ВХОД ДЛЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ

Поиск

Подпишитесь на обновления

Yandex RSS RSS 2.0

Авторизация

Зарегистрируйтесь, чтобы получать рассылку с новыми публикациями и иметь возможность оставлять комментарии к статьям.






Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация

Опрос

Что происходит с научно-техническим прогрессом?

Сайт Культуролог - культура, символы, смыслы

Вы находитесь на сайте Культуролог, посвященном культуре вообще и современной культуре в частности.


Культуролог предназначен для тех, кому интересны:

теория культуры;
философия культуры;
культурология;
смыслы окружающей нас
реальности.

Культуролог в ЖЖ
 
facebook.jpgКультуролог в Facebook

 
защита от НЛП, контроль безопасности текстов

   Это важно!

Завтра мы будем жить в той культуре, которая создаётся сегодня.

Хотите жить в культуре традиционных ценностей? Поддержите наш сайт, защищающий эту культуру.

Наш счет
Яндекс.Деньги 41001508409863


Если у Вас есть счет Яндекс.Деньги,  просто нажмите на кнопку внизу страницы.

Перечисление на счёт также можно сделать с любого платежного терминала.

Сохранятся ли традиционные ценности, зависит от той позиции, которую займёт каждый из нас.  

 

Православная литература
Главная >> Словарь современной культуры >> Цивилизационные сценарии >> История финиширует. Что будет с Россией?

История финиширует. Что будет с Россией?

Печать
Автор Кирилл Дегтярев   

Сегодня мы живем за ... лет до конца света. Уже виден тот темный дверной проём, в который устремляется мир.

 

1.

Начнём с того, что в мире неуклонно и весьма быстро замедляется рост численности населения, так, что уже к середине XXI века он может полностью прекратиться. С 1970-х падают относительные темпы роста, а с 2000-х – уже абсолютные (табл. 1).

 

Таблица 1. Динамика численности мирового населения в 1955-2015 гг.

   

Год

Население мира, млн. чел.

Рост за 10 лет, млн.чел.

Рост за 10 лет, %

1945

2 556

1955

3 039

483

18,9%

1965

3 707

667

22,0%

1975

4 454

747

20,2%

1985

5 279

825

18,5%

1995

6 083

804

15,2%

2005

6 849

766

12,6%

2015

7 416

567

 8,3%

Источники: http://www.infoplease.com/ipa/A0762181.html , http://www.worldometers.info/world-population/

 

При экстраполяции нынешней динамики численности населения мы получим прекращение его роста через 30-40 лет, примерно к 2050-2060 гг.

Об этом же говорит резкое снижение среднемирового коэффициента фертильности (fertility rate), или среднее число рождений на 1 женщину репродуктивного возраста.

В 1950-55 гг. он составлял 4,95, а к 2010-2015 гг. снизился до 2,36, падая в среднем на 0,4 за 10 лет. Продолжение тенденции означает, что году к 2020-2025 он упадёт до 2,0, т.е. ниже минимального уровня, необходимого для поддержания численности населения. В этом случае ещё около 50 лет, примерно до 2075 года, и население перестанет расти либо вовсе начнёт падать.

Наконец, важный косвенный показатель – рост доли городского населения. Оно в мире превысило сельское население где-то между 2007 и 2010 годом. Это тоже указывает на вероятное прекращение роста численности населения в течение ближайших 30-40 лет, примерно к 2040-2050 гг.

Это происходит уже не за счёт развитых стран, где рост численности собственного населения прекратился ещё 30-50 лет назад, а за счёт «Третьего Мира», всё в большей степени перенимающего западные и городские стандарты и ценности.

В наше время, озабоченное угрозой дефицита природных ресурсов и загрязнения окружающей среды, прекращение роста населения может восприниматься как «хорошая новость», на самом же деле...

Здесь можно выделить два уровня:

·               внешний, назовём его демографически-экономическим;

·               внутренний, социально-психологический.

На уровне экономики прекращение роста населения означает прекращение, в дальнейшем, и экономического роста. Казалось бы, ничего страшного в том, что в условиях стабилизации численности населения и ёмкости рынков экономика тоже стабилизируется.

Вопрос, однако, способна ли она на это? Рост – это её  доминанта, парадигма, способ существования. Когда внутренний рынок тесен, компании начинают завоёвывать внешний мир – так образуются транснациональные корпорации. Ещё в 1848 году, в «Манифесте коммунистической партии» Маркса и Энгельса говорилось о том, что капитал осваивает новые территории, вырывая огромные массы людей «из идиотизма деревенской жизни» и вовлекая их в общественное производство, в мировой рынок. Именно таким путём росла мировая экономика и все следующие уже без малого 170 лет. Теперь приходится констатировать, что, так сказать, идиоты закончились. Что дальше, за счёт чего расти? Только за счёт уничтожения конкурентов, а к чему это может привести?

