ВХОД ДЛЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ

Поиск

Подпишитесь на обновления

Yandex RSS RSS 2.0

Авторизация

Зарегистрируйтесь, чтобы получать рассылку с новыми публикациями и иметь возможность оставлять комментарии к статьям.






Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация

Опрос

Сравниваем нынешнее российское образование с советским

Сайт Культуролог - культура, символы, смыслы

Вы находитесь на сайте Культуролог, посвященном культуре вообще и современной культуре в частности.


Культуролог предназначен для тех, кому интересны:

теория культуры;
философия культуры;
культурология;
смыслы окружающей нас
реальности.

Культуролог в ЖЖ
 
facebook.jpgКультуролог в Facebook

 
защита от НЛП, контроль безопасности текстов

   Это важно!

Завтра мы будем жить в той культуре, которая создаётся сегодня.

Хотите жить в культуре традиционных ценностей? Поддержите наш сайт, защищающий эту культуру.

Наш счет
Яндекс.Деньги 41001508409863


Если у Вас есть счет Яндекс.Деньги,  просто нажмите на кнопку внизу страницы.

Перечисление на счёт также можно сделать с любого платежного терминала.

Сохранятся ли традиционные ценности, зависит от той позиции, которую займёт каждый из нас.  

 

Православная литература
Главная >> Знаки времени >> Родительское движение против антисемейной политики ООН

Родительское движение против антисемейной политики ООН

Печать
26.11.2011 г.

В настоящее время Комитет ООН по правам ребенка принимает новый факультативный протокол, нарушающий права семьи. В нем устанавливается порядок, при котором дети смогут подавать жалобы на нарушение своих прав непосредственно в Комитет ООН по правам ребенка, а тот наделяется правом принимать по ним фактически судебные решения. Как сказала спецпредставитель Генсека ОНН Марта Сантуш Паиш 18.11.2011 г. на встрече с членами Общественной палаты РФ «Такая возможность вынудит правительства принимать меры по улучшению положения детей, не дожидаясь, когда жалоба дойдет до комитета». В отношении России она отметила, что этот протокол должен стать катализатором в процессе перемен в сфере защиты прав детей.

Родительское движение провело общественные слушания по поводу новых угроз. Ниже публикуется текст резолюции.

 

Санкт-Петербургская резолюция
об антисемейных тенденциях в Организации Объединенных Наций,
о неприемлемых действиях Комитетов, наблюдающих за выполнением
международных договоров ООН в области прав человека,
и о Факультативном Протоколе к Конвенции о правах ребенка,
касающемся процедуры сообщений

Одобрена на общественных слушаниях

Мы, представители гражданского общества и негосударственных организаций Российской Федерации и Украины, приняв участие во вторых общественных слушаниях,  посвященных влиянию международных политических организаций на положение и благополучие семьи в наших странах, изучили современные тенденции в ООН, связанные с проблемами семьи, в особенности – некоторые действия Комитетов ООН, наблюдающих за соблюдением международных договоров, в том числе Комитета по правам ребенка. Мы также уделили особое внимание тенденциям, связанным с намерением придать обязывающую юридическую силу интерпретациям и рекомендациям Комитетов ООН, наблюдающих за соблюдением международных договоров[1] и Факультативному протоколу к Конвенции о правах ребенка, касающемуся процедуры сообщений[2], который собирается вскоре принять Генеральная Ассамблея ООН.

Рассмотрев вышеупомянутые предметы в контексте множества тенденций международного уровня, затрагивающих жизнь, статус и благополучие естественной (традиционной) семьи в наших странах, мы заявляем следующее:

1. Мы глубоко убеждены, что естественная (традиционная) семья, присущая человеческой природе и основанная на добровольном и продолжающемся в течение всей жизни брачном союзе мужчины и женщины, направленном на рождение и воспитание детей, является естественной и основной ячейкой общества (ст. 16 п. 3 Всеобщей декларации прав человека).

Для нас очевидно, что авторитетные и обязывающие международные соглашения в области прав человека, такие как Всеобщая Декларация прав человека (ст. 16) и Международный пакт о гражданских и политических правах (ст. 23.1 и 23.2), говорят о семье в этом естественном и традиционном понимании. Это следует из языка, используемого в данных документах.

Место семьи в истории и жизни каждого человеческого общества совершенно уникально, и ни одна другая форма совместной жизни не может считаться имеющей равные с ней положение и ценность.  Попытки придать статус, равный статусу семьи, другим формам совместной жизни, в частности, однополым союзам, разрушительны для общества.

Поэтому мы убеждены, что тенденция к замене в недавних документах ООН термина «семья» вымышленным и спорным термином «семья во всех ее формах» (подразумевающим включение в это понятие различных форм однополых партнерств) является необоснованной, опасной и ведет к антисемейным последствиям.

2. Мы убеждены, что естественная семья, брак, рождение и воспитание детей нераздельно связаны друг с другом. Искусственное отделение рождения и воспитания детей от естественной семьи, семейной жизни и брака нарушает подлинные права ребенка и ведет к разрушению любого общества.

3. Мы убеждены, что дети имеют естественное право на рождение в своей естественной (традиционной) семье, от состоящих в браке мужчины и женщины, жить со своими родными отцом и матерью, получая от них воспитание. Мать и отец являются для своих детей жизненным примером, в том числе примером семейной жизни, отвечающей человеческой природе.

4. Мы охотно соглашаемся с позицией Конституционного Суда Российской Федерации, согласно которой «семья, материнство и детство в их традиционном, воспринятом от предков понимании представляют собой те ценности, которые обеспечивают непрерывную смену поколений, выступают условием сохранения и развития многонационального народа Российской Федерации, а потому нуждаются в особой защите»[3]. Мы верим, что это истинно для любого народа мира.

5. Мы серьезно озабочены тем, что в последние годы некоторые международные организации, поступая вопреки интересам суверенных народов и манипулируя понятием «прав человека», предпринимали действия, направленные на искусственное создание прежде неизвестных и не имеющих основания в природе человека и общества т.н. «прав человека», таких как «право на аборт» и «право на выбор сексуальной ориентации и гендерной идентичности». В действительности, в международном праве не существует таких прав, как в виде обязательств, следующих из договоров, так и в рамках международного обычного права.  

Более того, мы глубоко убеждены, что любые международные обязательства, как и любые положения национального закона, угрожающие и несущие разрушение семье как «естественной и основной ячейке общества», должны считаться нелегитимными, поскольку они противоречат природе человека и подлинным естественным правам человека.

6. Мы серьезно озабочены деятельностью некоторых относительно небольших групп, провозглашающих собственные идеалы  от имени всего гражданского общества, в то время как их интересы противоречат подлинным интересам суверенных народов. В центре подлинных интересов любого народа – естественная (традиционная) семья, сохранение ее прав и преимуществ, защита традиционных семейных ценностей.

7. Мы также серьезно озабочены тем, что при достижении своих разрушительных целей, эти группы стараются использовать ресурсы авторитетных международных организаций, таких как Организация Объединенных Наций и ее специализированные агентства и структуры (Всемирная Организация Здравоохранения, ЮНИСЕФ, Фонд ООН в области народонаселения и другие). Используя непрозрачные и далекие от подлинной демократии процедуры, маскируя свои намерения красивыми словами, они побуждают авторитетные международные организации одобрять документы, ухудшающие положение естественной семьи в различных государствах и ведущие к постепенному разрушению семьи (и, как следствие, самих государств).

8. В частности, мы крайне обеспокоены тем, что сегодня, под предлогом защиты необоснованно широко понимаемых прав детей и некоторых, вымышленных в последнее время, новых «прав человека» (таких как «сексуальные права»), при поддержке ООН и ее структур, осуществляется разрушение традиционной культуры семейной жизни (включая и культуру воспитания детей) многих народов, в том числе народов наших стран.

Эти действия мы вынуждены считать формой идеологического насилия, нарушающего право нашего суверенного народа на сохранение его культурной идентичности, наших традиций семейной жизни и воспитания детей. Некоторые международные организации и агентства манипулируют концепцией прав человека с тем, чтобы оправдать нарушение естественных прав родителей и семьи, и с тем, чтобы принудить суверенные правительства изменить свои национальные законы, охраняющие родительские права и законную автономию семьи, в пользу т.н. «новой глобальной этики» и «новых глобальных ценностей».

Помимо того факта, что в данном случае речь идет не о развитии или «устойчивости», а скорее о разрушении общества, мы рассматриваем такие действия как неприемлемую форму нового колониализма,  устраняющего суверенные права и культуры наций. Это семья с ее естественными правами является источником и основанием подлинной свободы народов мира. Поэтому разрушение естественной семьи неизбежно ведет к порабощению народов.

9. Мы настаиваем на том, что государства должны уважать уникальную роль и место естественных (биологических) родителей в жизни их детей. Любые толкования всех норм как международного, так и национального права, должны отражать естественную презумпцию, согласно которой родители обычно действуют добросовестно и в наилучших интересах своих детей. Права родителей в отношении их детей являются естественными, а не «даются» им какой-либо национальной или международной властью. Поэтому правительства и любые иные власти (включая международные) не могут законным образом нарушать своими установлениями естественные границы родительских прав и прав семьи.

Мы весьма озабочены существованием необоснованной и опасной интерпретации статьи 3 Конвенции о правах ребенка, в силу которой считается, что правительство обладает правом осуществлять контроль и надзор за жизнью каждой семьи и за решениями любого родителя под предлогом «наилучшего обеспечения интересов ребенка».

Мы убеждены, что естественные (биологические) родители детей в большинстве случаев лучше всех понимают их подлинные интересы. Подлинные права и интересы детей, как правило, наилучшим образом защищаются в контексте их естественной семьи, особенно их родителями или выбранными и назначенными их родителями представителями. Поэтому именно родителям, а не правительству, экспертам или международным инстанциям, принадлежит естественное право определять, что относится к «наилучшему обеспечению интересов ребенка».

Мы возмущены практикой некоторых государств, которые вмешиваются в семейную жизнь под предлогом «наилучшего обеспечения прав ребенка», пересматривая разумные решения родителей и заменяя их своими собственными. Эта проблема широко распространена в области воспитания детей, здравоохранении и образования, и подобные действия должны рассматриваться как нарушение естественных и подлинных прав человека и прав семьи. Эта тенденция явно противоречит действительным интересам детей.

10. Эта проблема особенно существенна в области образования. Невзирая на принадлежащее родителям приоритетное право выбора вида образования для своих детей, провозглашенное в ст. 26(3) Всеобщей декларации прав человека, правительства принуждают семьи к формам и видам образования, навязываемым государством. Религиозные, нравственные и педагогические убеждения родителей зачастую не уважаются, как и их право свободно обеспечивать религиозное и нравственное воспитание своих детей в соответствии со своими собственными убеждениями, предусмотренное ст. 13.3 Международного Пакта об экономических, социальных и культурных правах.

Хотя свобода родителей направлять воспитание и образование своих детей является их естественным правом, она слишком часто попирается государством без каких-либо реальных и веских оснований. Мы считаем злоупотреблением властью со стороны государства ситуацию, при которой право детей на образование неправомерно используется для того, чтобы уменьшить духовное, нравственное и образовательное влияние на них их семьи и индоктринировать их ценностями, идеями и практиками, чуждыми убеждениям их родителей.

Мы убеждены, что эта тенденция разрушает человеческое общество и подрывает его основания.

11. Мы также весьма озабочены тем, что право нерожденных детей на жизнь не защищается под предлогом существования вымышленного «права» женщины на аборт. Мы хорошо знаем – «[т]о, что новая человеческая жизнь начинается в момент зачатия, является научно установленным фактом» и «[к]аждый нерожденный ребенок, с момента своего зачатия, по своей природе является человеком»[4]. Нерожденные дети являются людьми, и, следовательно, существует следующее из международного права обязательство государств защищать их жизнь наравне с жизнью всех других людей. В то же время, «[в] международном праве не существует права на аборт, как в виде обязательств, следующих из договоров, так и в рамках международного обычного права»[5].

12. В этом контексте мы встревожены фактами, касающимися ряда действий Комитетов ООН, наблюдающих за исполнением международных договоров, в особенности Комитета по правам ребенка (Комитет CRC) и Комитета по ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (Комитет CEDAW).

«Органы, надзирающие за соблюдением международных договоров, ни в силу самих этих договоров, ни в силу общего международного права не обладают полномочиями давать указанным договорам такие интерпретации, которые создают новые обязательства для государств или меняют существо самих договоров.

Соответственно, любой подобный орган, давая международному договору интерпретацию, при которой в него включается право на аборт, действует вопреки своему мандату и с превышением своих полномочий. Подобные неправомочные акты (ultra vires) не создают никаких правовых обязательств для государств, участвующих в договоре, и государства не должны признавать их вкладом в создание нового международного обычного права»[6].

В то же время, Комитет CEDAW и Комитет CRC неоднократно действовали неправомочно, пытаясь создать новые обязательства для государств своими толкованиями международных договоров, или вторгаясь в сферу национального суверенитета.

Хорошо известно, что Комитет CEDAW «исходит из наличия права на аборт в [соответствующем] договоре и оказывал давление на более чем 90 государств, с целью побудить их либерализовать свое законодательство об абортах»[7].

Некоторые действия Комитета CRC еще более очевидно неправомочны.

К примеру, Комитет CRC «включил» в договор, за соблюдением которого он наблюдает, обязательство государств-участников искоренить все формы телесных наказаний (в широком понимании термина) детей[8]. Это толкование, вне зависимости от отношения к телесным наказаниям детей, было необоснованным, не следовало из текста договора и противоречило общим правилам интерпретации международных договоров. В действительности оно привело к безосновательному вторжению государств в область, в которой свобода и автономия семьи и родительских решений справедливо признавалась большинством государств. Вне зависимости от того или иного отношения к телесным наказаниям детей, эти действия содействовали продвижению идеологии, в которой постоянный государственных контроль в отношении родителей и семей считается нормальной и приемлемой практикой, тогда как в действительности подобная практика противоречит естественным правам человека и семьи, а также естественной презумпции, согласно которой родители принимают решения и действуют в наилучших интересах своих детей.

Подобным образом Комитет CRC и Комитет CEDAW «включили» в договоры, за соблюдением которых они наблюдают, обязательство государств обеспечить принудительное сексуальное образование детей, независимо от мнения их родителей и семьи[9]. Это толкование является необоснованным и прямо противоречит ст. 5 Конвенции о правах ребенка. В то же время некоторые агентства ООН, такие как ВОЗ, предлагают региональные «стандарты» сексуального образования, начинающегося с момента рождения, предусматривающие обучение детей вымышленным «сексуальным правам», не имеющим оснований в международных договорах о правах человека. Эти стандарты также предусматривают снабжение детей информацией, предоставление которой детям запрещается и правомерно преследуется в уголовном порядке в ряде стран, рассматриваясь как развращение малолетних[10].

В своем Замечании общего порядка № 13 (2011) Комитет CRC прямо вторгается в область национального суверенитета, требуя от государств-участников «ратифицировать два Факультативных протокола к Конвенции и другие международные и региональные договоры в области прав человека, предусматривающие защиту для детей…» и «пересмотреть и отозвать заявления и оговорки, противоречащие предмету и цели Конвенции …»[11]. То же Замечание общего порядка требует от государств изменить национальное законодательство в соответствии с толкованиями, которые Комитет CRC дает положениям Конвенции, «создать независимый национальный институт по вопросам прав ребенка и оказывать ему поддержку», и финансировать все меры, рекомендованные Комитетом[12]. Очевидно, что эти обязательства не следуют из договора, за соблюдением которого наблюдает Комитет CRC. 

Мы считаем такие действия и толкования Комитетов ООН, наблюдающих за соблюдением международных договоров, неприемлемыми и подрывающими подлинные основания международного права.

13.  Как мы отметили выше, существует реальная возможность давать некоторым положениям Конвенции о правах ребенка и других международных договоров ООН о правах человека ложные и опасные толкования, неблагоприятные по отношению к семье и ее правам, а потому разрушительные для общества и противоречащие подлинным интересам всех суверенных народов.

Мы твердо убеждены, что, в подобной ситуации, само существование ряда важных примеров неправомочных действий со стороны Комитетов ООН, наблюдающих за соблюдением международных договоров, делает опасным для подлинного блага общества и будущего суверенных народов наделение этих органов любыми дополнительными полномочиями, особенно правом давать какие-либо толкования и принимать какие-либо решения, которые были бы юридически обязывающими для государств-участников соответствующих договоров.

Поэтому, как представители гражданского общества, мы категорически возражаем против любых попыток придать какую-либо юридически обязывающую силу толкованиям международных договоров ООН в области прав человека, даваемым наблюдающими за их соблюдением Комитетами ООН.

14. Оценивая Факультативный протокол к Конвенции о правах ребенка, касающийся процедуры сообщений, в данном контексте, мы полагаем, что предлагаемые им процедуры будут использованы не только для защиты подлинных прав детей, но и для того, чтобы навязать сомнительные и общественно опасные толкования Конвенции государствам-участникам. К сожалению, принимая во внимание вышеупомянутые прецеденты, мы не можем в достаточной мере доверять Комитету CRC.

Поэтому, в нынешней тревожной ситуации, мы считаем неблагоразумным, необдуманным и даже небезопасным шагом предоставление Комитету CRC какой-либо власти выносить решения, подобные судебным, даже если они не будут формально обязывающими.

15. Мы заявляем и провозглашаем наше твердое убеждение, что все международные договоры ООН о правах человека должны толковаться в благоприятном для естественной семьи и естественных прав родителей смысле. Они также должны толковаться как защищающие естественное право нерожденных детей на жизнь с момента их зачатия.

Все толкования, противные этому подходу, должны быть отвергнуты, как противоречащие естественным правам человека, даже если они были даны каким-либо авторитетным органом. Если какое-либо положение любого международного договора или документа невозможно истолковать в соответствии с данным принципом, это положение должно быть изменено, либо такой документ должен быть полностью денонсирован как бесчеловечный.

Если какая-либо международная организация или какое-либо международное агентство настаивает на любом принципе или норме, противных данному подходу, государства должны открыто объявлять такую политику разрушительной для общества. В таких случаях государства, действуя во благо своих народов и человечества, должны или принудить соответствующую организацию признать естественные права человека, естественные права семьи и естественные родительские права, или прекратить участие в этой организации или этом агентстве.

16. Мы, представляя интересы гражданского общества наших стран и семей, принадлежащих к нашим нациям, просим представителей власти наших государств и все международные организации, включая Организацию Объединенных Наций, ее органы и агентства, последовательно отстаивать интересы естественной семьи, являющейся основой всякого общества.

Мы просим Генеральную Ассамблею ООН воздержаться от одобрения нового Факультативного протокола к Конвенции о правах ребенка до того момента, пока политика Комитетов ООН, наблюдающих за исполнением международных договоров, не будет приведена в соответствие с изложенными выше принципами и подходами.

Если данный Факультативный протокол будет одобрен без подобного изменения политики, мы просим правительства наших стран, как и другие национальные правительства, не подписывать и не ратифицировать его.

Мы также заявляем, что не потерпим действий любых представителей каких-либо международных организаций, которые могут рассматриваться как разрушительные для традиционной культуры наших стран, включая наши традиции семейной жизни и воспитания детей. Если подобные действия не будут прекращены, это поднимет перед широкой общественностью наших стран существенный вопрос о целесообразности продолжения их членства в подобной организации. Мы глубоко убеждены, что членство наших суверенных народов в любой авторитетной организации менее значимо, чем сохранение основ наших обществ – естественной (традиционной семьи) и культурной идентичности.




[1] См, напр. Pretoria Statement on the Strengthening and Reform of the UN Human Rights Treaty Body System, 20-21 июня 2011, http://www2.ohchr.org/english/bodies/HRTD/docs/PretoriaStatement.doc

[2] Документ ООН A/C.3/66/L.66

[3] Определение Конституционного Суда РФ от 19.01.2010 N 151-О-О

[4] Статьи Сан-Хосе, ст.ст 1 и 3, http://www.sanjosearticles.com/?page_id=2

[5] Статьи Сан-Хосе, ст. 5.

[6] Статьи Сан-Хосе, ст. 6

[7] Статьи Сан-Хосе, примечание к ст. 6

[8] Замечание общего порядка № 8 CRC (2006) – « Право ребенка на защиту от телесных наказаний и других жестоких или унижающих достоинство видов наказания» (в частности, статья 19; пункт 2 статьи 28 и статья 37)» (CRC/C/GC/8), п. 18: “ Телесные наказания и другие жестокие или унижающие достоинство виды наказания являются формами насилия, и государства должны принимать все необходимые законодательные, административные, социальные и просветительские меры с целью их ликвидации”. Это было сделано, невзирая на открытое признание со стороны Комитета, что такое обязательство не подразумевалось государствами-участниками: “В статье 19 и пункте 2 статьи 28 речь прямо не идет о телесных наказаниях. Ход работы по подготовке Конвенции не содержит свидетельств о каких-либо дискуссиях по вопросу о телесных наказаниях, которые проводились бы во время подготовительных сессий” (Там же, п. 20). Изобретая это новое обязательство, комитет CRC не принял во внимание того, что данное толкование противоречит общим правилам интерпретации международных договоров, предусмотренным ст.ст 31.1 и 31.2(b) Венской Конвенции о праве международных договоров («Договор должен толковаться добросовестно в соответствии с обычным значением, которое следует придавать терминам договора в их контексте …. Для целей толкования договора контекст охватывает, кроме текста, включая преамбулу и приложения … любой документ, составленный одним или несколькими участниками в связи с заключением договора и принятый другими участниками в качестве документа, относящегося к договору»). Присоединяясь к Конвенции о правах ребенка, Республика Сингапур заявила следующую декларацию: «Республика Сингапур считает, что статьи 19 и 37 Конвенции не запрещают …  благоразумного применения телесных наказаний в наилучших интересах ребенка». Возражений со стороны государств-участников не последовало.

[9] См., напр, документы, CRC/C/IRL/CO/2 п. 52, CRC/C/KOR/CO/3-4 п. 58, CEDAW/C/CRI/CO/5-6 п. 27 (a), CEDAW/C/2002/I/CRP.3/Add.7 п. 112 и многие другие.

[10] См., например, «Стандарты сексуального образования в Европе: документ для лиц, определяющих политику, руководителей и специалистов в области образования и здравоохранения», подготовленные Европейским региональным бюро ВОЗ и ФСПСЗ, Кёльн, 2010 (http://www.bzga-whocc.de/pdf.php?id=60b5cb67c82110fe0e604b52a659523e).

На с. 14 документ указывает: «В рамках данного документа осознанно выражается требование к разработке подхода, согласно которому сексуальное образование начинается с момента рождения». Он же, на с. 31 указывает: «В основе сексуального образования лежат (сексуальные и репродуктивные) права человека», при том, что понятие сексуальных прав отсутствует в общепризнанных обязывающих международных правовых актах. На с. 42 документ требует предоставить детям от 0 до 4 лет (!) информацию об «ощущении радости и удовольствия от прикосновения к собственному телу, мастурбации в раннем возрасте». На с. 49 документ требует в возрасте 9-12 лет предоставить детям информацию об их «сексуальных правах, согласно определению МФПС и ВАС». