ВХОД ДЛЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ

Поиск

Подпишитесь на обновления

Yandex RSS RSS 2.0

Авторизация






Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация

Опрос

Как защитить детей от вредного влияния интернета?

Сайт Культуролог - культура, символы, смыслы

Вы находитесь на сайте Культуролог, посвященном культуре вообще и современной культуре в частности.


Культуролог предназначен для тех, кому интересны:

теория культуры;
философия культуры;
культурология;
смыслы окружающей нас
реальности.

Культуролог в ЖЖ
 
facebook.jpgКультуролог в Facebook

 
защита от НЛП, контроль безопасности текстов

   Это важно!

Завтра мы будем жить в той культуре, которая создаётся сегодня.

Хотите жить в культуре традиционных ценностей? Поддержите наш сайт, защищающий эту культуру.

Наш счет
Яндекс.Деньги 41001508409863


Если у Вас есть счет Яндекс.Деньги,  просто нажмите на кнопку внизу страницы.

Перечисление на счёт также можно сделать с любого платежного терминала.

Сохранятся ли традиционные ценности, зависит от той позиции, которую займёт каждый из нас.  

 

Православная литература
Главная >> Общество >> Ветераны как символ забвения

Ветераны как символ забвения

Печать
Автор Андрей Карпов   

Какую символическую функцию выполняли ветераны ВОВ в нашем обществе и чего мы лишились вместе с ними?

Раньше про ветеранов Великой Отечественной войны говорили – уходят, теперь можно сказать – ушли. Тем, кому в год Победы исполнилось 20 лет, уже за восемьдесят. И если ещё недавно старики с орденскими планками встречались и в поликлиниках, и на улицах, и в метро, то теперь даже на 9 мая их практически не разглядеть за пассажиропотоком.

Ветераны ушли, и изменилась наша реальность. Попытаемся проанализировать эти изменения.

Во-первых, мы потеряли тех, к кому страна испытывала благодарность. Заядлые циники кривили губы, стараясь видеть здесь лишь пропагандистский ход, но по совести и они понимали, что мы обязаны тем, кто отстоял страну, если и не своей жизнью, то всё равно многим и многим. Теперь же нам некого благодарить, и само умение быть благодарным потихоньку уходит. По крайней мере из общественной жизни оно уже давно ушло. Наоборот, набирает силу ощущение, что мы не обязаны ничем никому, или даже – что все вокруг обязаны нам. Социальное протестное движение, к сожалению, питается от этого нездорового корня, и потому вовсю цветёт популизм и не идёт никакой созидательной работы. Люди не считают нужным что-нибудь делать, в массе своей мы не готовы давать, зато готовы брать, не задумываясь, а заслужили ли мы это.

Во-вторых, из нашей жизни ушла обыденность подвига. На войне наши деды, а теперь уже и прадеды, жили с перенапряжением сил. Порой совершалось то, что сегодня кажется запредельным. Взять хотя бы простое умение терпеть, переносить тяготы, довольствоваться малым. Воспоминания ветеранов доносили до нас зёрна мобилизационного сознания. И в случае необходимости эти зёрна могли прорасти. Сегодня источник иссяк. Способность ограничивать себя, жить некомфортно кажется смешной, каким-то рудиментом советской эпохи. Между тем, дело здесь вовсе не в советском строе. Общество, сохранившее эту способность имеет больший запас прочности. Мы же становимся хилыми – в первую очередь в духовном плане, а потом уже в телесном.

В третьих, с уходом ветеранов мы потеряли Победу. Война слишком отдалилась, она перестала быть актуальным элементом нашей памяти, ушла из детских игр. Победа в Великой Отечественной уравнялась в значении с победами прошлых веков, например, с победой в Куликовской битве. Это проявилось и в интерпретациях. Сегодня победу на Куликовом поле практически обнулили – и ничего она нам не дала, и Тохтамыш всё равно потом сжёг Москву, и татарская политика ещё долго влияла на политику московскую. Только народу множество положили, может быть и не стоило злить Мамая? Подобным образом сегодня разбирается и история Великой Отечественной войны. Отечественный элемент затушёвывается – мол, был просто конфликт двух тиранов, а русский народ, как всегда, оказался на жерновах. И завалили мы врага телами солдат, а стало быть, воевать не умели. И сами хотели напасть на Германию, а значит ещё не известно, кто настоящий агрессор. Все эти мысли не стали бы широко дискутироваться, если бы массовое сознание сохранила существовавшую прежде святость войны.

А ведь народу необходима чёткая память побед и свершений. Иначе в народном самосознании происходит сдвиг, - возникает образ народа-неудачника, народа-пораженца, своего рода ублюдка мировой истории. Мы уже почти признали себя соответствующими этому образу. Не случайно, нормальная, качественная жизнь ассоциируется нами с возможностью устроиться за рубежом, в Европе или Америке. Этим мы признаём, что в рамках здешней социальной общности мы никаких перспектив для себя не видим. Вот и выходит, что с исчезновением племени ветеранов, народ наш теряет самосознание и идентичность. Чем меньше остаётся прошедших войну, чем меньше остаётся памяти о том грозном времени, тем меньше мы ощущаем себя великим народом. Ещё немного – и просто народом ощущать не будем.

Видимо, война – это самая главная скрепа, объединяющая всех жителей нашей страны. Общее прошлое, общий подвиг, стояние за правду, борьба с одним смертным врагом, именно это сделало советский народ советским народом. Сам советский строй закачался и пал тогда, когда ветераны полностью покинули центр экономической и политической жизни. Нас больше ничего не объединяет, вот мы и косимся в разные стороны.

Новые враги и новые опасности скроены по-другому. Они не наваливаются явной силой, не приходят ордой. И потому мы их не видим и не реагируем на них. У нас нет повода объединиться. Вернее повод есть, но нас приучили считать его пустячным, смешным и даже надуманным. Нам так удобнее.

Прощайте, ветераны! Простите нам наше беспамятство!

13.03.2010 г.

Наверх
 

Вы можете добавить комментарий к данному материалу, если зарегистрируетесь. Если Вы уже регистрировались на нашем сайте, пожалуйста, авторизуйтесь.


Знаки времени

Последние новости


2010 © Культуролог
Все права защищены
Goon Каталог сайтов Образовательное учреждение