Это мы рассматриваем ситуацию, при которой население стабилизировались. Однако, скорее, с середины – конца XXI века следует ждать не стабилизации, а депопуляции.

Зимний вечер в городе Ч

  
Александр Болотов "Зимний вечер в городе Ч.", 2015

«Белое» население западных стран не стабильно, оно сокращается. Сохранение либо слабый рост численности населения в западных странах происходит за счёт иммигрантов. Что будет, если весь мир в итоге перейдёт на западные и городские модели воспроизводства населения, и оно начнёт падать уже в мировом масштабе? А это уже явная мировая экономическая катастрофа, которая пойдёт лавинообразно. Не говоря уже о том, что сама по себе депопуляция в мировом масштабе означает прямое движение человечества к прекращению своего физического существования.

Теперь обратимся к внутреннему уровню. Быстрое замедление роста численности мирового населения и прямое сокращение его в ряде стран и регионов в наше время происходит без масштабных бедствий вроде голода от неурожаев, эпидемий и мировых войн, как это бывало в прошлые эпохи. Людям, объективно, в среднем намного легче жить и легче прокормить детей, чем 100 лет назад. Но мы, как будто, не хотим жить дальше, не хотим продолжать свой род. В глобальном плане идёт, как будто, ослабление воли людей к жизни, причём без явных внешних причин.

Тут нельзя не вспомнить: «…и, по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь» (От Матфея, 24:12). Отказ от семьи, рождения и воспитания детей – тоже один из аспектов охлаждения любви, в том числе и из-за умножения беззакония.

В мире также нарастают разные социально-психологические патологии, включая и половые девиации, причём при покровительстве им и даже продвижении их со стороны властей в «цивилизованных» странах.

В мире стремительно растёт число прочих душевных расстройств. Вот выдержки из разных источников на эту тему:

 

«За последние 30 лет число пациентов с психическими заболеваниями выросло в четыре раза, сообщают представители немецкого Объединения психиатров, психотерапевтов и невропатологов (DGPPN)…

Всемирная Организация Здравоохранения сегодня рассматривает депрессию как эпидемию, которая охватила все человечество.

По статистике, заболевание «депрессия» уже вышла на первое место в мире среди причин невыхода на работу и на второе как болезнь, из-за которой происходит потеря работоспособности.

Ежегодно в мире порядка 150 миллионов человек теряют работоспособность по причине депрессии.

В США депрессией страдают около 15 млн. человек, по данным Американской Психиатрической Ассоциации…

Самые высокие показатели аффективных и тревожных расстройств регистрируются в США. В 1990-е гг. годовая распространенность так называемых больших депрессий среди взрослого населения оценивалась в 10,1 %...

Рост показателей распространенности депрессий в последние десятилетия можно назвать стремительным. Получившие широкую известность данные о тенденции повышения частоты развития депрессии во всем мире с достижением этой клинической формой к 2020 г. второго места после ишемической болезни произвели большое впечатление на всех специалистов, организаторов медицинской помощи, демографов, представителей финансовых институтов и политиков во многих странах. Но прогноз стал оправдываться даже быстрее, чем ожидалось: уже в середине первого десятилетия нашего столетия в Европе распространенность депрессии выдвигает ее на первую (а не на вторую) позицию среди всех клинических форм патологии. ..»

 

Итак, мы видим человечество, не только постепенно прекращающееся размножаться, но и, говоря просто, впадающее в уныние и сходящее с ума. Последнее же может вызвать сколь угодно тяжёлые и катастрофические последствия. Рано или поздно, условно говоря, и доступ к какой-либо «красной кнопке» может получить психически расстроенный человек.

Эдвард Мунк Вечер на улице Карла Иоанна

  Эдвард Мунк "Вечер на улице Карла Иоанна", 1892

Когда говорят о конце света, обращаясь к Евангелию от Матфея или Откровению Иоанна Богослова, внимание часто обращают на явные катастрофы – и природного и, говоря современным языком, техногенного свойства, и пытаются найти соответствие нынешних событий указанным в Библии. В частности, в строках:

«Третий ангел вострубил, и упала с неба большая звезда, горящая подобно светильнику, и пала на третью часть рек и на источники вод.
 Имя сей звезде "полынь"; и третья часть вод сделалась полынью, и многие из людей умерли от вод, потому что они стали горьки
»

видят катастрофу на Чернобыльской АЭС. Но непонятно, как тогда быть с первыми двумя Ангелами:

«Первый Ангел вострубил, и сделались град и огонь, смешанные с кровью, и пали на землю; и третья часть дерев сгорела, и вся трава зеленая сгорела.
  Второй Ангел вострубил, и как бы большая гора, пылающая огнем, низверглась в море; и третья часть моря сделалась кровью,

 и умерла третья часть одушевленных тварей, живущих в море, и третья часть судов погибла».

