ВХОД ДЛЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ

Поиск

Подпишитесь на обновления

Yandex RSS RSS 2.0

Авторизация






Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация

Опрос

Как защитить детей от вредного влияния интернета?

Сайт Культуролог - культура, символы, смыслы

Вы находитесь на сайте Культуролог, посвященном культуре вообще и современной культуре в частности.


Культуролог предназначен для тех, кому интересны:

теория культуры;
философия культуры;
культурология;
смыслы окружающей нас
реальности.

Культуролог в ЖЖ
 
facebook.jpgКультуролог в Facebook

 
защита от НЛП, контроль безопасности текстов

   Это важно!

Завтра мы будем жить в той культуре, которая создаётся сегодня.

Хотите жить в культуре традиционных ценностей? Поддержите наш сайт, защищающий эту культуру.

Наш счет
Яндекс.Деньги 41001508409863


Если у Вас есть счет Яндекс.Деньги,  просто нажмите на кнопку внизу страницы.

Перечисление на счёт также можно сделать с любого платежного терминала.

Сохранятся ли традиционные ценности, зависит от той позиции, которую займёт каждый из нас.  

 

Православная литература
 

Образ Белого движения в отечественном киноискусстве 1960-1980-х годов

Печать
Автор Александр Федоров, д-р. пед.н., проф.   

Это глава из работы "Образ Белого движения в киноискусстве".

 

Период 1960-х годов

Общий социокультурный, политический и идеологический контекст 1960-х:

- продолжение интенсивного внедрения коммунистической и антирелигиозной  идеологии;

- постепенное свертывание критики сталинизма на фоне тотального стремления к торжественным празднованиям разного рода советско-коммунистических юбилеев государственного масштаба;

- продолжение политики «мирного сосуществования социалистической и капиталистической систем» при сохранении жесткой «идеологической борьбы» с «империалистическим Западом» и интенсивной милитаризации страны, сопровождавшейся развязыванием  локальных военных конфликтов (в Африке и в Азии), советская интервенция в  Чехословакии (1968), поддержка, в том числе военная,  прокоммунистических режимов в развивающихся странах.

- продолжение индустриализации (в основном тяжелой и военной промышленности), освоения космоса (первый в мире космический полет ракеты с человеком на борту в 1961 году) в сочетании с попытками хоть как-то решить бытовые и жилищные проблемы населения;

- продолжение борьбы с «инакомыслящими» (с А.Синявским, А.Солженицыным и др.).

Перед кинематографом, затрагивающим тему гражданской войны, с целью поддержания основных линий государственной политики авторитарного советского режима ставились четкие пропагандистские задачи, которые и служили основой для концепций авторов фильмов:

- показать, что террор эпохи гражданской войны был вынужденной мерой, принесшей России многочисленные страдания; умолчать, или, по крайней  мере, скрыть истинные масштабы массового террора этой эпохи;

- убедить зрителей, что так называемый «революционный террор» большевиков, чекистов совершался с самыми благородными целями, а коммунисты и их сторонники были честными, преданными благородной идее защитниками прав угнетенных.

Жанровые модификации тематики  Белого движения:  драма (военная, историческая), детектив,  реже —   мелодрама, трагикомедия, комедия, вестерн/истерн.

Стилистика большинства этих фильмов уже не определялась строгими канонами  «соцреализма». Помимо весьма традиционных для этого направления экранизаций («Оптимистическая трагедия», «Железный поток») на экраны выходили лихие приключенческие фильмы типа «Неуловимых мстителей» и «Новых приключений неуловимых»,  действие которых разворачивалось в эпоху гражданской войны,  а взаимная ненависть враждующих сторон подавалась, как неизбежное жанровое условие игры. Истребление десятков людей на экране выглядело неким аттракционом...

Особое место в этом ряду приключенческих фильмов занимали ленты (в жанровой смеси детектива и триллера)  о ловких чекистах, «чистыми руками», огнем и мечом выжигающие «враждебную заразу» (то есть миллионы людей, в той или иной степени не согласных с большевицким режимом) с земли русской («Именем революции», «Сотрудник ЧК», «Операция «Трест»).

Однако, несмотря на общую тенденцию, даже в этих лентах белогвардейцы все чаще показывались умными и храбрыми  врагами. К примеру, события «Операции «Трест» и «Краха» разворачивались под стать сложной шахматной партии, где соперничали игроки практически равные по мастерству.  Так в детективе  С.Колосова «Операция «Трест» (1967, по мотивам романа Л.В.Никулина «Мертвая зыбь») актриса Л.Касаткина  блестяще сыграла  руководителя белоэмигрантской диверсионной группы Марию Захарченко-Шульц. На экране  —   «сильная, амбициозная и в то же время обаятельная женщина, любящая свою родину. Она готова ради ее спасения оставить блистательный  Париж и тайно, подвергая себя опасности, пробираться в советскую страну, чтобы там активно бороться против большевистского режима. Погибает Захарченко-Шульц с маузером в руке, окруженная чекистами, но не сломленная» [Волков, 2008].

Не менее харизматичных врагов советской власти сыграли в детективе В.Чеботарева «Крах» (1968) актеры В.Самойлов и Е.Матвеев. В этой версии ликвидации террористической организации Бориса Савинкова особенно запоминается герой Евгения Матвеева полковник Павловский —  мощный, сильный, расчетливый, яркий. Да и сам Савинков (в исполнении актера Владимира Самойлова) показан вопреки прежним канонам однозначных врагов-злодеев: ироничным интеллектуалом,  человеком, несомненно, талантливым и неординарным.

Неоднозначен и уставший белогвардейский полковник в колоритном исполнении Евгения Лебедева из драмы Г. Панфилова «В огне брода нет» (1967). У него также есть свои понятия о Добре и Зле, своя правда…

Стоит отметить, что тенденция «стереоскопического» показа деятелей Белого движения охватывает большинство фильмов о периоде 1918-1924 годов, снятых в СССР во второй половине 1960-х.

Так в военной драме  о боях красных  с войсками  адмирала  А.В. Колчака «Гроза над Белой» (1968, режиссеры Е. Немченко и С. Чаплин) весьма выразительно и емко был представлен образ генерала М.В. Ханжина. В убедительном исполнении Ефима Копеляна —  это умный и интеллигентный патриот и бескорыстный борец за Россию без большевиков. «Для него неприемлемы пропагандистские штампы о Красной армии. В связи с этим он даже поправляет своего адъютанта, чтобы тот вместо словосочетания «красные банды» произносил слово «противник». Генерал понимает, насколько сильна Красная армия и стремится предугадать замыслы ее командования» [Волков, 2008]. 

При этом попытка А. Аскольдова в драме «Комиссар» (1967) раскрыть подлинный трагизм эпохи гражданской войны и антигуманную суть революционного террора и насилия  была безжалостна подавлена: фильм был запрещен на целых двадцать лет... 

В тоже время «эстафету от Чухрая спустя десятилетие подхватило следующее поколение советских кинематографистов, представители которого стали создавать выдающиеся с точки зрения искусства, но весьма уязвимые с классовых позиций произведения» [Раззаков, 2008], такие как, например, «Служили два товарища» (1968),  «Адъютант его превосходительства» (1969) и др. 

