ВХОД ДЛЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ

Поиск

Подпишитесь на обновления

Yandex RSS RSS 2.0

Авторизация






Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация

Опрос

Что происходит с научно-техническим прогрессом?

Сайт Культуролог - культура, символы, смыслы

Вы находитесь на сайте Культуролог, посвященном культуре вообще и современной культуре в частности.


Культуролог предназначен для тех, кому интересны:

теория культуры;
философия культуры;
культурология;
смыслы окружающей нас
реальности.

Культуролог в ЖЖ
 
facebook.jpgКультуролог в Facebook

 
защита от НЛП, контроль безопасности текстов

   Это важно!

Завтра мы будем жить в той культуре, которая создаётся сегодня.

Хотите жить в культуре традиционных ценностей? Поддержите наш сайт, защищающий эту культуру.

Наш счет
Яндекс.Деньги 41001508409863


Если у Вас есть счет Яндекс.Деньги,  просто нажмите на кнопку внизу страницы.

Перечисление на счёт также можно сделать с любого платежного терминала.

Сохранятся ли традиционные ценности, зависит от той позиции, которую займёт каждый из нас.  

 

Православная литература
Главная >> Сценарии нашей жизни >> Русский ответ на вызов глобализма

Русский ответ на вызов глобализма

Печать
Автор А.В. Баженов   

Автор - президент Всероссийского общественного Фонда поддержки региональных инициатив. Анализируется расклад сил в мире на современном этапе. Означивается путь, которым должна идти Россия.

Вступление в XXI век ознаменовалось двумя знаменательными событиями, которые будут влиять самым серьезным образом на дальнейшие перспективы развития мира и человеческой цивилизации. В крупнейших ядерных державах - США и России - произошла смена власти. Огромные политические и моральные издержки противостояния Буша и Гора, как и их последствия в виде прогрессирующего кризиса американской политической системы, на наш взгляд, вполне объяснимы. Впервые за многие десятилетия Запад и его ведущая держава оказались на пороге по-настоящему серьезного выбора, попытались прийти к консенсусу по поводу общего видения ключевых проблем нового тысячелетия. Нет, в Америке, конечно же, не сомневаются в безальтернативности пресловутой модели «Pax Americana» («мир по-американски»), которую сегодня навязывают человечеству под соусом так называемой глобализации. Но, с другой стороны, там не могут не понимать, что количество сигналов, свидетельствующих о нарастании кризисных тенденций, превысило все допустимые значения и продолжает прогрессировать. А это ставит под вопрос перспективы не только глобализации, но и выживаемость западной цивилизации как таковой. Западу удается гасить эти тенденции агрессивной военно-политической экспансией, неприкрытым вмешательством во внутренние дела стран и народов, попытками силой перераспределить сферы влияния, сложившиеся в результате второй мировой войны, передать инструменты глобального регулирования от политических институтов (прежде всего ООН) к военным - НАТО и другим локальным союзам, контролируемым США. Однако вечно так не будет - объективные противоречия мирового развития и тенденции, сформировавшиеся под воздействием такой политики, рано или поздно дадут о себе знать. На Потомаке это понимают и готовятся к новому мировому переделу. Именно поэтому истинной причиной недавнего противостояния Буша и Гора на наш взгляд стала борьба приоритетов глобализации, соотнесение с ними амбиций и направлений дальнейшей экспансии США и Запада в отношении остального мира. Разница между двумя недавними соперниками не в целях: они-то как раз идентичны - глобальное лидерство, основанное на навязывании народам планеты агрессивных протестантских ценностей, маскируемых лозунгами «открытого общества» и других пропагандистских штампов о «демократии», «правах человека», «свободе слова и совести», «открытой экономики» и пр. Разница совершенно в другом - в инструментах утверждения «нового миропорядка». В отличие от ушедшей демократической администрации, ставившей во главу угла идеологическую и гуманитарную экспансию, республиканцы предпочитают другие методы. Их ставка - технологический прорыв, обеспечивающий Америке безусловное лидерство в цивилизации XXI века. Провозглашаемый сегодня командой Буша приоритет национальных ценностей и интересов - не более чем уловка. Истинная цель этого пропагандистского маневра - замаскировать стремление вывести Америку на принципиально иной технологический уровень развития, создать условия для ее превращения в единственный и безальтернативный центр силы, противостоять которому не в силах никто в мире - ни сейчас, ни в обозримом будущем.

