ВХОД ДЛЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ

Поиск

Подпишитесь на обновления

Yandex RSS RSS 2.0

Авторизация






Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация

Опрос

Как защитить детей от вредного влияния интернета?

Сайт Культуролог - культура, символы, смыслы

Вы находитесь на сайте Культуролог, посвященном культуре вообще и современной культуре в частности.


Культуролог предназначен для тех, кому интересны:

теория культуры;
философия культуры;
культурология;
смыслы окружающей нас
реальности.

Культуролог в ЖЖ
 
facebook.jpgКультуролог в Facebook

 
защита от НЛП, контроль безопасности текстов

   Это важно!

Завтра мы будем жить в той культуре, которая создаётся сегодня.

Хотите жить в культуре традиционных ценностей? Поддержите наш сайт, защищающий эту культуру.

Наш счет
Яндекс.Деньги 41001508409863


Если у Вас есть счет Яндекс.Деньги,  просто нажмите на кнопку внизу страницы.

Перечисление на счёт также можно сделать с любого платежного терминала.

Сохранятся ли традиционные ценности, зависит от той позиции, которую займёт каждый из нас.  

 

Православная литература
Главная >> История >> Подвиг новомучеников и исповедников Российских как назидание нашим современникам

Подвиг новомучеников и исповедников Российских как назидание нашим современникам

Печать
Автор А.М. Лесовиченко   

Наследие новомучеников и исповедников российских даёт исключительно ценный материал, позволяющий сформировать  целостную концепцию духовных приоритетов. Необходимо подчеркнуть, что новомученики и исповедники составляют огромный многосотенный собор святых: 1776 человек канонизированы к сегодняшнему дню.

У нашего сонма есть отличия: близость  по времени к современности,  обладание житием каждого из святых; рассредоточенность мест их страдания  по огромной территории;  среди новопрославленных святых  много интеллектуалов, оставивших  значительные  труды  по разным вопросам. 

 Всё это позволяет обращаться к  ним в связи с разными проблемами  при ведении дискуссий.

   

Обращение к традиции – отличительная черта современной культуры  российского общества сегодня.  Мы всё чаще оглядываемся назад, планируя своё будущее.  Это хорошая тенденция. Однако нельзя не видеть, что в прошлом есть разный опыт. Есть достойный принятия в современную жизнь, но есть и чрезвычайно опасный. Если не научимся отделять зёрна от плевел – будем продолжать блуждать вслепую, как это было в нашем прошлом, особенно последнего столетия. В этой связи, представляется исключительно важным осознать значение  прославления сонма мучеников и исповедников российских, осуществлённое Церковью в 1989-2011 годах . Этот акт актуален, прежде всего, для духовной жизни народа. Обращение к этим угодникам Божьим за молитвенной помощью даёт нам мощную поддержку во всех делах благочестия, укрепляет в трудные моменты. Обретение таких заступников – главное следствие церковной канонизации. Однако есть и другие результаты. Образы, жития и поучения новопрославленных святых дают исключительно ценный назидательный материал для нас сегодняшних.

 Необходимо подчеркнуть, что новомученики и исповедники составляют огромный многосотенный собор святых: 1776 человек канонизированы к сегодняшнему дню.

  В принципе, почитание многих мучеников, пострадавших в одно время – традиция ещё древнего христианства. В святцах мы встречаем такие сонмы, как например: 6600 Фивейских мучеников,  1003 никомедийских мучеников, свщмч Садофа и с ним 1280 мучеников, 1000 мучеников персидских  и Азата-скопца. Российский сонм – один из них.

novomucheniki.jpg

Собо́р новому́чеников и испове́дников Це́ркви Ру́сской

 У нашего сонма есть отличия. Во-первых, близость  по времени к современности, во-вторых, обладание житием каждого из святых. В-третьих, рассредоточенность мест их страдания  по огромной территории. В-четвёртых, среди новопрославленных святых  много интеллектуалов, оставивших  значительные  труды  по разным вопросам.

 Всё это позволяет обращаться к  ним в связи с разными проблемами культурологического порядка при ведении дискуссий.

Возьмём, к примеру, такую актуальную тему как патриотизм.  Белгородский старец Геннадий (в схиме – Григорий)  говорит: «Патер в переводе – отец, а патриот – это хранитель отеческих заветов. Мы же все заветы разрушили» [1, с. 932].  Действительно, любая форма патриотизма утверждает необходимость опоры на традицию.  Однако  всё оказывается не так однозначно. Идеолог украинского национализма Дмитро Донцов  в  изложении своих взглядов  формулирует первоначальный тезис так: «Народ без традиций не живёт, а существует. Если утрачивает свои, ему вбивают в голову чужие, ибо не может жить никакая человеческая общность без надёжных правил и наказов. Традиции – это панцирь, который охраняет общество от враждебных ударов, как тело воина и не даёт ему ослабеть» [2, с. 28].

