона, ожидающего их, ни мышей, подтачивающих кусты, за которые они держатся и лижут капли меда. Но они лижут эти капли меда только до времени: что-нибудь обратит их внимание на дракона и мышей, и - конец их лизанию. От них мне нечему научиться, - нельзя перестать знать того, что знаешь. Второй выход - это выход эпикурейства. Он состоит в том, чтобы, зная безнадежность жизни, пользоваться покамест теми благами, какие есть... <...> Третий выход есть выход силы и энергии. Он состоит в том, чтобы, поняв, что жизнь есть зло и бессмыслица, уничтожить ее... <...> Четвертый выход есть выход слабости. Он состоит в том, чтобы, понимая зло и бессмыслие жизни, продолжать тянуть ее, зная вперед, что ничего из нее выйти не может»3. Единственным разумным выходом из этих противоречий Толстому казалось самоубийство, но поиски его продолжались, и он скоро понял, что «искание Бога» и есть смысл жизни.

В психоанализе проблема смысла жизни рассматривается с учетом теории двух инстинктов: Эроса (влечения к жизни) и Танатоса (влечения к смерти). Целью влечения к жизни являются сохранение, поддержание и развертывание жизни во всех различных формах и аспектах. Влечение к смерти проявляется в различных формах деструктивности и агрессивности. Наука о смерти называется танатологией.

Особенности русской танатологии хорошо показал К. Г. Исупов4. Ассоциация танатологов Санкт-Петербурга выпускает периодический сборник статей «Фигуры Танатоса» под редакцией А. В. Демичева и М. С. Уварова5.

Танатология. Под смертью понимают конец жизни организма (размножающегося половым путем), после которого тело некоторое время продолжает существовать и распадается, подчиняясь энтропийным законам. Возникновение смерти, как трактуют различные мифологии, связано с проступком человека, нарушением некоторой изначальной гармонии. Человек, разрушающий эту гармонию, совершает греховный поступок, за который наказывается смертью. В некоторых мифах о возникновении смерти греха человека нет, преобладает мотив искаженного известия, причем искажение происходит по не зависящим от человека причинам. Фрезер полагал, что в Ветхом Завете явственны следы переработки этого сюжета иудейскими авторами.

Очевидно, что если понимать смерть как полное и безвозвратное уничтожение человека, то это неизбежно обессмысливает всю его жизнь. Вопрос о смысле жизни становится абсурдным, тогда возможен вопрос только о смысле смерти: ради чего имеет смысл умирать?

Итак, истоки потребности в смысле жизни связаны с переживанием страха перед неизбежной смертью и страха перед неизвестным будущим. Ожидание этого неизвестного, полного неведомых опасностей будущего порождает тревогу такого рода, какая свойственна многим людям, особенно в ситуациях, когда разрушается привычный распорядок жизни, приходится переходить на новое место работы, переезжать на новое место жительства в другой город, в другую страну. Но бывает, как отмечал польский психиатр Антоний Кемпийский, невротическая тревога, связанная с крушением жизненных планов человека6. От неопределенной тревоги человек защищается верой в установленный распорядок и устойчивость своей жизни, в незыблемость и узаконенный социальный правопорядок в обществе. От невротической тревоги надежным гарантом является построение, осознание смысла жизни, включающего систему целей, обеспечивающих полноту самореализации потенций человека, гарантирующих гармонию его существования в мире.

Отношение к смерти в разные времена и у разных народов было неодинаковым. П. А. Флоренский выделял три «чина» смерти:

- низкий, животный - «поверхностная физиологическая смерть, нередко мало сознаваемая»;

- обычная, сопровождаемая «узрением смерти», явлением Ангела смерти;

- высший, духовный - успение, «преставление» в духовный мир без узрения смерти, по слову Спасителя: «Верующий в Мя не узрит смерти вовеки»7.

Историк Филипп Арьес выделяет пять этапов в изменении представлений о смерти в европейской культуре. Первый этап он обозначает формулой «прирученной смерти». Это отношение к смерти сформировалось в раннем средневековье, когда смерть не воспринималась как трагедия и индивидуальный акт. В то время на Западе еще не было распространено представление, что умершего ожидают суд и наказание за грехи; умерший, как полагали, просто «засыпал» до «второго пришествия Христа». Смерть полагалась подобной сну.