Именно в этой плоскости следует искать причины охватившей Вашингтон военной истерии в связи с планами развертывания НПРО. Большинству специалистов, включая американских, прекрасно известно, что затраты на такую систему будут предельно высоки, а эффективность - непропорционально низкой. Однако все встает на свои места, если представить, что создание НПРО в США рассматривается не столько с военно-стратегической точки зрения, сколько с технологической. Создавая прекрасную возможность для огромных инвестиций, прежде всего бюджетных, этот проект как нельзя лучше подходит на роль «бикфордова шнура» к тому самому технологическому взрыву (или рывку), который и призван обеспечить незыблемость лидерских позиций Америки, по крайней мере, на полстолетия.

Показательна и реакция союзников США: большинство из них против развертывания НПРО - и отнюдь не по стратегическим мотивам. Просто, выступая партнерами Вашингтона в военно-политической области, они одновременно жестко конкурируют с ним в других сферах - прежде всего технологической. Любой прорыв США здесь чреват серьезным отставанием европейских и азиатских сателлитов, а в перспективе - и окончательной утратой ими надежд на равноправное партнерство. Пытаясь «поправить» ситуацию в этой, наиболее деликатной сфере внутриНАТОвских отношений, в Вашингтоне развернули небывалую внешнеполитическую активность. Союзникам сулят «золотые горы», их уговаривают, прессингуют, наконец, просто шантажируют... Некоторые поддаются.

Отметим, что если США в действительности подавят сопротивление союзников, а тем более привяжут их к своей «противоракетной» инициативе, консолидация западного мира в этом случае произойдет по американским лекалам и в рамках американского технологического лидерства.

Масштабному перераспределению подвергнется большинство мировых технологических и интеллектуальных ресурсов. Неизмеримо возрастет норма эксплуатации развивающихся стран. Перед несогласными опустят «железный занавес», противопоставить которому в рамках укоренившегося «нового миропорядка» окажется нечего.

Выйдя за рамки привычных геополитических, да и обывательских стереотипов, увидим, что США в этом случае пытаются выступить как бы организатором и учредителем принципиально новой структуры, рамки и параметры которой еще только начинают проступать из-под наслоений текущей конъюнктуры. Речь идет о некоем, надгосударственном образовании. Назовем его «ГАО» - «глобальное акционерное общество». Ключевой сферой его компетенции в рамках глобализации заранее объявляется военно-политическое партнерство, а своеобразной «иде-фикс» - раскрытие американского «ядерного зонтика» над большей частью так называемого «цивилизованного мира».

Контрольный пакет в таком «ГАО», будь оно в реальности создано, будет принадлежать исключительно Америке, как главному распорядителю организационно-технических, технологических и интеллектуальных ресурсов. Ее сателлитам в лучшем случае будет уготована роль миноритарных акционеров. В дальнейшем, в полном соответствии с законами монополизации и концентрации капитала, эта роль сведется к тривиальному штампованию решений, принятых в Белом доме, в Пентагоне и на Капитолийском холме.