Печально, что придерживаясь, казалось бы,  традиционалистских установок, наши оппоненты на Украине совершенно противоположно трактуют содержание конкретных традиций. В результате, возникают трудноразрешимые вопросы.  Составляют ли  восточнославянские народы – русские,  украинцы и белорусы - единый социум, объединённый одной верой, общим происхождением нашей государственности из Древней Руси, языковой близостью и сосуществованием в едином государстве на протяжении 18-20 веков? Для подавляющего большинства россиян ответы на эти вопросы всегда представлялись очевидными. Однако приход к власти украинских политиков агрессивной русофобской ориентации поставил их под сомнение. Действительно ли восточные славяне связаны друг с другом неразрывно или стены, возводимые между Россией и Украиной,  имеют давнее и не только политическое основание?

 Вопрос весьма не праздный, потому что за ним стоит представление о пределах нашего патриотизма, который мы рассматриваем как стержень  внутреннего единства. Можно ли провести этот предел по границам Смоленской, Белгородской или Ростовской областей?

 Нет сомнения, что рассматривая  вопрос в военно-исторической или политической плоскости легко показать неразрывность России и Украины. Акция «Бессмертный полк» - тому очевидное  доказательство. Однако украинские националисты давно выработали симметричный ответ – прославление УПА, входившей в структуру  СС и, разумеется, воевавшей  с Красной армией; утверждение в качестве символов  фигур лидеров украинского национализма С. Бандеры, Р. Шухевича и иже с ними. В условиях господствующей русофобии этого вполне достаточно. Можно провести факельное шествие, парад вышиванок и объявить всех, кто в этом не участвует «промосковскими сепаратистами». Можно, в принципе, отрицать актуальность выражения единства с Россией, даже, признавая общее происхождение. Мол, что прошло, то прошло. Сейчас  другая жизнь, другие люди. Наиболее оголтелые не смущаются вообще отрицать общность происхождения.

Один из современных идеологов  украинского национализма  Левко Лукъяненко любит повторять, что «московиты – это славянизированные финно-угры с сильным тюркским влиянием». С настоящими украинцами ничего общего не имеют.  При этом, крымских татар он называет украинцами с другой верой, языком и  названием. К сожалению, на Украине подобные фантазии стали весьма распространёнными. 50-тысячный тираж книги Лукъяненко «Национальная идея и национальная воля»  [3], изданной в 2005 году, разошёлся мгновенно, даже не попадая в торговую сеть. Следует сказать, что для автора национальное происхождение не является вопросом этнографии. Он делает вполне  конкретные политические выводы и даёт рекомендации. За последние годы мы услышали много такого. Сейчас это уже не ощущается как неожиданность, но всё же процитирую, потому что реальные действия Правого сектора исходят именно из таких посылов. Например: «Родители-националисты могли бы стремиться отправить своего сына в Чечню на помощь чеченцам бить кровавую московскую империю, потому что пока не начнётся вторая стадия её дизъинтеграции и бывшие автономные республики не станут независимыми государствами, Украина не может чувствовать себя в безопасности» [3, с. 275].

В  другой работе Лукьяненко уточняет эту мысль: «Объективно история готовит вторую фазу дизъинтеграции  Российской империи: выход из-под власти Москвы Татарстана и так называемых автономных республик, краёв и областей. Их можно было бы удержать в границах РФ с помощью тоталитаризма сталинского типа, а поскольку это нереально из-за развития глобальных систем обмена информацией и товарами, то неминуемо постепенное пробуждение национального  самосознания татар, чувашей, якутов и всех других колоний, что закономерно приведёт их к  желанию стать хозяевами своей национальной жизни»  [4]. К  украинцам этот «национальный  деятель» обращается со следующими словами: «Виноват каждый украинец и украинка, которые терпят русский язык и чужие обычаи» [4] Сколько яда и ненависти в этих словах.