Думается, режиссер фильма «Служили два товарища» (1968) Евгений Карелов ни до, ни  после не добивался такого значительного художественного  результата.

 ...Интеллигентному фотографу Андрею Некрасову (О. Янковский) и борцу за коммунистическую идейность Карякину (Р. Быков) приказано провести  воздушную разведку накануне штурма Перекопа осенью 1920 года. Но одного  из них уже ждет пуля гвардии поручика Бруснецова (В. Высоцкий)...

Талантливая работа режиссера Е. Карелова и  сценаристов Ю. Дунского и В. Фрида была подкреплена блестящими актерскими работами.  В. Высоцкий сыграл своего харизматичного героя в состоянии крушения личности: отчаянно храбрый, сильный, умный и бескомпромиссный, он не может смириться с крахом Белого движения и эмигрировать...  В череде драматических и иронично-комедийных сюжетных поворотов отчетливо видна трагедия русской нации, беспощадно разделенной на красных и белых. Эта тема достигала кульминации в знаменитом эпизоде с  самоубийством героя Высоцкого на палубе парохода, взявшего курс на  Стамбул... И в  зрительской памяти еще долго «прокручивались» кадры с бруснецовской лошадью, обреченно рассекающей холодные морские волны...

            В череде детективных трактовок событий гражданской, быть может, самым яркой оказалась телевизионная лента Е. Ташкова «Адъютант его превосходительства» (1969).

Известно, что «в основе детектива лежит неприглядная изнанка общества  —   это настоящая жизненная помойка, грязь и пошлость преступления, кровь, слезы, страдания. Свои малопривлекательные стороны есть, разумеется, и в жизни разведчиков  —  обман, подкуп, двуличие, тоже убийство и кровь  и многое, многое другое, тяжелое, мучительное, неприглядное,  мало годящееся в качестве предмета для легкого развлечения. Эта мрачноватость жизненного материала, идущего на строительство приключенческого сюжета, должна быть в какой-то степени преодолена, погашена или стерта совсем. Таким образом, между реальностью жизненного материала и условностью жанра возникает напряженная конфликтная коллизия. В плоскости этого конфликты лежит и проблема характера, проблема изображения человека» [Фомин, 1980, с.28]. Вот почему, выбрав жанр детектива, авторы «Адъютанта…» не стали, разумеется, нарушать традиции и всячески избегали возможных «рифов» исторической правды. В их задачу входило не документальное воссоздание подлинных реалий, а, пусть даже и романтизированный, но  вызов ортодоксальным представлениям прошлых лет о «плохих белых» и «хороших красных»…

            …Красный разведчик Кольцов, интеллигент и умница, в штабе деникинской армии. Психологический поединок между Кольцовым и командующим корпусом генералом Ковалевским, тоже умнейшим и интеллигентнейшим человеком... Согласитесь, такой расклад сюжета был  непривычен для зрителей, «воспитанных» на «Щорсе» или «Чапаеве», где белые (или сочувствующие им) представали на экране жестокими врагами... Конечно, в сериале «Адъютант его превосходительства», прежде всего, привлекала детективная интрига: поймают, или не поймают, узнают, или не узнают, получится, или не получится? Но имея в качестве партнера-противника такую незаурядную личность, как генерал Ковалевский, Кольцов, бесспорно, набирал дополнительные очки у массовой аудитории.

Генерал в исполнении В. Стржельчика был импозантен, вальяжен, умен, ироничен и совсем не напоминал картонных персонажей из антибелогвардейских агиток прошлых лет.  «В образе генерала Ковалевского, кажется, сфокусировалась вся история русского офицерства. Грузный, сутуловатый, его уже невозможно представить себе ни ловко гарцующим на коне, ни лихо щелкающим шпорами, ни летящим в вихре мазурки. Его можно представить себе только таким, какой он есть сейчас: усталым, склонившимся над штабным столом. И все-таки во взгляде припухших глаз, в повороте головы, в интонации голоса сквозит тот благородный блеск, который в течение столетий окружал само понятие «русский офицер».  Веками вырабатывавшаяся традиция, идеалы, культура — вот, что стоит за плечами Ковалевского-Стржельчика, делает его фигуру особо выразительной, масштабной» [Забозлаева, 1979, с.120-121]. Скажу больше, Ковалевский уже тогда, в конце 1960-х, вызывал симпатию и сочувствие.  Но, к сожалению сторонников «белой идеи», обаятельный герой Ю.Соломина, которому так шел мундир добровольческой армии, был не с ним, а с фанатичными «борцами за светлое будущее человечества»...

Кроме того, в фильме были «сцены, которые ранее были бы просто немыслимы для советского кинематографа. Пятеро белых офицеров и двое большевиков, один красноармеец,  другой красный командир, оказавшись вместе в плену у бандитов, совершают дерзкий побег. Избавившись от погони и сидя почти всей компанией на тачанке, они радостно  переживают свое счастливое избавление, дружно смеются и разыгрывают друг друга. И лишь затем, вспомнив о своих политических симпатиях, они благоразумно отправляются в разные стороны: белые — на восток, красные — на запад» [Волков, 2008].              В итоге «Адъютант его превосходительства» агитировал против советской власти лучше любого «вражьего голоса», воркующего ночью за западные деньги по Би-Би-Си» [Бузина, 2009].

Но подлинным особняком в ряду советских фильмов о гражданской войне и сегодня выглядит поэтическая драма Миклоша Янчо «Звезды и солдаты» («Красные и белые», 1967).

Уже на уровне сценарной разработки этой советско-венгерской постановки строгие мосфильмовские цензоры попытались сделать все, чтобы смягчить пацифисткий пафос и столь же неприемлемый для тогдашних коммунистических нравов эротизм фильма М. Янчо. История столкновения красного венгерского отряда с белогвардейцами летом 1918 года, представленная режиссером в его излюбленной манере завораживающей геометрии   балетных узоров мужских фигур в форме, гарцующих всадников и обнаженных женских тел, снятых подвижной камерой, в итоге вышла на экраны в двух версиях: сильно сокращенной и переозвученной советской («Звезды и солдаты») и авторской – венгерской («Красные и белые») [драматичные подробности истории создания картины изложены в книге: Страна Янчо…, 2002, с.76-92].

Так или иначе, но в обеих версиях представители Белого движения показаны уставшими, быть может, обреченными, но сильными людьми, сражающимися за свои идеалы. «Это не ваша война», - говорит в фильме белогвардейский офицер (его роль замечательно сыграл Г. Стриженов) венгерским солдатам, втянутым в красный вихрь романтическими иллюзиями всемирной революции…

Но даже приглаженный цензурой советский вариант фильма М. Янчо вызвал отторжение у официозной критики тех лет, упрекавшей «Звезды и солдаты» в абстрактном пацифизме, размытости идейной позиции, зашифрованности смысла, чрезмерном изображении насилия и холодном авторском взгляде на гражданскую войну: «Все действие в фильме построено по принципу контраста: прекрасная природа и жестокие люди. Дикая ненависть, убийство, погони, предательство, насилие царят среди людей…  Но сочувствие к жертвам не рождается, ибо на экране не живые люди, а живописные фигуры. Режиссер совершенно исключил психологию. Все это взято абстрактно. Танец смерти. Ритм. Монтаж. Пластика. Непрерывное движение камеры» [Погожева, 1972].

Разумеется, на Западе «Красные и белые» принималась совсем иначе: картина была признана лучшим иностранным  фильмом во Франции, ее значимость, выдающиеся художественные качества отмечаются киноведами и в XXI веке [Menashe, 2005].

На мой взгляд, антивоенный посыл фильма и сегодня весьма актуален, особенно в свете гражданской войны, вспыхнувшей на востоке Украины в 2014 году…

            Еще одним  значительным фильмом исследуемой нами тематики в 1960-х была трагикомедия Александра Митты «Гори, гори, моя звезда» (1969).

... На южных российских просторах полыхает гражданская война, и по улицам маленького городка по очереди скачут отряды красных, белых и
зеленых. Но одержимый идеями Нового Революционного искусства Искремас  (Олег Табаков) вопреки всему мечтает создать небывалое театральное зрелище... Эта трагикомедия, бесспорно, стала лучшей в кинобиографии  А.Митты   («Экипаж», «Сказка странствий», «Граница. Таежный роман» и др.).

 Поначалу роль Искремаса должен был играть Ролан Быков (1929-1998). Однако именно в это время он впал в  немилость из-за запрещенного «Комиссара». И роль в итоге досталась Олегу  Табакову.  Табаков сыграл ее вдохновенно, обнажив талантливую наивность своего персонажа, очарованного шаровой молнией революционных лозунгов... Роль его добровольной помощницы —  малограмотной украинской девчонки —   замечательно сыграла юная Елена Проклова. И хотя в фильме собрано целое созвездие лучших  актеров, невозможно забыть Олега Ефремова (1927-2000) в роли художника-самоучки, столь же беззаветно и наивно преданного Искусству,  как и Искремас…

Точно также остается в памяти блестяще срежиссированный и сыгранный эпизод, где импозантные белогвардейцы в исполнении известных режиссеров М. Хуциева, В. Наумова и К. Воинова играют с беднягой Искремасом в садистскую «кукушку», т.е. завязав себе глаза, вслепую палят в него из револьверов…

Сквозь смех и слезы в фильме А. Митты (сценарий Ю. Дунского и В. Фрида) с годами все отчетливее проступает мысль об иллюзорности надежд на Светлое Красное Будущее, о бессмысленности и жестокости  братоубийственных войн, о том,  что человека в этом мире может спасти только настоящая Любовь...

 

Структура  стереотипов образа Белого движения в советском кино 1960-х  годов

 

исторический период, место действия: любой отрезок времени с 1918 по 1924 годы, Россия.

обстановка, предметы быта: скромные жилища, форма и предметы быта советских персонажей, добротные жилища, форма и предметы быта белогвардейских  персонажей (особенно  высшего командного состава).

приемы изображения действительности: реалистичное («В огне брода нет», «Служили два товарища», «Адъютант его превосходительства»)  или условное - в рамках комедии («Музыканты одного полка», «Интервенция», «Свадьба в Малиновке»), боевика («Таинственный монах», «Неуловимые мстители», «Новые приключения неуловимых») изображение жизни персонажей Белого движения.

персонажи, их ценности, идеи, одежды, телосложение, лексика,  мимика, жесты: положительные  персонажи (красные)  носители передовых коммунистических идей; белые персонажи даны дифференцированно: с одной стороны, это традиционные отрицательные персонажи  носители антигуманных, милитаристских, монархических, буржуазных, империалистических идей («Сергей Лазо», «Исход», «Таинственный монах» и др.).  С другой (как, например, в фильмах «Адъютант его превосходительства», «В огне брода нет», «Гроза над Белой», «Крах», «Операция «Трест», «Служили два товарища»),  это сильные и яркие личности, отстаивающие  свои принципы и представления о чести, добре и зле.

Персонажей разделяет не только социальный, но и материальный статус. Белые одеты богаче бедных и скромных красных. Что касается телосложения, то здесь допускались варианты  белогвардейцы на экране (в зависимости от конкретной задачи)  либо обычные интеллигенты, либо атлетического вида мужчины.

При этом белые показаны уже не только грубыми и жестокими врагами, с отталкивающей внешностью, властной мимикой и жестикуляцией и неприятными  голосовыми тембрами, но и (все чаще)  умными, обаятельными и харизматичными личностями.

Мужские персонажи, олицетворявшие Белое движение, по-прежнему доминируют, однако, среди врагов коммунистов  встречаются и женщины, иногда красивые и обаятельные (например, в «Операции «Трест»)…

существенное  изменение в жизни персонажей: отрицательные персонажи (представители Белого движения) путем насилия, обмана и подкупа (война, теракты, шпионаж, сотрудничество с интервентами,  буржуазным империалистическим Западом и пр.), собираются воплотить в жизнь свои антикоммунистические, антибольшевистские идеи. Вариант: умные, обаятельные, мужественные персонажи Белого движения сражаются с красными за свои идеалы…

возникшая проблема: жизнь красных персонажей, как, впрочем, и существование большевицкого государства в целом  под угрозой: под угрозой оказывается и жизнь обаятельных персонажей Белого движения, попавших под «красное колесо»…

поиски решения проблемы: борьба (разными видами и способами) положительных красных персонажей с (отталкивающими и/или обаятельными) белыми.

решение проблемы: уничтожение/арест белых персонажей. Более редкий вариант: самоубийство белых персонажей.

 

Новые приключения Неуловимых. СССР, 1968. Режиссер Эдмонд Кеосаян.  Боевик.

исторический период, место действия:  гражданская война на Юге России.

обстановка, предметы быта: скромные быт и одежда  красных, добротная форма белогвардейцев.

приемы изображения действительности: условное изображение событий.

персонажи, их ценности, идеи, одежды, телосложение, лексика,  мимика, жесты:  белые показаны жестокими врагами крепкого телосложения, хотя порой при этом  умными, с обаятельной внешностью и приятными голосами А. Джигарханяна  и В. Ивашова (персонаж последнего помимо всего прочего поет в кадре душевно-патриотическую песню «Русское поле»); красные изображены сугубо позитивно  это молодые, целеустремленные, сильные, честные борцы за коммунизм и большевицкую власть, с яркой лексикой,  жестами и мимикой (один из них  Валерка-гимназист, впрочем, способен удачно мимикрировать под «своего» интеллигента в среде белогвардейцев).

существенное  изменение в жизни персонажей: белые стремятся уничтожить красных, действующих у них в тылу…

возникшая проблема: жизнь красных персонажей  под угрозой.

поиски решения проблемы: красные разрабатывают план уничтожения белых и кражи секретных сведений;

решение проблемы: красные одерживают победу…

 

Кадр из фильма Служили два товарища

Служили два товарища. СССР, 1968. Режиссер Евгений Карелов.  Драма.

исторический период, место действия:  гражданская война, Крым, осень 1920 года.

обстановка, предметы быта: скромные быт и форма красных, неустроенный быт  белых офицеров, живущих в крымских гостиницах…

приемы изображения действительности: реалистические.

персонажи, их ценности, идеи, одежды, телосложение, лексика,  мимика, жесты: снова, вслед за знаковыми фильмами 1950-х «Сорок первый» и «Тихий Дон», фильм Е. Карелова ломал сложившиеся в советском кино стереотипы того, что положительные  персонажи (красные)  обязательно носители передовых коммунистических идей, а отрицательные персонажи (белые)  носители идей антигуманных. Красная комиссарша в блестящем исполнении Аллы Демидовой, не утруждаясь доказательствами, безжалостно расстреливала любого, кто казался ей подозрительным. Красноармеец Карякин (Ролан Быков) выглядел в фильме недалеким фанатиком. Красноармеец Некрасов (Олег Янковский)  симпатичным  интеллигентом, оказавшимся с красными явно по причине романтических иллюзий. А поручик Бруснецов в исполнении Владимира Высоцкого был показан обаятельной, мужественной, сильной личностью.

существенное  изменение в жизни персонажей: осенью 1920 года красные, сломив сопротивление войск барона П.Н. Врангеля (1878-1928),  прорываются в Крым. 

возникшая проблема:  жизнь главных  персонажей (белых и красных)   под угрозой.

поиски решения проблемы:  Белые пытаются противостоять наступлению красных… Красные стремятся поскорее очистить Крым от белых…

решение проблемы: Крым захвачен красными. Остатки белой армии уплывают в Турцию. Некрасов и Бруснецов  гибнут в братоубийственной гражданской войне…

 

Адъютант его превосходительства. СССР, 1969. Режиссер  Евгений Ташков.  Детектив.

исторический период, место действия:  гражданская война, юг бывшей Российской империи, штаб белых.

обстановка, предметы быта:  добротная обстановка и  форма белогвардейцев.

приемы изображения действительности: реалистическое (насколько позволяли тогдашняя цензура и детективный жанр) изображение жизни персонажей.

персонажи, их ценности, идеи, одежды, телосложение, лексика,  мимика, жесты: особенность фильма в том, что главным положительным  (красным) представлен персонаж (актер Юрий Соломин), который, пробравшись в штаб белых, выдает себя интеллигентного капитана Кольцова (несколькими годами раньше Ю. Соломин сыграл своего рода эскиз к этой роли в незамысловатой комедии «Музыканты одного полка»). Непосредственный начальник этого «капитана»  не менее обаятельный, интеллигентный и образованный белогвардейский генерал (Владислав Стржельчик), отстаивающий  свои принципы и представления о чести, добре и зле. Таких персонажей не разделяет ни интеллектуальный, ни социальный статус, это люди одного круга, оказавшиеся по разные стороны баррикад. У них хорошие манеры и изысканная лексика. Для контраста/баланса  в  фильме представлен также жестокий офицер белогвардейской контрразведки…

существенное  изменение в жизни персонажей: обаятельный и интеллигентный Кольцов  находится на грани разоблачения…

возникшая проблема: жизнь Кольцова оказывается  под угрозой…

поиски решения проблемы: Кольцов пытается отвести от себя подозрения белых…

решение проблемы: Кольцов успешно выполняет задание красного штаба…

 

Период 1970-х годов

Общий социокультурный, политический и идеологический контекст 1970-х:

- десятилетие относительно стабильного существования страны, сопровождающегося торжественными празднованиями советско-коммунистических юбилеев государственного масштаба;

- политика «разрядки» международной напряженности при сохранении  «идеологической борьбы» с «империалистическим Западом»;

- продолжение борьбы с  инакомыслящими (А.Сахаров, А.Солженицын, В.Войнович и др.) и спад преследований по религиозным мотивам;

- продолжение индустриализации (в основном тяжелой и военной промышленности), полетов в космос (в том числе и совместная советско-американская космическая программа), массового жилищного строительства;

- продолжение интенсивного внедрения коммунистической идеологии;

- продолжение милитаризации страны, развязывание  локальных военных конфликтов (в Африке и в Азии), начало интервенции в  Афганистане (1979), поддержка, в том числе военная,  прокоммунистических режимов в развивающихся странах.

Жанровые модификации:  драма (военная, историческая), детектив, вестерн,  реже —  трагикомедия, мелодрама.

Стилистика большинства этих фильмов уже не определялась канонами  «соцреализма». По отношению к теме гражданской войны в киносюжетах, несмотря  на сохранившиеся  штампы прежних десятилетий, произошли определенные изменения. Появились более мягкие модели трактовок гражданской войны, лишенные яростной беспощадности и категоричности лент 1930-х - 1940-х. Террор по отношению к классовым врагам по прежнему подавался со знаком плюс, однако все чаще акцент делался на его вынужденности, временности, иногда даже ошибочности.

Помимо весьма традиционных для этого направления экранизаций тех или иных прозаических произведений, в 1970-х снимались лихие приключенческие фильмы типа  кровавых истернов Самвела Гаспарова, действие которых разворачивалось в эпоху гражданской войны, а взаимная ненависть враждующих сторон подавалась, как неизбежное жанровое условие игры. Истребление десятков людей на экране выглядело неким аттракционом с фонтанами крови...

В целом развлекательный спектр по отношению к теме гражданской войны в 1970-х, как и в 1960-х, занимал примерно одну треть этой части  жанрового репертуара. Ведь зрелищная динамика вестерна или   детектива позволяет показать необычные ситуации и резко очерченные  характеры сильных героев. Однако «дурной традицией жанра стало то, что герою благородному, защищающему добро, как бы заранее ссужалось всемогущество. Он побеждал, потому что был чист, великодушен, сострадателен, а не потому, что это благородство и чистоту утверждал, доказывал на деле в ожесточенной борьбе со злом. Справедливость не воцарялась в результате напряженной схватки, она лишь демонстрировала через героя свою силу, автоматически запрограммированную авторами фильма. Даже враги как-то неожиданно начинали подыгрывать этому автоматическому всемогуществу справедливости. Сначала нам рекомендовали их как исключительно хитроумных, изворотливых, коварных. Но чем дальше, тем больше создавалось ощущение, что противники вдруг одурели, опешили, что слетала с них, как пух с одуванчика, вся изворотливость и хитроумность» [Михалкович, 1980, с.18].

Так на экраны 1970-х вышли кровавые «истерны» Самвела Гаспарова,  действие которых разворачивалось в эпоху гражданской войны.

 Уже в «Ненависти» (1977) отчетливо ощущалась склонность С. Гаспарова к стилизации, возникшая, возможно, под влиянием «Своего среди чужих...» Никиты Михалкова (он, кстати, совместно с Э. Володарским был и автором сценария).  События гражданской преломлялись в фильме, будто сквозь туманное стекло. Приметы времени были стерты, и молодые актеры Евгений Леонов-Гладышев и Елена Цыплакова с видимым удовольствием и задором играли отнюдь не персонажей двадцатых годов, а своих сверстников, как бы перенесенных неведомой машиной времени на десятки лет назад.

 Такая откровенная режиссерская ставка на развлекательность, минуя разработку характеров и отражение эпохи, казалась очень спорной.

 В «Ненависти» проявилась и другая особенность его режиссерской манеры — стремление к внешнему эффекту. Так, пригласив на микроскопическую роль белого есаула актера Бориса Хмельницкого, отличавшегося броской внешностью, Самвел Гаспаров разворачивал целый эпизод с «русской рулеткой» (игра со смертью с помощью нагана) лишь для того, чтобы показать, как красиво есаул пустит себе пулю в лоб.

 Вопреки своему названию следующий истерн С. Гаспарова —   «Забудьте слово «смерть» (1979, сценарий Э. Володарского) был буквально нашпигован сценами убийств. Складывалось впечатление, что основное в фильме —   то, как эффектно льются реки крови.

Сюжетные линии, были, мягко говоря, вторичными. Вместо характеров по-прежнему  — одни лишь маски. Как и раньше, для режиссера главной была внешняя динамика, основанная на «железных» законах жанра. Увы, Самвел Гаспаров — не Серджо Леоне: попытки заполнить сценарные «пустоты» кровавыми перестрелками, где, в конечном счете, не важно, кто и в кого стреляет, превратили фильм «Забудьте слово «смерть» в заурядную потасовку на фоне   гражданской войны...

В похожем ключе, только «малой кровью», были поставлены приключенческие фильмы Юрия Чулюкина  «И на Тихом океане» (1973),  «Поговорим, брат» (1979), где были и умные белые враги/шпионы, и лихие дальневосточные партизаны…

Еще один приключенческий фильм тех лет —  «Бриллианты для диктатуры пролетариата» (1975, по роману Ю. Семенова), был поставлен Г. Кромановым в жанре детектива. Один из ключевых персонажей этой ленты —  эмигрировавший в Таллин  князь Воронцов, бросивший всё свое состояние на поддержку Белого движения.  Поражение армий А.И. Деникина и А.В. Колчака не поколебали его убеждений. Он и в 1921 году готов бороться с большевиками всеми доступными ему методами, что «приводит волевого, образованного человека к связи с дном общества, к  преступлению» [Эльманович, 1975].

Что касается более значимых картин о «далекой гражданской», то стоит отметить  снятый по мотивам произведений Михаила Булгакова  фильм «Бег», который, на мой взгляд,  относится к лучшим работам режиссерского тандема А. Алова и В. Наумова. В этом фильме есть эпическая мощь, подлинный драматизм жестокой гражданской войны, горькая ирония, и даже печальная лирика...  «Конечно, Алов и   Наумов узнаются с первых кадров, —  писал о фильме «Бег» С. Рассадин. —  Они все такие же безудержные выдумщики. И все та же  напряженность страстей, от которой, кажется, всего шаг до исступленности. И тот же интерес к переломам, взлетам, падениям —  к роковым минутам жизни и истории» [Рассадин, 1989. Цит. по: А.Алов, В.Наумов, 1989, с. 146].

С потрясающей силой, быть может, на грани  человеческих возможностей, сыграл роль белогвардейского генерала Хлудова Владислав
Дворжецкий —  это  трагедия  Совести и Возмездия...  Преследующие его героя жуткие видения поданы на экране в  стиле апокалипсической фантасмагории.  Но Булгаков —  это Булгаков! И рядом со страшными  и жуткими сценами в фильме Алова и Наумова возникают комические,  фарсовые эпизоды «тараканьих бегов», карточной игры генерала  Чарноты (Михаил Ульянов) с богачом Корзухиным (Евгений Евстигнеев). Здесь правит бал стихия карнавала.  И чудится, что среди героев картины вот-вот  появится сам мессир Воланд и предложит им еще одну азартную игру...  

Особой похвалы в «Беге» заслуживает операторская работа Левана Пааташвили: его «кинокисти» подвластно все: яростные  кавалерийские атаки, выразительные   психологические портреты, экспрессивный мир сновидений и видений, ностальгия пейзажей и цирковой антураж трагикомических сцен.

 

Структура  стереотипов образа Белого движения в советском кино 1970-х  годов

 

исторический период, место действия: любой отрезок времени с 1918 по 1924 годы, Россия.

обстановка, предметы быта: скромные жилища, форма и предметы быта советских персонажей, добротные жилища, форма и предметы быта белогвардейских  персонажей (особенно высшего командного состава).

приемы изображения действительности: реалистические («Красная площадь», «Дни Турбиных»),  квазиреалистические или условные: в рамках боевика («Победитель», «Конец императора тайги»,  «Поговорим, брат..»,  истерна («Свой среди чужих…», «Ненависть», «Ищи ветра…», «Забудьте слово «смерть»), комедии («Бумбараш») и даже пародии («Корона Российской империи») изображение жизни персонажей Белого движения. Драматургический стереотип фильмов на «историко-революционную» тему гражданской войны:  бедные с восторгом принимают власть большевиков, «средний класс» и интеллигенция колеблются, их пугает террор, кровь, война. Но, в конце концов, колеблющиеся  понимают, что большевики пошли на эти репрессивные меры вынужденно, во имя грядущего блага трудящихся (эта линия снова отчетливо проявилась во второй по счету экранизации романа А. Толстого «Хождение по мукам»). Так сомневающиеся герои приходят к пониманию правоты теории революционного террора и диктатуры пролетариата. В связи с этим особую благодарность у авторов подобных фильмов заслуживают чекисты, «чистыми руками», огнем и мечом выжигающие «враждебную заразу» (то есть миллионы людей) с земли русской («Петерс», «Рожденная революцией», «Крах операции «Террор», «20 декабря» и др.).

персонажи, их ценности, идеи, одежды, телосложение, лексика,  мимика, жесты: положительные  персонажи (красные)  носители передовых коммунистических идей; белые персонажи даны дифференцированно: с одной стороны, это традиционные отрицательные персонажи носители антигуманных, милитаристских, монархических, буржуазных, империалистических идей.  С другой (как, например, в фильме Владимира Басова «Дни Турбиных»)  это интеллигентные люди, отстаивающие  свои принципы и представления о чести, добре и зле.

Персонажей разделяет не только социальный, но и материальный статус. Белые одеты богаче бедных и скромных красных. Что касается телосложения, то здесь допускались варианты:  белогвардейцы на экране (в зависимости от конкретной задачи)  либо обычные интеллигенты, либо атлетического вида мужчины.

При этом белые персонажи, показаны не только грубыми и жестокими врагами, с отталкивающей внешностью, властной мимикой и жестикуляцией и неприятными  голосовыми тембрами, но и  утонченными и обаятельными красавцами с безукоризненными манерами и изысканной лексикой.

существенное  изменение в жизни персонажей: в жизнь красных и белых персонажей  врываются  кровавые события гражданской войны…

возникшая проблема: жизнь красных и белых оказывается под угрозой. 

поиски решения проблемы: борьба (разными видами и способами)  красных и белых персонажей; колебания обаятельных интеллигентных персонажей, тяготеющих к идеологии Белого движения.

решение проблемы:  поражение белых персонажей.

 

Бег. СССР, 1970. Режиссеры Александр Алов и Владимир Наумов (экранизация одноименной пьесы М. Булгакова).  Драма.

исторический период, место действия:  Россия, гражданская война, Крым, 1920 год. Турция, Стамбул, начало 1920-х. Франция, Париж, 1920-е годы…

обстановка, предметы быта:  добротные быт и форма белых.

приемы изображения действительности: в целом реалистические, но ряде эпизодов (сны генерала Хлудова) отчетливо проявляется сюрреализм.

персонажи, их ценности, идеи, одежды, телосложение, лексика,  мимика, жесты: практически все белые персонажи выглядят людьми, достойными уважения. Главный герой фильма  белогвардейский генерал Хлудов (в потрясающем по психологической глубине исполнении Владислава Дворжецкого)  человек беспощадный и жестокий, сражается за свои идеалы…  У него скупая лексика, уставший взгляд бессонных глаз…

существенное  изменение в жизни персонажей: на фоне крушения белой армии в Крыму у Хлудова возникает тотальная депрессия  фантасмагоричные сны и галлюцинации…

возникшая проблема:  жизнь главных  персонажей  под угрозой.

поиски решения проблемы:  генерал Хлудов мечется между явью и бредом…

решение проблемы: раздираемый неразрешимыми противоречиями,   главный герой гибнет (в то время как иным белогвардейцам и сочувствующим Белому движению интеллигентам удается спастись от захвативших Крым красных, эмигрировать)…

 

Победитель. СССР, 1975. Режиссер Андрей Ладынин.  Боевик.

исторический период, место действия:  гражданская война, бывшая Российская империя.

обстановка, предметы быта: скромные быт и форма красных, добротные быт и форма белых.

приемы изображения действительности: условное (в рамках жанра боевика) изображение жизни персонажей.

персонажи, их ценности, идеи, одежды, телосложение, лексика,  мимика, жесты: положительные  персонажи (красные)  носители передовых коммунистических идей. Персонификация: красные представлены  обаятельным смельчаком в исполнении Александра Збруева; белые    обаятельным и интеллигентным офицером в исполнении Георгия Тараторкина, отстаивающим  свои принципы и представления о чести, добре и зле, и его жестоким и циничным сослуживцем в исполнении красавца Владимира Коренева. Красных и белых персонажей разделяет социальный и идеологический статус.

существенное  изменение в жизни персонажей: красноармеец Спиридонов (Александр Збруев) оказывается в тылу белых.

возникшая проблема: жизнь главных персонажей  как Спиридонова, так и белых офицеров, оказывается  под угрозой…

поиски решения проблемы: Спиридонов пытается организовать повстанческий отряд в тылу белых.

решение проблемы: в борьбе с белыми Спиридонов выходит победителем…

 

Кадр из фильма Раба любви

Раба любви. СССР, 1975. Режиссер Никита Михалков.  Мелодрама.

исторический период, место действия:  гражданская война, юг России.

обстановка, предметы быта: добротная форма белогвардейцев, изысканная и модная одежда кинематографистов, снимающих очередную «фильму»…

приемы изображения действительности: квазиреалистичное изображение событий.

персонажи, их ценности, идеи, одежды, телосложение, лексика,  мимика, жесты:  белые показаны  жестокими врагами крепкого телосложения; крайне жесток начальник контрразведки в колоритном исполнении Константина Григорьева. Красные, а особенно  кинооператор-подпольщик в исполнении Родиона Нахапетова,  напротив, изображены сугубо позитивно  это интеллигентные, целеустремленные, сильные, честные, обаятельные борцы за коммунизм и большевицкую власть, с яркой лексикой,  жестами и мимикой.

существенное  изменение в жизни персонажей: белые стремятся уничтожить красных подпольщиков.

возникшая проблема: жизнь красных персонажей и оператора-подпольщика,  под угрозой.

поиски решения проблемы: звезда немого кино Ольга Вознесенская (Елена Соловей), влюбившаяся в оператора-подпольщика, пытается ему помочь.

решение проблемы: победа красных неминуема, но кинооператор и «раба любви»  Вознесенская  гибнут от пуль белых…

 

Период 1980-х годов

Общий социокультурный, политический и идеологический контекст 1980-х годов:

- из-за резкого падения цен на нефть все сильнее становились кризисные тенденции в неэффективной плановой государственной экономике СССР;

- из-за афганской войны и событий, связанных с польской «Солидарностью», политика «разрядки» международной напряженности вновь сменилась в первой половине 1980-х резким обострением  «идеологической борьбы» с «империалистическим Западом»;

- после смерти трех престарелых лидеров СССР (Л.И. Брежнева, Ю.В. Андропова и К.У. Черненко) в 1985 году к власти пришел  относительно молодой руководитель  —  М.С. Горбачев, который обозначил новую эпоху реформ «перестройки, гласности и плюрализма», направленную на пересмотр многих коммунистических догм,  на демократизацию и улучшению социализма;

- по причине политики «перестройки» второй половине 1980-х  свойственны такие черты, как постепенный отказ от идеологической борьбы и преследования диссидентов, окончание войны в Афганистане, провозглашение политики разоружения; налаживание государственных контактов с Западным миром.

Всего в 1980-х было в СССР поставлено около пятидесяти лент, так или иначе, связанных с тематикой Белого движения. Но в отличие от прошлых лет, в основном эти фильмы были сделаны по законам развлекательных жанров (боевик, истерн, детектив и др.).

Правада,  в  очередном истерне С.Гаспарова «Хлеб, золото, наган» (1980, сценарист Р.Святополк-Мирский) был определенный сдвиг в сторону большей достоверности и психологизма. Снова гражданская война, главные герои вновь даны только густыми, мазками. Зато главарь банды Мезенцев — настоящий живой характер. Эдуард Марцевич сумел «выжать» из роли все возможное:  лицедействующий подонок Мезенцев предстает во всем своем неприглядном обличье. Картина была четко выдержана ритмически: замедленные «паузы» чередовались с динамическими эпизодами. Меньше стало кровавых, натуралистических сцен. Но рядом с блестяще выполненными зрелищными элементами (трюками с лошадьми, например) встречались и досадные срывы из-за небрежности режиссуры (вроде проезжающей на заднем плане «Волги»). Сюжет, развивающийся поначалу вполне правдоподобно, становился к концу все более надуманным...

 Пожалуй, одна из самых трудных задач, стоящих перед постановщиком приключенческого фильма, —  соблюдение чувства меры. С одной стороны,   картина не должна быть затянутой, скучной, с другой — необходим  определенный предел трюкам, динамике. Примером тому может служить еще один истерн С.Гаспарова —  «Шестой» (1981). В данном случае авторы фильма решили разбавить сюжет   комедийными эпизодами. Но все равно с нажимом, замедленно подавались кровавые сцены убийств. Слишком  многозначительна была и символика, вроде  новеньких гимнастерок, сшитых уже для погибших.  А драматизм финала —  смерть шестого по счету начальника милиции — нивелировалась  последующей сценой его чудесного исцеления. Фильм, где сюжетные повороты можно предугадать, а живых людей заменяют некие воплощения о  человеческих типах (молчаливый силач, обожающий детвору, грустноватый аптекарь, франтоватый парикмахер, мрачноватый пастух и т.д.) в итоге получился ничуть не хуже, но и ничуть не лучше остальных истернов Гаспарова с  «хорошими» красными и «плохими» белыми...

Вот и для авторов истерна  «Кто заплатит за удачу» (1980) гражданская война  «это — лишь исходная ситуация, заявленная как знак. Мы не знаем имён героев, но расстановка сил ясна. «Наши» должны убить во время спектакля какого-то «ихнего» офицера, которому известны все члены подполья. Однако задание остаётся невыполненным, а подпольщицу, которую, как выясняется, зовут Антониной Чумак, арестовывает контрразведка. Трое людей (красный матрос Серёга, прожигатель жизни и карточный игрок Дмитрий, белогвардейский казак Фёдор), узнав о предстоящем показательном суде над Чумак и заочно приняв её за близкого себе человека, отправляются на помощь. Спасение подпольщицы как раз и составляет сюжет ленты»  [Кудрявцев, 1980].

 Герои приключенческих «истернов» обычно весьма удачливы —  им подчас удаются вещи просто фантастические. В фильме «Кто заплатит за удачу» события невероятны, но неординарная режиссура Константина Худякова и добротные актерские работы Виталия Соломина и Леонида Филатова позволяли зрителям поверить в происходящее на экране. Но за  удачу, как и следует из названия картины, надо платить. И герои платили  самую высокую цену —  жизнь. Так на драматическом аккорде обрывался   фильм, поначалу казавшийся чуть ли не приключенческой комедией...

Что касается периода «перестройки», то ее тенденции не успели отразиться в кинотрактовке темы гражданской войны. Во второй половине 1980-х  на совестские экраны вышли вполне традиционные «Подданные революции» (1987), «Уполномочен революцией» (1987) и прочие маловыразительные ленты, не оставившие никакого заметного следа в зрительской памяти…

Правда, иной подход был в одном из последних фильмов советской эпохи о гражданской войне «История болезни» (1990) А. Праздникова, снятом по мотивам рассказа М.А. Булгакова «Красная корона». Здесь фронтовик (Александр Галибин) «по настоянию матери отправляется на поиски младшего брата, поступившего добровольцем на службу в Белую армию. Полученная контузия и смерть юного брата приводят бывшего офицера с диагнозом шизофрения в психиатрическую лечебницу. Таким образом, фильм утверждал идею о бессмысленности и жестокости братоубийственной гражданской войны» [Волков, 2008].

 

Структура  стереотипов образа Белого движения в советском кино 1980-х  годов

 

исторический период, место действия: любой отрезок времени с 1918 по 1924 годы, Россия.

обстановка, предметы быта: скромные жилища, форма и предметы быта советских персонажей, добротные жилища, форма и предметы быта белогвардейских  персонажей (особенно  высшего командного состава).

приемы изображения действительности: реалистичные (Берега в тумане»), квазиреалистичные или условные: в рамках истерна («Хлеб, золото, наган», «Шестой» и др.),   боевика («Кто заплатит за удачу», «Срочно. Секретно. Губчека», «В стреляющей глуши»,  и др.)  изображение жизни персонажей Белого движения.

персонажи, их ценности, идеи, одежды, телосложение, лексика,  мимика, жесты: положительные  персонажи (красные)  носители передовых коммунистических идей; белые персонажи даны дифференцированно: с одной стороны, это традиционные отрицательные персонажи  носители антигуманных, милитаристских, монархических, буржуазных, империалистических идей.  С другой (как, например, в фильме «Берега в тумане»)  это интеллигентные люди, отстаивающие  свои принципы и представления о чести, добре и зле.

Персонажей разделяет не только социальный, но и материальный статус. Белые одеты богаче бедных и скромных красных. Что касается телосложения, то здесь допускались варианты:  белогвардейцы на экране (в зависимости от конкретной задачи) либо —  обычные интеллигенты, либо —  атлетического вида мужчины.

При этом белые персонажи, показаны уже не только грубыми и жестокими врагами, с отталкивающей внешностью, властной мимикой и жестикуляцией и неприятными  голосовыми тембрами, но и  обаятельными мужчинами с хорошими  манерами и  лексикой.

существенное  изменение в жизни персонажей: отрицательные персонажи (представители Белого движения) путем насилия, обмана и подкупа (война, теракты, шпионаж, сотрудничество с интервентами,  буржуазным империалистическим Западом и пр.), собираются воплотить в жизнь свои антикоммунистические, антибольшевистские идеи. Вариант: обаятельные интеллигентные персонажи из круга Белого движения  оказываются втянутыми в  революционные события и в водоворот гражданской войны и пытаются сохранить свои ценности.

возникшая проблема: жизнь красных персонажей, как, впрочем, и существование большевицкого государства в целом, под угрозой; под угрозой оказывается и жизнь белых персонажей, попавших под «красное колесо»…

поиски решения проблемы: борьба (разными видами и способами)  красных и белых персонажей; колебания обаятельных интеллигентных персонажей, тяготеющих к идеологии Белого движения.

решение проблемы: осознанное уничтожение/арест отрицательных белых персонажей; вынужденное уничтожение/арест колеблющихся и/или интеллигентных, романтичных белых персонажей. Вариант: колеблющиеся белые персонажи  понимают, что большевики пошли на революционно-репрессивные меры вынужденно, во имя грядущего блага бедных слоев населения. Так сомневающиеся герои Белого движения приходят к пониманию правоты теории революционного террора, насилия и диктатуры пролетариата…

 

Долгий путь в лабиринт. СССР, 1981. Режиссер  Василий Левин.  Детектив.

исторический период, место действия:  гражданская война, бывшая Российская империя.

обстановка, предметы быта: провинциальный южный город, степи,  быт красных довольно аскетичен, у белых в этом смысле дела обстоят  получше…

приемы изображения действительности: в целом условное (в рамках детективного жанра) изображение жизни персонажей без особой психологической глубины.

персонажи, их ценности, идеи, одежды, телосложение, лексика,  мимика, жесты: положительные  персонажи (красные)  носители передовых коммунистических идей; белые персонажи (в том числе  замаскированный под красного белогвардеец-шпион) отстаивают  свои принципы и представления о чести, добре и зле. Персонажей разделяет социальный статус. У красных лексика погрубее, у белых  поизысканней.

существенное  изменение в жизни персонажей: красные подозревают, что в их ряды затесался шпион белых…

возникшая проблема: жизнь главных персонажей  как красных, так и белых   оказывается  под угрозой…

поиски решения проблемы: красные пытаются выявить белого шпиона и ликвидировать  отряд под руководством одного из белогвардейцев…

решение проблемы: красным удается уничтожить своих врагов, хотя в бою они тоже несут потери…

 

Жизнь и бессмертие Сергея Лазо. СССР, 1985. Режиссер Василий Паскару. Драма.

исторический период, место действия:  гражданская война на Дальнем Востоке 1918-1920 годов (c небольшими врезками эпизодов, действие которых разворачивается в первые семнадцать лет XX века).

обстановка, предметы быта: скромные быт, одежда  красных, добротная форма белогвардейцев.

приемы изображения действительности: квазиреалистичное изображение событий.

персонажи, их ценности, идеи, одежды, телосложение, лексика,  мимика, жесты:  белые показаны  жестокими врагами крепкого телосложения, главный из них представлен в эффектном образе чернобородого красавца (Борис Хмельницкий); красные, а особенно один из их лидеров  Сергей Лазо (1894-1920),  напротив, изображаются сугубо позитивно это целеустремленные, сильные, честные борцы за коммунизм и большевицкую власть, с яркой лексикой,  жестами и мимикой. Дворянин по происхождению,  С. Лазо (его, как и в аналогичном фильме 1968 года, играет обаятельный литовский актер) наделен к тому же приятной внешностью и интеллигентными манерами.

существенное  изменение в жизни персонажей: белые в союзе с японскими интервентами стремятся уничтожить красных, а красные  белых и японцев.

возникшая проблема: жизнь красных и белых персонажей  под угрозой.

поиски решения проблемы: красные разрабатывают план удержания своей власти в Дальневосточной республике;

решение проблемы: красные в итоге одерживают победу, однако два главных персонажа фильма  белогвардейский полковник  и С.Лазо  гибнут…

 

Берега в тумане. СССР, 1985. Режиссер Юлий Карасик.  Драма.

исторический период, место действия:  1921-год, Болгария (куда из Турции переправились войска генерала П.Н.Врангеля), Крым.

обстановка, предметы быта:  скромные быт и форма красных, добротные быт и форма белых.

приемы изображения действительности: реалистические.

персонажи, их ценности, идеи, одежды, телосложение, лексика,  мимика, жесты: как главные белые (офицеры армии генерала П.Н. Врангеля), так и главные красные персонажи  представлены носителями своих идей, которые они расценивают как единственно верные. Между ними  колеблющиеся персонажи, примыкавшие к Белому движению, но поддавшиеся на большевицкую агитацию репатриации… Красных и белых персонажей разделяет в основном социальный, а не  материальный статус, т.к. оказавшаяся в эмиграции армия П.Н. Врангеля испытывает финансовые затруднения. Белые персонажи, как правило, выглядят достойными противниками красных… В целом белые одеты богаче красных. Что касается телосложения, то здесь как красные, так и белые, обладают разнообразными фактурой, мимикой и жестами, хотя, естественно, что манеры и лексика представителей Белого движения аристократичны и интеллигентны, а у красных и их союзников всё проще и грубее…

существенное  изменение в жизни персонажей: белогвардейцы во главе с генералом П.Н. Врангелем хотят получить от западных союзников оружие и снова начать войну с Советской Россией.

возникшая проблема:  жизнь, как белых, так и красных  персонажей    под угрозой.

поиски решения проблемы: белые и красные предпринимают активные действия, направленные друг против друга.

решение проблемы: красные совместно с болгарскими коммунистами крадут оружие, предназначавшееся армии барона Врангеля, и разрушают план захвата белыми власти в Болгарии. Вместе с тем, один из главных красных организаторов краха белых в Болгарии убит, а его раздираемый неразрешимыми противоречиями оппонент  полковник белой гвардии кончает жизнь самоубийством…


Александр Федоров


* Статья написана при при финансовой поддержке государственной стипендии Министерства культуры Российской Федерации (2015).

 

Литература

 

Александр Алов, Владимир Наумов. Сборник статей. М.,1989. С.146.

Бузина О.А.  Эти шикарные белогвардейцы... 2009. http://from-ua.com/voice/570a6bae81ed5.html  http://www.from-ua.com/voice/6eaa4b1cd2f97.html

Волков Е.В. «Колчаковщина» в советском игровом кино // Новый исторический вестник. 2013. № 35.

Волков Е.В. Белое движение в культурной памяти советского общества: эволюция «образа врага». Автореф. дис. … д-ра ист. наук. Челябинск, 2009. 40 с.

Волков Е.В. Белое движение в культурной памяти советского общества: эволюция образа врага в игровом кино. 2008. http://orenbkazak.narod.ru/kino.doc

Волков Е.В. Белое движение на отечественном экране: эволюция культурной памяти // Век памяти, память века. Опыт обращения с прошлым в ХХ столетии.  Челябинск: Каменный пояс, 2004.  С. 251–268.

Забозлаева Т.Б.  Владислав Стржельчик. Л.: Искусство, 1979. С.120–121.

Ковалов О. Свобода приходит нагая. 2014. 21.03. http://seance.ru/blog/portrait/svoboda/

Колесникова А. Образ врага в советском кинематографе // Посев. ­2006. ­ № 9. ­ С.24­–30.

Кондаков Ю.Е. Гражданская война на экране. Белое движение: учебное пособие. СПб: Элексис, 2015. 362 с.

Кудрявцев С.В. Кто заплатит за удачу. 1980.  http://www.kinopoisk.ru/level/3/review/880760/1980

Михалкович В.И. Когда герой становится другом // Приключенческий фильм. Пути и поиски / Отв. Ред. А.С.Трошин. М.: Изд-во  ВНИИК, 1980.  С.16-23.

Погожева Л. Будапештские тетради. М., 1972. С.63.

Раззаков Ф. Свет погасших звезд. Они ушли в этот день. М.:  ЭКСМО, 2007.

Страна Янчо, в которую приглашает Александр Трошин. М.: Эйзенштейновский центр исследований кинокультуры. Музей кино, 2002. 240 с.

Стриженов О.А.  Исповедь. М., 2001. С. 21, 90.

Трошин А.С. Миклош Янчо // Режиссерская энциклопедия. Кино Европы. М.: Материк, 2002. С. 199-200.

Туровская М.И. Blow up, или Герои безгеройного времени–2.  М.: МИК, 2003. 288 c.

Федоров А.В.  Анализ аудиовизуальных медиатекстов. М., 2012.  182 с.

Федоров А.В. Анализ культурной мифологии медиатекстов на занятиях в студенческой аудитории // Инновации в образовании. 2008. № 4. С.60-80.

Федоров А.В.  Трансформации образа России на  западном экране:   от эпохи идеологической конфронтации (1946-1991) до современного этапа (1992-2015). М.: Изд-во МОО «Информация для всех», 2015.  221 c.

Фомин В.И. Событие и характер в приключенческом фильме // Приключенческий фильм. Пути и поиски / Отв. Ред. А.С.Трошин. М.: Изд-во  ВНИИК, 1980.  С.24-38.

Шнейдерман И.И. Григорий Чухрай. Л.: Искусство, 1965. 228 с.

Эльманович Т. Рецензия на фильм «Бриллианты для диктатуры пролетариата» // Сов. экран. 1975.  № 16.

Menashe, L. (2005).  Chapayev and Company: Films of the Russian Civil War  //  Cinéaste. 2005. Vol. 30. No. 4, pp. 18-22.

Strada, M.J. and Troper, H.R. (1997). Friend or Foe? Russian in American Film and Foreign Policy. Lanham, Md., & London: The Scarecrow Press, 255 p.

 

 

 

 

 


Наверх
 

Знаки времени

Последние новости


2010 © Культуролог
Все права защищены
Goon Каталог сайтов Образовательное учреждение