Второй этап, наступивший с XII века, называется «смерть своя». С этого времени ведущую роль играет открытие индивидуальной ответственности человека за его грехи. Если в предшествующие годы не было принято указывать имя умершего на могильном камне, то теперь появляются эпитафии, как это уже было в античности. Возникает представление о суде над умершим после его смерти, поэтому получил распространение обычай заказывать мессу за упокой души усопшего, чтобы облегчить его участь на этом суде.

Третий этап Арьес называет «смерть далекая и близкая» в связи с разрушением в эпоху Просвещения традиционных представлений о ценностях, культурные нормы перестают рассматриваться как священные, поэтому в поведение людей врывается стихийность. Арьес полагает, что маркиз де Сад хорошо выразил в своих книгах это переживание.

Четвертый этап определяется «смерть твоя», и он отражает ослабление веры в суд после смерти, отношение к смерти меняется. Смерть своя воспринимается как преддверие встречи с теми, кто ушел раньше, но более трагично воспринимается смерть близкого человека, как расставание навсегда.

В ХХ веке складывается пятая форма отношения к смерти - «смерть перевернутая». Ее начинают бояться, о ней не принято говорить, процедура похорон упрощается и сокращается, поручается специальным конторам, которые поставили это дело на конвейер. Покойника принаряжают и с помощью косметики представляют молодым, красивым и счастливым в преддверии Рая на небесах8.

Смерть является одним из необычайно интересных феноменов культуры. Неокантианец А. Введенский утверждал, что невозможно говорить о каком бы то ни было смысле жизни вне связи с личным бессмертием9. С ним вполне солидарен М. Тареев, который в вере в победу над смертью и воскресение для вечного блаженства в царстве небесном видел смысл жизни человека10. А цель жизни, по мысли Тареева, - в утверждении этой веры в земной жизни, в превращении ее в действительную «радость о Св. Духе». «Смерть ставит перед нами вопрос о самом главном, об основах нашего земного существования, о личной жизни в целом. Смерть есть та сила, которая обрывает поток повседневных обстоятельств и впечатлений и выводит человека из него, она задает ему вопросы: "ради чего ты живешь? верен ли твой выбор, или ты до сих пор даже не удосужился выбрать что-нибудь? стоит ли жить тем, чем ты живешь, и верить в то, во что ты веришь? если стоит, то за это стоит бороться и умереть! Ибо то, что не стоит смерти, то не стоит ни жизни, ни веры!.."»11.

О. М. Фрейденберг заметила, что мы не знаем мифов об умирающих и воскресающих женщинах, а только о мужчинах. «У женщин ‘воскресенье' заменено метафорой ‘родов' и ‘рождений'. Рождая, женщина рождается. Ее лоно - земля, могила, сосуд, яма»12.

Очень интересны размышления о смерти П. Я. Чаадаева: «Вы часто слыхали, что сон есть образ смерти; мне кажется, что сон есть настоящая смерть, а то, что смертью называют, кто знает? - Может быть, оно-то и есть жизнь? - Мое я прерывается сном, смертью - нет: иначе было бы ничтожество. Из гроба не просыпаемся; ото сна встаем, и входим опять в наше я. - Но скажите мне, живем ли мы, когда ни на минуту не чувствуем своей смерти?

Дело в том, что истинная смерть находится в самой жизни. Половину жизни мы мертвы, мертвы совсем, не гиперболически, не воображаемо, но действительно, истинно мертвы... Жизнь убегает от нас повсеминутно, часто к нам возвращается, но никак нельзя сказать, что мы жили не переставая. Жизнь разумная прерывается всякий раз, как исчезает сознание жизни. Чем больше таких минут, тем меньше разумной жизни, а если они совсем не возвращаются, вот и смерть. - Чтобы умереть таким образом, не нужно прекращать жизни, другой же смерти нет. Смерть в самой жизни, вот все, что называют смертью»13.

На понимание проблемы смысла жизни оказывают влияние исследования Раймондом Моуди состояний и переживаний человека во время клинической смерти14 и Станиславом Грофом измененных состояний сознания. В ходе одного из сеансов пациентка Грофа переживала эпизоды своего детства и отождествилась с сознанием себя-девочки и одновременно умирающего отца. Вместе с сознанием отца она пережила его смерть. Вот как она описывает последующее переживание: «Когда мы пересекли порог жизни и смерти, я оказалась в сверхъестественном страшном мире. Он был наполнен флюоресцирующим эфиром странной мрачной природы. Не было способа узнать, было ли это пространство конечным или бесконечным. Бесчисленные души умерших человеческих существ пребывали во взвешенном состоянии в светящемся эфире; в атмосфере особого бедственного положения и лихорадочного возбуждения они направляли мне бессловесные просьбы по каким-то неидентифицируемым экстрасенсорным каналам. Они выглядели необычайно требовательными, казалось, они чего-то хотят от меня. В целом атмосфера напоминала описание подземного мира, о котором я читала у древних греков. Но объективность и реальность ситуации лежали выше всякого воображения - они пробуждали состояние совершеннейшего и в высшей степени метафизического ужаса, которое я не могу начать описывать»15. Одни отнесутся к этому рассказу скептически, коль скоро перепроверить эти переживания нельзя, другие - с доверием, ибо это не противоречит религиозным представлениям о загробном мире, ожидающем человека после смерти. Подобного рода инструкцией для души умершего является «Тибетская книга мертвых», переводы которой были недавно опубликованы16.

В конце ХХ века медицина столкнулась с серьезными философскими проблемами в связи со смертью: когда наступает смерть? после остановки сердца и прекращения дыхания? или после отмирания и распада нервных клеток мозга? возможна ли эвтаназия, умерщвление врачами человека по его просьбе в связи с неизлечимыми болезнями?

Естественная смерть бывает достаточно редко. Вот как описывают такую смерть: «Достигнув глубочайшей старости и сохранив еще последние отблески угасающей мысли, старик чувствует, как слабеет со дня на день; члены его перестают покоряться слабеющей воле; кожа становится бесчувственной, сухой и холодной; конечности теряют всякую теплоту; лицо худеет, глаза впадают и зрение мутится; слова застывают на разверстых губах; жизнь покидает старика, начиная с поверхности к центру; дыхание затрудняется и, наконец, сердце перестает биться. Старик потихоньку угасает, точно засыпает своим последним сном. Вот какова естественная смерть в строгом смысле слова»17. Чаще смерть происходит из-за болезней, которые наносят организму ущерб, не совместимый с жизнью. Много вреда старому организму наносят вредные привычки и излишества, злоупотребление которыми сокращает жизнь. Известно, что никотин и особенно алкоголь сильно старят организм. Есть немало свидетельств, что люди духовно и интеллектуально развитые живут дольше.

Если человек умирает от неизлечимой болезни, то осознание надвигающейся и неотвратимой смерти вызывает острые ощущения страха и страдания, ужаса и одиночества. В этом плане большой интерес представляют опыты, проводимые учеными в американских хосписах, по использованию препаратов ЛСД для перестройки отношения к смерти. Одним из первых об этих возможностях ЛСД писал Олдос Хаксли, наблюдавший за агонией своей жены и пытавшийся облегчить ее страдания. Затем в 1960 годы Эрик Каст из Чикагской медицинской школы стал систематически заниматься исследованием этого препарата. Позднее ведущим центром стал научно-исследовательский отдел Балтиморской больницы «Спринг Гроув» штата Мэриленд.

Вот как описывает испытуемая свои переживания: «Я находилась в безграничном, лишенном времени мире, там не было ни атмосферы, ни красок, ни образов, но, возможно, был свет. Внезапно я осознала, что являюсь мигом времени, созданным теми, кто жил до меня, и сама я, в свой черед, - создатель других. Это был мой миг; моя основная задача была выполнена. Будучи рождена, я придала смысл существованию родителей»18. Больные после сеанса ЛСД-терапии меняли отношение к смерти, потому что в процессе умирания пугает неизвестность того, что ждет человека после жизни. Но если он «совершит экскурсию» в иной мир, то страх смерти проходит, тем более что этот иной мир, увиденный в ходе сеанса, производит очень благоприятное впечатление. И тогда он начинает успокаивать своих близких: «Не тревожьтесь за меня, все будет хорошо».

Карлис Осис собрал огромный материал (35 540 описаний) процесса кончины людей, опубликованный в 1961 году. Он обнаружил, что «около десяти процентов умирающих, видимо, были в сознании за час до смерти. Удивительно, но, согласно сообщениям врачей и медсестер, пациенты испытывали в основном отнюдь не страх. Указывалось, что чаще наблюдались ощущения дискомфорта, боли и даже безразличия. Было установлено, что примерно у одного из двадцати больных присутствовали признаки душевного подъема. Неожиданным стало сделанное в рамках данного исследования открытие, что нередко имеют место видения преимущественно с нечеловеческим содержанием. Они встречались приблизительно в десять раз чаще, чем у аналогичной группы здоровых людей. Некоторые из видений более или менее соответствовали традиционным религиозным концепциям и представляли небеса, рай или Вечный Град; другие носили черты их мирских образов невыразимой красоты, вроде пейзажей с великолепной растительностью и экзотическими птицами. Согласно авторам, для большинства переживаний были характерны яркие цвета, и они весьма походили на психоделические переживания, вызываемые мескалином или ЛСД. Реже наблюдались ужасающие видения чертей или ада либо иные, тоже пугающие, например, погребение живьем»19.

Карл Густав Юнг во время сердечного приступа переживал следующие видения: «Мне казалось, что я находился в космическом пространстве. Далеко внизу я видел земной шар, качающийся в восхитительно голубом свете. Я различал синюю морскую поверхность и континенты. Далеко под моими ногами лежал Цейлон, а на некотором расстоянии впереди находился Индийский субконтинент. Поле зрения охватывало не всю Землю, но ее шарообразность была ясно различима, и контуры светились серебристым мерцанием, пробивавшимся сквозь прекрасный голубой свет. Во многих  местах земной  шар казался расцвеченным или покрытым темно-зелеными пятнами, наподобие окислившегося серебра. Далеко слева виднелось широкое пространство - красновато-желтая Аравийская пустыня; это выглядело так, словно серебро земли приняло там красновато-золотой оттенок. Далее располагалось Красное море, а еще дальше, как бы в верхней левой части карты, я едва мог различить кусок Средиземного моря. Мой взгляд был направлен в основном туда. Все прочее казалось нечетким. Я мог также видеть покрытые снегом Гималаи, но в том направлении было облачно или подернуто дымкой. Направо я вообще не глядел. Я знал, что нахожусь на грани ухода с Земли.

Позже я установил, на какой высоте следует находиться, чтобы обозревать такую картину: приблизительно тысяча миль! Вид Земли с такой высоты был самой величественной картиной, которую я когда-либо видел.

После созерцания ее в течение некоторого времени, я развернулся. До этого я был повернут спиной к Индийскому океану и лицом к северу. Затем, судя по всему, я повернулся к югу. Нечто новое попало в поле моего зрения. На некотором расстоянии я увидел висящий в пространстве огромный темный каменный блок, подобный метеориту. Он был размером почти с мой дом или даже больше. Он парил в пространстве, как и я сам.

Ранее я уже встречал подобные камни на побережье Бенгальского залива. Это - куски коричневатого гранита, и в некоторых из них вырублены храмы. Мой камень был одним таким гигантским темным блоком. Вход вел в небольшой вестибюль. Направо от входа на каменной скамье в  позе Лотоса молча сидел черный индус. На нем была белая мантия, и я знал, что он ждал меня. К вестибюлю вели две ступени и внутри налево были врата в храм. Бесчисленные крошечные ниши, в каждой из которых выдолблена впадина, напоминающая блюдце и заполненная кокосовым маслом с плавающим в нем маленьким горящим фитилем, озаряли дверь кольцом сияющих языков пламени. Я действительно когда-то видел такое во время посещения Храма Священного Зуба в Канди на Цейлоне, врата были окружены несколькими рядами горящих масляных светильников подобного типа.

Когда я подошел к ступеням, ведущим ко входу в камень, произошло нечто странное: я ощутил, как все стало сползать с меня - все, к чему стремился, чего желал, о чем думал, вся фантасмагория земного существования была с меня снята, - весьма болезненный процесс... Однако кое-что осталось. Я теперь как бы нес с собой все, что когда-либо пережил или совершил, все, что в прошлом произошло вокруг меня. Я мог бы также сказать: все это было со мной, и я был им или, так сказать, состоял из всего этого. Я состоял из собственной истории и твердо чувствовал: это то, чем я являюсь. "Я есмь сей узел всего, что произошло и было совершено"»20.

Моей маме за неделю до ее смерти приснился сон, что она упала с кровати на холодный каменный пол и не могла подняться. Она стала звать на помощь, но никто не откликался, не слышал ее призывов. Наконец, пришла какая-то женщина в белой одежде, подняла ее и положила на белую простыню.

Элизабет Кюблер-Росс, профессор Чикагского университета, в своей книге «О смерти и умирании» выделяет пять стадий подготовки к смерти: отторжения и изоляции, гнева, попыток что-то выторговать, депрессии и, наконец, признания неизбежного.

Важной проблемой философии смерти является самоубийство, или суицид. Очевидно, что наше рождение на свет Божий является не результатом нашей свободной воли, а вынужденным событием, но вопрос об уходе из жизни может быть решен самим человеком. Многих соблазняет возможность совершить такой свободный поступок, полагая это возможным выходом из тупиков поиска смысла жизни. Эту проблему обсуждает современный латиноамериканский писатель Пауло Коэльо в романе «Вероника решает умереть», где героиня, не сумев обнаружить значимый смысл в своей жизни, принимает решение о самоубийстве. Будучи спасенной, она оказывается в клинике для психических больных, каждый из которых испытал свою драму бессмысленности существования. Доктор применяет к ней нравственно не безупречный, хотя и эффективный метод: объявляет, что своей попыткой самоубийства она подорвала ресурсы своего здоровья, что все их усилия спасти ее дали временный эффект, что ей осталось жить неделю, а потом сердце не выдержит. Девушка оказалась в трудном положении. Одно дело - принять решение и быстро уйти из жизни, совсем другое - знать о скорой кончине и ждать смерти. Такая пограничная ситуация вызвала глубокую ревизию ее системы ценностей, и в ней начала просыпаться жажда полнокровной жизни хотя бы в последние оставшиеся дни. Ее усилия были вознаграждены, она обрела смысл жизни. Эти отчаянные попытки наслаждаться жизнью спровоцировали аналогичные психодрамы у других пациентов и помогли им преодолеть свои кризисы. Этого и добивался доктор.

Французский социолог Эмиль Дюркгейм написал книгу о проблеме самоубийства, приведя там статистику XIX века, показывающую некоторую связь числа самоубийств с религией. Среднее число самоубийств на 1 млн жителей:

- в странах протестантских - 190;

- в странах смешанного вероисповедания (католики и протестан-ты) - 98;

- в странах римско-католического вероисповедания - 58;

- в странах греко-католического (православного) вероисповеда-  ния - 4021.

Кроме известной книги Реймонда Моуди, описания переживаний близости к смерти и субъективных ощущении, сопутствующих клинической смерти, были собраны Джессом Е. Вейссом в книге, озаглавленной «Прихожая». Замечательные художественные описания смерти выполнены Львом Николаевичем Толстым в повести «Смерть Ивана Ильича» и в сцене смерти Андрея Волконского в «Войне и мире», можно привести также примеры новелл «Низвержение в Мальстрем» Эдгара Аллана По, «Случай на мосту через Совиный ручей» Амброза Бирса и «Неистовые годы» Кеарса Кросби.

Чтобы прожить долго, врачи предлагают выполнять следующие рекомендации: «Следует сохранять все органы в полной их силе, распознавать болезненные наклонности и бороться с ними, будут ли они наследственны или приобретены в течение жизни. Следует быть умеренным в употреблении пищи и питья точно так же, как и в других физических удовольствиях. Воздух должен быть чист в жилище и вне его. Нужны ежедневные физические упражнения независимо от погоды. Во многих случаях полезна гимнастика дыхания так же, как прогулки пешком и подъемы на гору. Следует вставать и ложиться рано. Сон не должен продолжаться более 6-7 часов. Нужно принимать ежедневно ванну или обтираться. Вода для этого может быть холодной или теплой, смотря по темпераменту. Иногда можно употреблять холодную и теплую воду поочередно. Правильный труд и умственные занятия необходимы. Следует воспитывать в себе жизнерадостность для спокойствия души и оптимистического воззрения на жизнь. С другой стороны, следует побеждать в себе страсти и нервное беспокойство. Нужна, наконец, сильная воля, которая заставила бы человека охранять свое здоровье и избегать спиртных напитков и других возбуждающих средств, так же как и наркотических и анестизирующих веществ»22.

Иммортология. Науку о возможности бессмертия с недавних времен называют «иммортологией». Предложение рассмотреть вопрос о воскрешении всех людей, живших на нашей планете, и продлении жизни до бесконечности в начале ХХ века внес Н. Ф. Федоров в своей философии «общего дела»23. И. И. Мечников в книге «Этюды оптимизма» также рассматривал проблемы бессмертия. В США в штате Алабама создан Институт бессмертия, на XXI Всемирном философском конгрессе в Стамбуле заседание круглого стола было посвящено теме «Жизнь, смерть, бессмертие». Профессор И. В. Вишев, разъясняя существо проблемы «практического бессмертия», указывает на то, что акцент надо сделать на «практическом», потому что бессмертие невозможно, по крайней мере сейчас. Возникает также вопрос о смысле бессмертия. Что же касается практического бессмертия, то сегодня это уже почти решаемая проблема. Современная наука уже вплотную этим занимается. «Под практическим бессмертием человека понимается в принципе достижимая такая длительность его индивидуального бытия на пике оптимальных параметров телесной и духовной жизнедеятельности, детерминированной необходимыми социальными и биологическими факторами, когда будут устранены все видовые границы человеческой жизни и станет возможным утверждать - он стал практически бессмертным»24. Речь при этом не идет о невозможности смерти. Она может, разумеется, произойти из-за каких-либо случайных причин. Иммортология рассматривает проблему бессмертия в философско-социальном, естественнонаучном, техническом, нравственно-гуманистическом, ценностном и других аспектах. При этом решение проблемы практического бессмертия опирается на возможности клонирования, теломерной терапии, устраняющей лимит клеточного деления, регенерации стволовых клеток, представляющей возможности получения «запчастей» организма, расшифровки генома человека, что открывает перспективы конструктивной перестройки механизмов жизнедеятельности, и т. п.25

Предыдущая глава

Следующая глава

1 Платон. Федон // Собр. соч.: В 4 т. М., 1993. Т. 2. С. 19.

2 Режим доступа: http://lib.ru/D0/m6m.txt.

3 Толстой Л. Н. Исповедь // Соч.: В 2 т. М., 1983. Т. 16. С. 133-134.

4 См.: Исупов К. Г. Русская философская танатология // Вопросы философии. 1994. № 3. С. 106-114; см. также: Лотман Ю. М. Смерть как проблема сюжета // Ю. М. Лотман и тартуско-московская семиотическая школа. М., 1994. С. 417-430; Смерть как феномен культуры. Сыктывкар, 1969.

5 См.: Фигуры Танатоса: Искусство умирания. СПб., 1998. Вып. 5; Фигуры Танатоса: Кладбище. СПб., 2001. Вып. 6.

6 См.: Человек: Образ и сущность. Перцепция страха. М., 1991. С. 91.

7 См.: Хоружий С. С. После перерыва: Пути русской философии. СПб., 1994. С. 114.

 8 См.: Арьес Ф. Человек перед лицом смерти. М., 1992. С. 12-16.

 9 См.: Введенский А. Условия допустимости веры в смысл жизни // Смысл жизни: Антология. М., 1994. С. 120.

10 См.: Тареев М. Цель и смысл жизни // Там же. С. 240-242.

11 Ильин И. А. Собр. соч.: В 10 т. М., 1993. Т. 1. С. 52-53.

12 Фрейденберг О. М. Миф и литература древности. М., 1978. С. 78.

13 Чаадаев П. Я. Статьи и письма. М., 1989. С. 169.

14 Моуди Р. Жизнь после жизни // Восток и Запад о жизни после смерти. СПб., 1993. С. 193-298.

15 Гроф С. Области человеческого бессознательного: опыт исследования с помощью ЛСД. М., 1994. С. 192.

16 Тибетская книга мертвых. СПб., 1992.

17 Цит. по: Мечников И. И. Этюды оптимизма М., 1988. С. 108.

18 Гроф С., Хэлифакс Д. Человек перед лицом смерти. М.; Киев, 1996. С. 18.

19 Гроф С., Хэлифакс Д. Человек перед лицом смерти. С. 84.

20 Цит. по: Гроф С., Хэлифакс Д. Человек перед лицом смерти. С. 86.

21 См.: Дюркгейм Э. Самоубийство: Социологический этюд. М., 1994. С. 127.

22 Цит. по: Мечников И. И. Этюды оптимизма. С. 134.

23 См.: Федоров Н. Ф. Соч.: В 4 т. М., 1995. Т. 1.

24 Вишев И. В. Впервые на Всемирном философском конгрессе // Вестник РФО. М., 2003. № 3. С. 64.

25 См.: Вишев И. В. На пути к практическому бессмертию. М., 2002.


Наверх
 

Вы можете добавить комментарий к данному материалу, если зарегистрируетесь. Если Вы уже регистрировались на нашем сайте, пожалуйста, авторизуйтесь.


Знаки времени

Последние новости


2010 © Культуролог
Все права защищены
Goon Каталог сайтов Образовательное учреждение