Где эти события, которые должны были предшествовать чернобыльской катастрофе? Можно предположить (тоже в порядке «гадания на кофейной гуще»), что низвержение горы в море после того, как вострубил второй Ангел, связана с катастрофой, гипотетически возможной при извержении вулкана Кумбре-Вьеха (Cumbre Vieja) на острове Ла-Пальма Канарского архипелага. Огромная трещина, некогда образовавшаяся в результате очередного извержения в 1949 году, отделила часть горы объёмом более 500 км3 от основного массива. Сейчас она держится «на честном слове» и, теоретически, способна сползти в океан из-за любого сильного толчка в результате очередного землетрясения или извержения. Это способно вызвать огромную волну, своего рода «мега-цунами», высотой до 1 км, радиально расходящуюся от места катастрофы. По мере движения её высота будет снижаться, но, всё равно, при обрушении на берега Африки, Европы, Северной и Южной Америки составит от 12 до 100 метров. Конечно, такое событие чревато также гибелью множества морских животных, и огромной части мирового флота, тем более, что Северная Атлантика – зона самого оживлённого судоходства. Но оно не наступило, оно только может, теоретически, наступить когда-нибудь.

Вероятно, черёд явных «внешних» катастроф пока не настал, а предваряется текущей внутренней общественной и человеческой катастрофой. А, когда схождение человечества с ума и нарастание социально-экономических неурядиц перейдёт критическую черту - возможно, что к середине нашего века, наступит время и войн, и падения гор, звёзд и огня с неба, и всего, что сказано в Писании по этому поводу.

И здесь тоже возможны два аспекта – с одной стороны, человечество в больном состоянии начнёт само творить катастрофы, ещё худшие, чем творило ранее и творит сейчас. С другой – в них будет элемент «шоковой терапии», чтобы хоть кто-то через великие потрясения и беды успел что-то осознать и покаяться. Хотя, судя по тому, что сказано об этом в Откровении, даже это не поможет.

Так что, «О дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы небесные, а только Отец Мой один» (От Матфея, 24:36), однако наше столетие действительно имеет все шансы стать последним в нашей истории.

Главное же – даже не это, а сделать из этого правильные выводы и не впасть в уныние, а напротив, укрепиться.

Да, «каждая эпоха считала себя последней», конца света люди ждут ещё с момента первого пришествия Христа. Кто-то из первых христиан видел антихриста в императоре Нероне. Кто-то, ориентируясь на «число зверя», ожидал его в 666 или 1666 году. Кто-то считал антихристом Наполеона. Кто-то в России думал в 1917, что он пришёл. И все, как выяснилось, ошибались.

Да, насчёт Нерона, Наполеона и других исторических персонажей. Ведь в Апокалипсисе не сказано, что зверь воплотится в каком-то человеке. Зверем может быть и «система в целом», даже демократическая внешне. Даже, скорее всего, так и будет.

Но дело даже не в этом. С дистанции прожитых с первого пришествия Христа 2000 лет мы можем говорить, что пытавшиеся «вычислить» или угадать дату конца времён не могли не ошибаться. Тогда, и не только во времена Нерона, но даже в 1917, не было тотальных движений и явлений, способных в достаточно высокой степени захватить весь мир. Не был он настолько, как принято сейчас говорить, «глобализирован», ни технически, ни ментально. И, тем более, ни у кого тогда не было рациональных инструментов эсхатологического познания.

А сейчас эти тотальные процессы идут, и мы можем постичь их даже рациональным путём. Мы видим явные признаки конца, мы можем даже просчитать некоторые мировые тенденции, достаточно явно к нему ведущие. И за это надо поблагодарить Бога – Он даёт нам подсказку, Он даёт нам возможность увидеть – вот оно, время пришло.

2000 лет назад Он говорил Своим ученикам: «Итак, бодрствуйте, потому что не знаете, в который час Господь ваш приидет». На нас такое подействовало бы расслабляюще, мы бы сочли это «педагогическим приёмом» и сделали бы вывод, что раз так говорит, то нескоро ещё. Он говорил им: «так, когда вы увидите все сие, знайте, что близко, при дверях». Ну да, когда мы ещё увидим; ну ладно, вот когда увидим, тогда и начнём шевелиться.

А нам Он уже, можно сказать, чётко говорит: «близко, при дверях». Не «когда увидите», а мы уже видим. Он нам, снисходя к нашей глухоте, слепоте и плоскому рационализму, переводя на наш бедный язык, прямо показывает – вот, уже здесь. Готовьтесь же, Я вам даю время и даже примерно говорю, сколько его у вас. Вы всегда хотели знать, когда именно – вот, получите даже примерные сроки, лет через 30-50  первый Ангел вострубит. Времени немного, но достаточно, чтобы успеть.

 

2.

Написав о том, что апокалиптические потрясения ждут нас, вполне возможно, уже в ближайшие полвека, автор далёк от мысли, что «он один такой умный». Если это так, то понимать это должны многие и, прежде всего и даже в большей степени, люди, имеющие рычаги политической и финансовой власти, принимающие решения, имеющие наиболее широкий доступ к информации о происходящем в мире.

Разумеется, большинство этих людей вряд ли верит буквально в написанное о конце света в Библии. Но на основе имеющейся у них информации и  собственного осмысления реальности они, в любом случае, понимают высокую вероятность великих потрясений мирового масштаба с риском гибели человечества уже в обозримом будущем, в пределах жизни одного, максимум - двух поколений людей.

В дополнение к тому, что уже было сказано – о прекращении роста численности населения с риском последующей глобальной депопуляции и резком росте психических расстройств, нельзя сбрасывать со счётов и две другие взаимосвязанные группы рисков – экологические и технологические.

Действительно, загрязнение природной среды и угроза дефицита природных ресурсов – это реальность. Это технически преодолимые проблемы, с помощью НТП и без применения животноводческих подходов к человечеству, но это серьёзные проблемы, они есть.

Технологические же риски глобального масштаба связаны с наличием военных и иных средств, позволяющих человечеству «при желании» полностью себя уничтожить, и даже с многократным запасом. Уповать приходится на добрую волю и здравый смысл людей, но ведь далеко не все обладают этими качествами (тем более, судя по вышеупомянутому росту психических расстройств, число людей в здравом уме снижается) и, кроме того, возможны чисто технические сбои, способные в нынешней глобальной техносфере принять глобальный же характер. Человек создал систему, которой уже не способен управлять в достаточной степени.

Иными словами, «куда ни кинь – всюду клин», и глобальные потрясения, можно считать, неизбежны в ближайшие десятилетия, но, возможно, уже завтра.

И, если это так, то  «большие люди» это понимают и тем или иным способом готовятся, а эта подготовка, в свою очередь, имеет свои последствия.

Экономисты, социологи и другие исследователи общества давно понимают и учитывают, что, помимо «объективных» законов, на развитие событий влияют ожидания людей и их действия, диктуемые данными ожиданиями. Классический пример - если биржевые игроки предполагают, что на бирже будет падение, они начинают сбрасывать ценные бумаги, не дожидаясь его и, в этом случае, неизбежно происходит – даже не падение, а обвал.

Действия «сильных мира сего» в преддверии грядущих потрясений могут идти в двух основных направлениях – попытаться предотвратить или отсрочить их и, понимая, что их всё равно не избежать, попытаться «встроиться» в эти потрясения, обеспечивая прочность и выгодность собственного положения.

Наиболее очевидное предполагаемое последствие – сворачивание любых долгосрочных стратегических проектов и фундаментальных исследований, способных дать какой-то практический результат лет через 50-100. Зачем они, если лет через 50-100 (и даже скорее через 50, а то и 30, чем через 100) всё будет уничтожено войной или каким-то ещё «огнём с неба»? Допустим, освоение космоса с полётами на Луну и Марс или управляемый термоядерный синтез – мы, кстати, видим, что эти великие замыслы как будто «спускаются на тормозах» либо их реализация топчется почти на месте.

Также возможно сворачивание какой-либо долгосрочной имперской государственной политики, смотрящей на десятилетия и века вперёд. Зачем строить великие империи – вскоре они неизбежно будут разрушены или переформатированы до неузнаваемости - надо позаботиться, прежде всего, о своём круге и возможности его сохранения в грядущем катаклизме.

Примерно то же можно сказать и о социальном государстве – зачем тратить огромные ресурсы на всеобщее развитие и социальное благополучие, и какой смысл поддерживать сотни миллионов слабых? Ставку надо делать на «выживание сильнейших» - и, конечно же, на выживание «своих».

Разумеется, эта подготовка разных элит и групп влияния к великим потрясениям чревата обострением и ускорением конфликтов, ухудшением жизни огромного количества людей и ростом социального пессимизма, что может, напротив, вызвать эти потрясения «преждевременно» и сделать их ещё сильнее, по аналогии с биржей.

Отсюда неизбежно выглядящее вполне разумным и часто высказываемое утверждение, что все проблемы человечество должно решать сообща и, в идеале – в режиме единого «мирового правительства». Конечно же, параллельно с этим неизбежно возрождение и рост популярности социалистических идей, оказавшихся в нокауте после распада СССР. Всё это может трансформироваться даже в лозунг своего рода Мировой Социалистической Республики.  Многие, если не большинство, людей с искренними социалистическими убеждениями, такое поддержат, увидев в этом доказательство своей правоты – наконец, перед лицом грозящих катастроф, человечество осознало правоту коммунистических идей и готово встать на правильный путь.

Константин Юон Новая планета

  
  Константин Юон "Новая планета"
, 1921

Такой сценарий в мировом масштабе можно считать возможным. Ведь «Социализм победит не потому, что он прав, а потому, что неправы его противники».  А они неправы, абсолютно все его противники -  рыночные фундаменталисты и капиталистические  хищники, социал-дарвинисты, замшелые консерваторы и «клерикалы», националисты, либералы и прочие. Это они довели мир до катастрофы, не решив ни одной проблемы, только создав ряд новых, а после распада СССР движение к мировой катастрофе лишь ускорилось, что лишний раз подтверждает коммунистическую правоту.

Условная Мировая Социалистическая Республика, в связи с этим, может состояться – на некоторое время. Конечно же, это будет лозунгом, фасадом, а что будет за этим фасадом – следующий вопрос. Может быть и так, что строительство этой гипотетической республики произойдёт под управлением нынешней же мировой политической и финансовой олигархии, которая вовремя «сменит лозунги» и некоторым образом трансформирует и замаскирует свою власть. То бишь, это станет не более, чем манипуляцией. 

В любом случае, исторический советский социализм не решил ключевых проблем человечества. И главная из них - даже не экономическая неэффективность или  олигархическое управление. А та, что «беззаконие и охлаждение любви» в душах людей – и народа, и «элиты», никуда не исчезло, оно сохранялось и даже крепло, разрушая человеческие отношения, семьи и общество в целом, точно так же, как и в остальном, не социалистическом мире.

Есть ли основания считать, что гипотетический «СССР XXI-го века в мировом масштабе» эти проблемы решит и станет благополучнее и устойчивее предшественника? Скорее, напротив, поскольку существенно хуже основа, чем была 100 лет назад – хуже качество «человеческого материала», и народа, и «элиты», менее чисты мотивы тех и других.

В конце концов, СССР строили, большей частью, русские люди, вышедшие из православной культуры. А в гипотетическом мировом социалистическом государстве вряд ли такие люди, такая культура и такие ценности будут играть какую-то заметную роль. «Новый» социализм, конечно же, объявит, что учтёт ошибки прежнего, в частности, не будет ни преследования религий (напротив даже, будет союз с ними), ни репрессий вообще, ни чрезмерно жёсткого огосударствления хозяйства и прочих перегибов. Это не будет заведомой ложью, «вешать попов», сбивать кресты с храмов и запрещать религиозные обряды и праздники действительно никто не хочет и не будет.

Проблема, однако, в другом -  всего этого и так давно нет, никто никого за веру не преследует, но разве сами люди, называющие себя верующими (в том числе христианами, в том числе православными), превратились, избавившись от гнёта государства, в деятельную силу, кардинально меняющую мир к лучшему? Не говоря уже о том, стали ли они «авангардом человечества». Впрочем, есть религиозные силы, претендующие на роль мирового авангарда. Но это, например, запрещённая в России организация ИГИЛ.

Так что, гарантии верующим со стороны социализма, даже если будут соблюдаться, и даже если будет заключён христианско-социалистический союз, сами по себе какой-либо «общественной пользы» не принесут. Да, избавят общество от лишнего вреда, но этого недостаточно.

Точно то же можно сказать и о частном бизнесе. Когда его разрешили, он стал мощной и конструктивной силой?

Поэтому, дело не в том, что социалисты обманут и начнут, «как в старые времена»,  преследовать, раскулачивать, «устроят ГУЛАГ». Нет, не обманут, не начнут, не устроят. Но это само по себе ничему не поможет.

Вероятно, гипотетическое мировое социалистическое государство окажется ухудшенной версией СССР (пусть и не подверженной или менее подверженной его «перегибам») и разрушится ещё быстрее. Да, мировой масштаб, отсутствие сильных конкурентов, с одной стороны, усиливают позиции. Однако, с другой, ослабляют. Хотя бы потому, что отсутствие внешнего врага действует расслабляюще.

Но, на первом этапе, конечно же, будут поводы для оптимизма. Мировая социалистическая революция, как мечтали 100 лет назад, может состояться, и поначалу будет положительный эффект, ощущение решения проблем человечества, единения и новых горизонтов. А внутренние пороки, причём более глубокие, чем были у СССР, скажутся чуть позже – например, спустя 20-30 лет, со сменой одного поколения, и человечество вновь покатится вниз.

Пока же рациональных возражений против социализма в мировом масштабе очень мало (если есть вообще) и, чем дальше, тем меньше их будет. В постсоветский период «убойным» аргументом был сам факт банкротства СССР. Сейчас этот аргумент почти не действует, не только и не столько потому, что прошло 25 лет (опять же, сменилось поколение, и это заметно), а потому, прежде всего, что «его противники» сами успели обанкротиться за этот срок. И их банкротство по мере усугубления мировых проблем, нарастания конфликтов и угрозы мирового коллапса вскоре станет ещё более очевидным, и мировое социалистическое правительство предстанет единственным выходом из катастрофы. Тем более, что других «технических» решений действительно нет.

В связи с этим, весьма вероятно, в ближайшие десятилетия мир станет ареной борьбы между крепнущей мировой социалистической идеей и различного рода «эгоизмами» - национальными, корпоративными, личными. Появление других достойных и конструктивных оппонентов маловероятно, и очевидно, за кем в этом споре будет моральное превосходство.

Что в этой связи ждёт Россию в обозримом будущем, какие риски и угрозы, какую позицию возможно было бы и следовало бы занять нашему государству и обществу – отдельный вопрос, который мы попытаемся осветить в дальнейшем. Пока же скажем лишь, что риски и угрозы, и даже в ближайшие годы, очень существенны и разноплановы, а занятие правильной позиции – очень непростая задача.

 

3.

Один западный политолог с досадой, но и с уважением, как-то написал, что Путин сильно играет имеющимися у него слабыми картами.

Что бы ни имел в виду этот автор под слабыми картами, нам следует понимать, что слабые карты – это сейчас, прежде всего, мы сами, русские люди, граждане России. Что получится, если попробовать оценить общество, хотя бы, с помощью некоторых статистических индикаторов:

·               Естественный прирост России колеблется около нулевой отметки, а, если говорить о естественном приросте отдельно русского народа, то он отрицателен. В 2014 году естественной прирост по России в целом составил 0,02% населения, однако за январь-февраль 2016 фиксируется естественная убыль  -0,15% в годовом эквиваленте; суммарный коэффициент рождаемости – ниже 1,8 в среднем по России, отдельно у русских он тоже ниже;

·               На 1000 браков каждый год приходится 550 разводов;

·               Потребление алкоголя на душу населения старше 15 лет, по разным данным, 11-13 литров чистого спирта в год, что эквивалентно примерно 26-30 бутылкам водки, т.е.  бутылке водки раз в две недели; алкоголь, произведённый (и, соответственно, выпитый) населением в данном случае не учитывается;

·               По различным оценкам, православные храмы каждое воскресенье посещает 2%-3% всего населения; на Пасху в Москве называются цифры 1 млн. человек или даже чуть больше; но это 10% всего населения города, в обычные же воскресенья народу в храмах в несколько раз меньше.

Иными словами, мы не особо веруем, не хотим создавать семьи и размножаться и склонны к саморазрушению.

Предвидя возражения, сразу с ними соглашусь – да, во многом виновато государство, ему следовало бы проводить другую, более активную политику в отношении семьи и общества. Но, с другой стороны, получается, что без особых мер стимулирования общество, народ оказывается нежизнеспособным.

Изменит ли кардинально к лучшему ситуация при государственном стимулировании общества, не имеющего собственной воли к жизни?

Что касается рождаемости и прироста населения, то с этой проблемой западные страны столкнулись раньше нас. Они предпринимали определённые меры поддержки деторождения, но больших успехов не достигли. Ситуация в Западной Европе в естественным приростом и рождаемостью примерно та же, что у нас.

Наверно, наша власть не может не анализировать этот опыт, а он наталкивает на вывод о бесполезности помощи.

Из данных, приведённых выше, уже можно сделать некоторые (печальные) выводы относительно сплочённости наших людей, их способности действовать совместно ради общих интересов и идеалов. Но они подкреплены и непосредственными наблюдениями «перестроечного» и постсоветского периода. Советский, российский, русский народ продемонстрировал себя, большей частью, как аморфная легко манипулируемая масса. Это показал и период правления Горбачёва и распада СССР. Так или иначе, это проявлялось и позже. Дополнительным и, по-своему, очень ценным, опытом стал «майдан» и последующие события на территории бывшей УССР, где примерно тот же народ.

Если коротко, то события последних 30 лет советской и российской истории показали, что народ может быть поднят на любой «майдан» под любыми сколь угодно иллюзорными и нелепыми лозунгами, но неспособен организоваться, защищая свою страну, свои интересы и ценности.

Безусловно, у нас есть достойные люди, есть герои, есть здоровые общественные силы, но это всё носит, во всяком случае – пока, точечный и очаговый характер, а «общество в целом» трудно назвать опорой страны и государства.

Что интересно, на словах мы все молодцы, судя по опросам общественного мнения – 80% или 90% из нас и даже больше. Мы патриоты, мы за здоровую семью и традиционные ценности, мы даже православные примерно на 60%-70%. Но это - пока, во всяком случае, не воплощается в дело.

Понятно также, если говорить предельно прямо и даже цинично, что, например, повышение доходов граждан само по себе не переломит демографической ситуации, не приведёт к моральному оздоровлению, да и не снизит вероятность «майдана». Тогда какой смысл выбрасывать средства на ветер, если, в преддверии грядущих потрясений, своего рода нового Потопа, нужно строить «ковчег» себе и своим (следующий вопрос, кого взять на борт)?

Власть, любая власть, именно так и смотрит на вещи – расчётливо, холодно и даже цинично, но трудно её за это осуждать, она иначе не может, пожалуй, даже – не может позволить себе иначе.

Эта ситуация совершенно не уникальна для нашей страны, автор далёк от мысли, что в других странах люди лучше – не лучше, и там идут сходные процессы. Мы же сейчас говорим о нашей стране, исходя из того, что сами хотим выжить (или не хотим?), и физически, и духовно. И исходя из того, что Россия – последняя надежда и последний оплот всего человечества, если, конечно, окажется в силах выполнить эту задачу. Поэтому нам следует быть лучше других.

Возможно, что наше нынешнее состояние связано с истощением сил в катаклизмах и «социальных экспериментах» XX века, и нам просто нужно ещё некоторое время на регенерацию, пользуясь термином Гумилёва, восстановлением пассионарности.

Конечно, этому мешает то, что не успели мы выбраться из этих катаклизмов, как стали (вместе с остальным человечеством) объектом агрессии со стороны «общечеловеческих ценностей» и, по сути, очередной серии социальных и антропологических «экспериментов».

Ни Шпенглер, ни Гумилёв, ни другие, рассуждавшие о циклах развития культур и цивилизаций, не учитывали эффект нынешней глобализации. Возможно, для восстановления сил желательно было бы «отсидеться в тихом месте» какое-то время, как это удавалось разным народам в прошлые эпохи, но нынешняя эпоха таких возможностей не даёт. Поэтому регенерация затруднена.

Российская власть (в широком смысле, включая всех «больших людей», «принимающих решения», имеющих «рычаги» и ресурсы) на данный момент озабочена тем же, чем и все остальные «элиты» в мире в преддверии катаклизмов – созданием своих бастионов (или присоединением к другим, более мощным).

Виктор Софронов Рыцарь

  
   Виктор Софронов "Рыцарь"
, 2002

Оптимальный вариант, и для народа, и для власти – превращение всей России в такой бастион, с возможностью расширения за счёт присоединения тех, кто захочет спастись. Другой вопрос – достаточно ли в России сил, и у народа, и у «элиты», чтобы его создать и удерживать, тем более - расширять. Пока их не видно ни у народа, ни у «элиты».

Конечно, и российская власть неоднородна и включает людей и группы с различной ориентацией. Это также относится к власти в любой стране. В конце концов, и у нас, и у них есть те, кто видит спасение как раз в том, чтобы «поклониться Зверю», стать его слугой и встроиться в его систему. Они чувствуют, что «приходит их время», чувствуют свою силу в связи с этим, за ними идея и стратегия.

Противостоят же им, и у нас, и за рубежом, большей частью, «прагматики – рационалисты», думающие в категориях физического спасения, не более – пусть и в благородной версии, не только личного спасения, но и спасения (по возможности) своих народов. Понятно, чьи позиции сильнее, и понятно, что «прагматикам» рано или поздно придётся делать выбор.

Понятно также, что российская власть (в лице лучших её, патриотичных и конструктивных представителей), пребывает в состоянии выбора, выжидания и, надо прямо сказать, некоторой растерянности.

Нашей сверхзадачей и, вероятно, со времён даже не Горбачёва, а более ранних (возможно, с 1970-х) была конвергенция, «вхождение в семью» западных народов. Трудно сказать, что за договорённости были у наших вождей с их вождями, но, вероятно, основания для надежды у наших были. И на Западе были люди, в том числе известные и влиятельные, эту идею поддерживавшие. На включение СССР/России в Запад уже явно работали и Горбачёв, и Ельцин, и даже ранний Путин. Возможно, что он не теряет надежды на это до сих пор. И, конечно, у нас остались и до сих пор действуют силы, созданные «под» эту идею. Другой вопрос, что сейчас они работают не столько на вхождение России в Запад, сколько на её уничтожение.

Выяснилось, однако, в течение 1990-х, что, говоря просто, Запад нас «кинул». Под «Западом» в данном случае понимается некая преобладающая линия, понятно, что он неоднороден и позиции различных западных сил в отношении России могут очень сильно различаться.

Почему это произошло – вопрос сложный и, наверно, заслуживает отдельного обсуждения. Но произошло то, что произошло – Запад нам отказал. Причём отказал своеобразно - не признавая за нами при этом права на самостоятельное существование. Мы не можем быть на Западе, но, как выясняется, быть сами по себе тоже права не имеем.

Вопрос усложняется и тем, что здесь трудно найти рациональное объяснение, в позиции Запада чувствуется иррациональность. Но, может быть, всё дело в том, что он чувствовал (и до сих пор чувствует?) за собой силу просто превратить Россию (или, если угодно, территории бывшей России) в свою колонию.

Как бы то ни было, нам теперь нужно выбирать другой путь. Определённые движения в этом направлении есть. Можно сказать, что российская власть уже провозгласила свою новую идеологию – «многополярный мир», за которым стоит консерватизм, включающий традиционные ценности, уважение суверенитетов и укладов разных стран и цивилизаций в противовес транснациональной «либеральной» унифицирующей глобализации. Это, конечно, тоже пока лозунги и декларации, а осуществление их на практике – отдельная и трудная задача, но она, во всяком случае, поставлена.

И, конечно же, ближайшие времена будут тяжёлыми, тем более, учитывая состояние и общества (см. выше), и власти. Вероятно, запаса прочности хватит до 2024 года – дальше просто-напросто Путин править не будет, а до 2024 будет держаться. И тогда встанет вопрос преемственности власти, а также, смог ли народ в должной степени регенерировать. Грубо говоря, у общества максимум лет 8, чтобы привести себя в порядок. Но попытки разрушить страну будут, конечно же, и раньше.

Могут быть и огромные потрясения к югу от наших нынешних границ, в Казахстане и Средней Азии. Пожалуй, они даже неизбежны. Сейчас там у власти тесно связанные с Россией, ещё «советской закалки», светские «просвещённые диктаторы» - Назарбаев в Казахстане, Каримов в Узбекистане, Рахмонов в Таджикистане…

Вероятно, они крепко держат власть, но они люди, они не вечны, и им уже, в конце концов, уже немало лет. Назарбаев - 1940, Каримов – 1938, Рахмонов моложе – 1952 г.р. Ситуация там похожа на ту, что была в арабских странах в преддверии «арабской весны» - Каддафи в Ливии, Мубарак в Египте, Асад в Сирии, тоже светские «просвещённые диктаторы», которым устроили или пытаются устроить «оранжевую революцию» с участием радикальных «исламистских» группировок, резко усилившихся в ходе и по итогам этих «революций».

Нет никакой гарантии, что в Казахстане и Средней Азии не попытаются сделать то же самое. Точнее – там точно попытаются это сделать, и даже уже пытались и пытаются. На это накладываются внутренние конфликты в самой Средней Азии – между киргизами и узбеками, между Таджикистаном и Узбекистаном (из-за водопользования). Регион действительно может в любой момент взорваться, и тогда мы получим, в частности, то же, что сейчас получила Европа с беженцами и, вероятно, в ещё большем масштабе, поскольку к нам не надо плыть, можно пройти по суше. Впрочем, и на лодках через Каспийское море (соответственно, с высадкой непосредственно на Нижней Волге и Северном Кавказе) – тоже теоретически возможный вариант

Население Узбекистана – 32 млн., Казахстана – почти 18 млн., Таджикистана – почти 9 млн., Киргизии – 6 млн., Туркмении – более 5 млн., итого около 70 млн. А к югу Афганистан и Пакистан с общей численностью населения почти в три раза больше, чем во всех вместе взятых экс-союзных республиках Средней Азии и Казахстане. Если рухнут южные границы бывших советских республик Средней Азии, мы можем получить даже не миллионы, а десятки миллионов беженцев, и не только из республики бывшего СССР, в дополнение к выходу боевиков ИГИЛ или им подобных, уже в район Транссиба, к Нижнему Поволжью, Северному Кавказу, югу Урала и Сибири.

Параллельно с этим очень опасна ситуация на Южном Кавказе в районе карабахского конфликта (как мы видим) с вмешательством Турции на стороне Азербайджана, и это может также «взорваться» в любой момент и одновременно со Средней Азией.

Остаётся надеяться, что «кому положено» у нас работают над недопущением подобного развития событий, но и они не всесильны. Нам следует готовиться к великим потрясениям, готовиться принимать удары, уже в ближайшие годы. 

Теги:   История   Россия


Наверх
 

Вы можете добавить комментарий к данному материалу, если зарегистрируетесь. Если Вы уже регистрировались на нашем сайте, пожалуйста, авторизуйтесь.


Знаки времени

Последние новости


2010 © Культуролог
Все права защищены
Goon Каталог сайтов Образовательное учреждение