Именно такое «ГАО» в полной мере соответствовало бы интересам и амбициям вашингтонских политиков, ибо оно, представляя совершенно новую, во многом уникальную форму международного взаимодействия на иной, не политической, а технологической основе, способно:

- во-первых, очертить «круг избранных» государств окончательно превратив всех остальных в изгоев, подобно Ираку, Ирану, Ливии, Кубе, Северной Корее и пр.;
- во-вторых, обеспечить безоговорочное лидерство в этом «круге» США и их ближайших партнеров, вроде Великобритании;
- в-третьих, создать безотказный механизм перераспределения в пользу «избранных» основных мировых ресурсов, включая технологические и интеллектуальные;
- в-четвертых, подавить и уничтожить многообразие существующей на планете религиозной и духовно-культурной жизни, подчинив ее развращающему влиянию идеологии и стандартов «массового потребления»;
- в-пятых, обеспечить реализацию давно осуществляемой линии по отодвиганию на второй план международных политических институтов и инструментов согласования;
- в-шестых, обеспечить приоритет и культ силы, как в международной политике, так и во внутренних делах «ГАО» и его членов.

Разделение мира на «своих», «не очень своих» и «чужих» вступает в завершающую стадию. На очереди институциональное - через коррекцию системы международных институтов - закрепление новой глобальной расстановки сил. Затем - дальнейшее наступление на позиции тех, кто отстаивает иные, отличные от западной системы духовные идеалы и ценностные ориентиры.

Не вызывает особых сомнений, против кого обращено острие этих планов. Буш открыто использует методы тотального давления. Антироссийские выпады практически всех высокопоставленных чиновников новой администрации, «несгибаемая» позиция Парижского клуба кредиторов, пропагандистская кампания против российских товаропроизводителей, к участию в которой все чаще привлекаются судебные органы западных стран, - все это неопровержимо свидетельствует о том, что уговоры закончились. Выбор сделан в пользу принудительного «вталкивания» России в систему «нового миропорядка» в качестве придаточного элемента со всеми вытекающими отсюда последствиями. Так уже было на рубеже тридцатых годов, когда наша страна существовала в условиях полного враждебного окружения. Тогда нас спасли раздробленность и полицентризм в западном мире, а также политическая воля и решительность собственного государственного руководства.

Сегодня ситуация стократ острее. На все - про все у нас остается совсем немного. Или Россия, превозмогая боль потерь и утрат последнего десятилетия, воспрянет духом, обретет себя и предложит миру приемлемую альтернативу глобальному технологическому лидерству США и Запада, или окажется объектом самого крупного в истории геополитического передела и прекратит суверенное существование, сроки, которого без натяжки очерчены сроком возможной эксплуатации ядерных ракет стратегической дальности. Других реальных аргументов для суверенной жизни у России на сегодняшний день нет. Прогрессирующая угроза безопасности России, деградация оторванного от корневой системы общественного сознания, морали и нравственности, постепенная утрата национальной идентичности – словом все, что ныне преподносится как высшая форма откровения либеральными политиками и журналистами – патриотическому движению известно давно. Об этом мы предупреждали и власти, и общественность. К сожалению, и те, и другие оказались к этому глухи.

Выбор за нынешним поколением российских политиков, а точнее, - за способностью (или неспособностью) нынешнего государственного и политического руководства осознать надвигающуюся угрозу и выработать действенные и эффективные меры, способные воспрепятствовать распространению западной экспансии. Немалая доля ответственности лежит и на обществе. Потребуется серьезное изменение психологических основ поведения, от вседозволенности к дисциплине и порядку, от потакания страстям - к жесткому и сознательному самоограничению, от бездуховности и цинизма - к возрождению традиционных основ народного бытия.

Во главу угла такого выбора необходимо поставить национально-государственные интересы.

Иначе говоря, проекту американского «ГАО», основанному на стремлении США использовать атлантическую солидарность в интересах собственного технологического прорыва и закрепления роли мирового лидера, Россия должна (и может!) противопоставить собственный геополитический проект «ГАО».

Каким будет российский ответ Западу? Точнее, каким он должен стать, чтобы страны и народы оппоненты «нового мирового порядка» почувствовали в нас действительно ответственного партнера, способного силой своего влияния и авторитета оградить их от беспардонной экспансии и давления со стороны Запада и созданной им потребительской цивилизации для «избранных».