 Любопытно, что главная ненависть Лукъяненко направлена на  Церковь. Он  обрушивает свой гнев  на христианство: «Я ненавижу христианское смирение и «непротивление злу насилием». Мне нравится дохристианский принцип справедливости: на силу следует энергично отвечать силой. Или, как говорили древние римляне, vim vi repellere licet. Я ненавижу подлую догму, которую творцы христианства распространяли (не между собой, но среди украинцев): нет власти не от Бога»[3, с. 91]. «Греческие политики с целью  ослабления Княжеской державы и уменьшения угрозы её для Византии пришли в Украину в поповских рясах, поделили наш народ на приверженцев своего христианства и защитников чужого им язычества (язычник – это националист) и тем самым достигли своей политической цели - ослабили Киевскую империю» [3, с. 23]. В чём заключается это «ослабление» Лукъяненко не поясняет. Как известно, митрополит Иларион  в «Слове о Законе и Благодати»  хвалит, князя Владимира за принятие христианства, именно потому, что с новой верой на Русь пришли мир и процветание.  Однако  Лукъяненко об этот знать не хочет. Он гнёт своё: «В иудейской Библии сказано: не поклоняйся чужим богам! Это хорошо сказано: христианский Бог для нас чужой. Поэтому давайте вернёмся к Родной украинской национальной вере» [3, с.95], которой никогда не существовало, добавим от себя. На поверку оказывается, что традиционализм здесь фальшивый и очень агрессивный.

   Такая  трактовка  патриотической идеи, естественно, не может не отразиться и у нас.  Педагог дополнительного  образования из Санкт-Петербурга Наталья Воронова, исследуя отношение к патриотизму у своих учеников,  констатирует  растерянность некоторых из них от того, что они с уважением воспринимают не только свою национальную культуру, поэтому не могут уверенно отнести себя к патриотам [5].

    Как же противостоять отождествлению патриотизма и радикального национализма, приближающегося к нацизму?

   Самое правильное – акцентировать любовь, а не ненависть. Священноисповедник Тихон, патриарх Московский говорит: « Сам Господь назначает человеку Отечество и место жительства, каждый человек со здравым смыслом и неиспорченным сердцем любит Родину, свой народ... А кто отрекается от своего народа и отечества, такой похож на того, кто отрекается от своих родителей: таковой не имеет цены и значения, всё равно как монета без образа и начертания» [6, с. 1027]. Такой подход, казалось бы,  присутствует и украинских националистов. Только выходы разные. В названной книге Лукъяненко есть указания на положительные смыслы национального бытия. Совокупно из разных рассуждений  они сводятся к тому, что у украинцев есть борщ – вкусное и полезное блюдо, что у них много красивых песен, что украинки каждый год белят хату, а когда приходят гости складывают под порогом оружие.  Святитель Тихон же продолжает совершенно  о другом: «Для получения будущего  Царства Небесного нужно будет не сохранение народности своей, а сохранение правой веры во Христа... Сохранение православия, вместе с тем, и самое лучшее и надёжное средство для сохранения и поддержания вашей народности» [6, с. 1027]. Вот выбор: борщ или Царство Небесное! Если всё должно придти к борщу – говорить о высоком бесполезно. Только  почему ради борща надо жертвовать Небесным Царством   - не понятно. Не лучше ли  это блюдо сварить, не поднимая никаких дискуссий.  Однако  чтобы такой акцент воспринимался естественным образом в  нынешней ситуации взаимоотношений России и Украины нужны аргументы, способные  обозначить единство наших стран не на политическом, а на духовном  уровне, поскольку только в таком масштабе не работает фактор времени: область Духа  -  область вечного. Здесь невозможно апеллировать к изменениям в политической ситуации или межпоколенческим противоречиям.  При разработке таких подходов в патриотическом воспитании особенно актуальны  образы новомучеников и исповедников Российских. Для любого верующего человека, каких бы политических или культурных приоритетов он не придерживался, святые – наши заступники, пребывающие в Царствии Божием. Они не уходят в прошлое, не удаляются, не теряют актуальности. Наоборот, они связывают нас с ушедшими поколениями предков, высвечивают наши корни, дают возможность не просто узнать, но почувствовать нерасторжимость прошлого и настоящего. Они провидят и будущее.

 Обращаясь к житиям и поучениям  новомучеников и исповедников, мы приобретаем сильный аргумент в полемике даже с богоборцами, потому что многочисленность, географическая рассеянность по стране и документированность мученичества неопровержимы. Ни отрицать фактов стояния за веру, ни ставить под сомнение идеологические причины гонений не может никто.

 Ещё более значим опыт новомучеников в диалоге с верующими христианских инославных  деноминаций и раскольниками, поскольку в их истории немало пострадавших от богоборческой власти. На Украине  это, прежде всего, униаты  греко-католики , а также приверженцы таких схизматических организаций, как Киевский патриархат и Украинская автокефальная церковь. Для них подвиг новомучеников и исповедников  в общем-то очевиден. Греко-католики  канонизировали несколько подобных святых. Любопытно, что в каноне новомученикам там  есть  упоминание о сибирских землях: «Нелюдське життя терпливо зносила  Олiмпiя з посестрою своею, вигнана гонителем у пустиню Сибiру, край Томський i Харський освячуючи подвигом» [7].

 Обдумаем, каким образом можно применить жития святых новомучеников и исповедников ХХ века  в российско-украинском диалоге о патриотизме.

 Мы нередко не знаем о пребывании этих людей за пределами епархий своего прославления. Однако среди мучеников и исповедников есть известные люди,  чьи жития  содержат разнообразную подробную информацию. Практически все архиереи в разные периоды жизни занимали кафедры на территориях не только в пределах современной Российской Федерации. Украина, Белоруссия, Казахстан, Закавказские и Среднеазиатские республики, иногда Польша, Прибалтика, Молдова, Финляндия и  США – такова была Российская церковь до революции. К этому прибавлялись лагеря ГУЛАГа, находящиеся в самых разных местах страны. Такова география  перемещений  новопрославленных святителей. Как сказано в Службе Новомученикам и исповедникам Российским: «Всем концем земли явися чудо смотрения Твоего, Владыко, кровию бо новомученик, яко водою, угасил еси в Российстей земли пламень нечестия и развращения и спосл еси люди Твоя» [8].

  Там где находились святые, естественно, появляется особое отношение именно к этим людям как к землякам. Рассмотрим географию, обозначенную в житиях нескольких святителей, связывающих Россию с Украиной.

 Земляческое сродство со священноисповедником патриархом Тихоном ощущают псковичи (святитель был уроженцем именно Псковской земли), петербуржцы (он учился в СПбДА), верные Польской православной церкви, на территории которой, в Холме (по-польски, Хельме),  осуществлялось монашеское  делание будущего предстоятеля Русской Церкви. В Х1Х веке Холмская епархия включала в себя некоторые земли современной западной Украины. Православные Америки тоже видят патриарха земляком. Около семи лет он занимал Алеутско-Аляскинскую кафедру. Затем были Ярославль,  Вильно (ныне Вильнюс – столица Литвы). Был выезд в Тобольск, что делает святителя близким и  сибирякам. Наконец, Москва.

   Житие чудотворца, священноисповедника,  Николая, митрополита  Алматинского сближает  верующих украинских епархий Днепра  и Чернигова, Москвы, Тулы, Орла, Воронежа, Сарова, Саратова,  а также  Казахстанских  епархий  Актобе и Алматы.

   С Украиной связаны  архиереи-новомученики, прославленные в соборе Сибирских святых.

 Святитель Евгений Нижегородский родился, учился, принял монашеский постриг в Москве, преподавал в Чернигове, хиротонисан во епископа в Иркутске, служил в Благовещенске, был узником Соловецкого лагеря,  отбывал ссылку в республике Коми, находился в Вятской епархии, назначен на Нижегородскую кафедру. Там и скончался.

 Святитель Прокопий Херсонский связан с Новокузнецком, Томском, Казанью, Иркутском, после этого в архиерейском служении  - с нынешними украинскими  городами Кировоградом, Одессой, Херсоном, Днепром, а также – Соловками, Москвой, Тюменью, Тобольском и различным сёлам Западной Сибири. После был Камышин (Волгоградской области), Закончил  мученически  жизнь в Каракалпакии (Узбекистан).

   Святитель Онуфрий Курский  прошёл путь из Люблинской губернии. Учился в Холме, СПб, служил в Финляндии и на Украине (Херсон, Кривой Рог, Одесса, Кировоград, Днепр, Харьков). После ареста – Москва, Кудымкор (Пермский край), Тобольск, Сургут. Возведён на кафедру в Старом Осколе (Курская область). В новом аресте – Воронеж. После освобождения – Курск. В новом заключении – Дальний Восток, где он был расстрелян в Благовещенске.

   Удивителен путь святителя Луки Симферопольского. Родился в Керчи, учился в Киеве; в Русско-японскую войну – на Дальнем Востоке. Потом работал врачом в различных сёлах и городках средней России (Курская, Владимирская, Саратовская губернии), готовил диссертацию в Москве. Позже  - Ташкент, где руководит большой больницей и становится профессором, принимает священство и монашеский постриг, наконец, рукополагается во епископа.  В ссылках -  Енисейск, Красноярск, сёла Заполярья, Туруханск, Котлас, Архангельск, Феодосия, Андижан, Душанбе, Томск. Наконец, после освобождения – Тамбов, Симферополь.

   Просто поразительно как через жития новопрославленных святых «сщиваются» в единое целое земли ойкумены канонического православия.

  При вступлении на Старо-Оскольскую кафедру священномученик Онуфрий сказал: «Вы правильно думаете, обращаясь за поддержкой духовной к нам, служителям Христовым. Мы можем и должны утешить вас, возлюбленные. Мы на то и посланы от Господа, чтобы укреплять и радовать дух ваш. Да, мы немощные, слабые, несчастные, мы позор для мира внешнего, мы терпим поношения и побои, скитаемся в изгнаниях и темницах, мы сор и прах, попираемый людьми. Но мы ... посланники Божии, мы служители Христа Бога, Великого и Всемогущего Творца, не только маленькой  земли нашей, но и всех бесчисленный миров» [9]

   Изучение   житий и писаний новомучеников и исповедников Российских  - благодатный труд, полезный для  гармонизации и не только духовных проблем, но и противоречий в современной культуре и политике.  Мы уже публиковали рассуждения  на подобную тему в 2011 году [10], сосредоточившись там на характеристике мучителей, выполнявших  задачи  атеистической идеологии.  Интересно можно развернуть тему в аспекте отношения новомучеников  к теории и практике большевизма. В предверии 100-летия  Великой русской революции это важно, особенно, в связи с тем, что организаторы переворота хорошо понимали опасность мученичества для их пропаганды. А. В. Луначарский прямо говорил об этом: «Всякие формы поповского мученичества – это настоящий яд для нас... Мы должны заботиться о том, чтобы никоим образом не позволить священнослужителей, которых мы правильно используем в этом отношении, как юмористическую фигуру, бьющую по церкви, превратить в каких–нибудь исповедников и мучеников» [11].

   Как справедливо заметил патриарх Кирилл  при освящении  Троицкого собора на набережной Бранли в Париже (декабрь 2016)  «Люди  снисходительно относились к слову Божию, полностью пораженные величием слов человеческих. Миллионы людей полностью отдавали свое сознание, свою волю, воодушевленные этими человеческими словами, жизнь свою отдавали за человеческие идеи… А где сейчас эти великие человеческие слова? Кто из нас в Париже или в Москве отдаст за них жизнь? Большинства из них не знает никто, за исключением ученых, изучающих историю человеческой мысли» [12], Действительно, многие гонители Церкви сами попали в мясорубку репрессий 30-х годов, но помним и чтим мы не их «деяния», а  подвиг новомучеников и исповедников российских.

Публиковалось: Вестник развития науки и образования - №1/2017 – С. 28-37.

 

  Литература:


1. Великие русские  старцы: жития, чудеса, духовные наставления. – М.: Трифонов печенгский монастырь; «Новая книга», «Ковчег», 2000.  

2. Донцов Д. Де шукати наших iсторичних традицiй.  Дух нашоi давнини – К.: МАУПБ 2003.  

3. Лук’яненко Л. Г. Національна ідея і національна воля. -  Київ. МАУП. 2003. 

4.  Лук’яненко Л. Г.  Цивiлiзацiйний  вибiр Украiни // www.personal-plus.net/276/3382.html 

5. Воронова Н. Каким бывает патриотизм // http://www.orthedu.ru/news/obzor-smi/16431-kakim-byvaet-patriotizm.html 

6. Святитель Тихон, патриарх Московский и всея Руси. Слово к сербам – прихожанам Джексонского храма // Жития и творения русских святых. – М.: Трифонов Печенгский монастырь, «Ковчег», 2001. 

7. Служба свята Блаженних новомученiкiв УГКЦ // http://ugcc.ua/official/official-documents/ instruktsiya/sluzhba_svyata_blazhennih_novomuchenik%D1%96v_ugkts_77043.html 

8 Служба новомученикам и исповедникам Российским  // http://www.tzar-nikolai.orthodoxy.ru/n2/moltv/slb.htm 

9. Речь епископа Онуфрия // https://azbyka.ru/otechnik/Onufrij_Gagaluk/rech-episkopa-onufrija-pri-vstuplenii-na-kafedru-starooskolskogo-monastyrja/ 

10.  Лесовиченко А. М. О нравственном значении подвига новомучеников и исповедников российских для воспитания молодёжи // Живоносный источник, 2011, №2, с. 50-53. 

11. Луначарский А. В. Религия и просвещение //  http://www.litmir.co/br/?b=134157&p=53     

12 https://news.mail.ru/society/28012821/?frommail=1


.


19.02.2017 г.

Наверх
 

Знаки времени

Последние новости


2010 © Культуролог
Все права защищены
Goon Каталог сайтов Образовательное учреждение