Прежде всего, отметим, что «победители» в холодной войне явно поторопились списать Россию с мировых счетов. Оставаясь единственной страной в мире, способной многократно уничтожить Соединенные Штаты, мы также практически монопольно распоряжаемся почти двумя третями природных богатств.

При прогрессирующей стратегической нестабильности и ресурсном голоде большинства промышленно развитых стран это главный капитал, способный вывести нашу страну в число мировых лидеров.

Поставив условием доступа к этим ресурсам, участие в проекте российского «ГАО», мы автоматически превращаемся в держателя контрольного пакета. Наглядный пример такой политики – почти 90-процентная зависимость Европы от поставок российского газа, прекращение которых способно вызвать неминуемый коллапс самых благополучных экономик. Иначе говоря, участие в проекте «ГАО» будет осуществляться на наших условиях. Особо подчеркну, что речь не идет о странах СНГ, которые придут в него сами, ибо без восстановления самых тесных связей в рамках «большой», исторической России они попросту обречены. Наши интересы простираются намного шире; в их орбиту включается весь евразийский континент, и в первую очередь страны юго-восточной Азии и АТР.

Поэтому ключевое звено российского «ГАО» – не военно-политическое партнерство. Оно лишь обеспечивает необходимые внешние условия для ускоренного строительства по-настоящему широкой системы континентальной безопасности.

Стратегический ракетно-ядерный щит, мощный военно-промышленный комплекс, новейшие разработки в области НИОКР – все это Россия может поставить на службу технологическому лидерству, объединившихся вокруг нее стран. С кем при таком раскладе окажется Европа, – еще, как говорится, вопрос. Ибо, в отличие от США, стыдливо прикрывающих попытку собственного технологического прорыва «фиговым листком» НПРО, проект российского «ГАО» зиждется на более широком фундаменте - общих экономических интересах.

Главное же во всем проекте – достижение технологического лидерства вновь создаваемого «восточного блока» в извечном геополитическом противоборстве с Западом. И будущая ведущая роль России в нем обусловлена беспрецедентными возможностями, создаваемыми контролем над мировыми ресурсами. К нам придут все, кто захочет получить к ним доступ.

Следующий принципиальный момент. Русский ответ Западу не может осуществляться с позиций так называемых «общечеловеческих» ценностей, на деле в большинстве своем являющимися ценностями одной лишь западной цивилизации. Заявляя о претензиях на технологическое лидерство в мировом масштабе, мы не можем позволить себе играть на чужом идеологическом поле и по чужим правилам. А установление собственных правил напрямую связано с утверждением традиционных духовных ценностей, идеалов и нравственных начал, свойственных Русскому Православию, как вере, которую исповедует абсолютное большинство российских граждан. Очевидно, что естественными союзниками в этом вопросе окажутся народы, исповедующие Ислам и Буддизм – с ними православные всегда объединялись для эффективного противодействия западной экспансии. Иллюстрацией являются успешные недавние действия российской дипломатии на восточном, азиатском направлении - от визита в Москву президента Ирана до серии поездок главы российского государства по ряду стран Юго-Восточной Азии.

Третий важнейший фактор. Коль скоро Россия – потенциальный лидер, ей, так или иначе, придется поступиться частью своего суверенитета, допустив новых союзников к пользованию нашим оборонным потенциалом, природными и технологическими ресурсами. Но пойти на это можно только под русским контролем и по четким, неизменным правилам, во многом определяемым УСТАВОМ ГАО. Иначе говоря, в действие вступает система взаимных гарантий участников проекта, способная не на словах, а на деле разрушить ростовщическую гегемонию «промышленно развитого» Севера над «отсталым» Югом. Присоединяясь к «ГАО» естественным, мирным путем, без глобального или локального вооруженного насилия страны евразийского континента смогли бы аккумулировать огромные по своим масштабам средства, перераспределив течение мировых финансовых потоков. Значительная часть этих средств (сотни млрд. длр) была бы инвестирована в совместные программы и технологические «цепочки», ключевые звенья которых находились бы в России.

Помимо этого, успешно решится историческая по своим масштабам задача формирования альтернативных центров экономического и финансового влияния, что неминуемо приведет к ослаблению устойчивости Запада и созданных при его участии международных валютно-финансовых институтов. А это, в свою очередь, кардинально изменит геополитическую расстановку сил: атлантическое влияние уравновесится евразийским, равным по силе и противоположным по направленности.

Новый «восточный блок» во главе с Россией станет в этом случае равноправным субъектом мировой политики, а в духовной сфере превзойдет Запад за счет доминирования коллективных основ в жизни народов составляющих его государств. И считаться с этим придется всем и каждому.

Последствия очевидны: Запад оказывается перед вполне реальной дилеммой - либо пойти на действительно масштабные разоруженческие договоренности, либо вступить в конфронтацию с половиной мира, бремя лидерства в которой в свое время не смогла выдержать такая сверхдержава, как Советский Союз. Жить по средствам, ограничить экспансию разумными пределами, научиться ладить с соседями не посредством шантажа и угроз, а путем поиска и внедрения инструментов согласования интересов и компромиссов, - именно это в итоге станет заповедью естественного бытия всех стран и народов - больших и малых.

Подведем краткие итоги.

1.Кажущаяся безальтернативность глобального лидерства США и Запада, неуязвимость их позиций в сложившейся расстановке мировых сил - не более чем миф. Посредством культивации в мировом сознании идеи НПРО США, под прикрытием разглагольствования об «атлантической солидарности» стремится осуществить технологический прорыв, с целью закрепить собственное лидерство и продиктовать новые, более жесткие условия всему миру, включая не только оппонентов, но и нынешних союзников. По сути, речь идет о новой форме доминирования в международных отношениях - своего рода «Глобальном акционерном обществе» («ГАО»), контрольный пакет, в котором позволил бы Вашингтону осуществить не дающую покоя идею «Pax Americana» - «мира по-американски», - сформулированную президентом Трумэном еще в первые послевоенные годы.

2.Для нашей страны это чревато окончательным отходом на второстепенные роли в мировой политике. Считаться с ней при таком повороте событий, естественно, не станут - в лучшем случае продиктуют условия «почетной капитуляции» с сохранением лица и источников обогащения так называемой политической тусовки. В худшем - превратят в находящийся под «международным», а фактически американским управлением протекторат, снабжающий так называемый «цивилизованный мир» дешевой энергией, сырьевыми ресурсами и рабочей силой. Понятно, что для России, ее ближайших соседей на Юге и Юго-Востоке реализация подобного сценария не может не повлечь катастрофические последствия.

3. В рамках складывающегося острейшего цивилизационного конфликта, масштабы и последствия которого способны кардинально изменить глобальную расстановку сил, Западу могут быть противопоставлены солидарные усилия всего остального мира, в первую очередь стран, расположенных в рамках евразийского геополитического пространства.

Инструментом объединения большинства крупнейших стран континента вокруг России в отстаивании общих геополитических интересов перед лицом угрозы американской экспансии на континент может стать «ГАО» на условиях совместного использования российской оборонной мощи и общих природно-ресурсной и технологической баз.

Наша общая ключевая задача – реализовать принципиально ИНОЙ, отличный путь технологического прогресса, обращенный к утверждению подлинно духовных мировоззренческих начал, основанных на вековых традициях терпимости и взаимного уважения. Не только в «большой» межгосударственной политике, но и в повседневных внутренних делах каждого государства.

Именно таким видится «русский ответ» на те исторические вызовы, с которыми сталкивается мир на заре третьего тысячелетия.

14.03.2010 г.

Наверх
 

Знаки времени

Последние новости


2010 © Культуролог
Все права защищены
Goon Каталог сайтов Образовательное учреждение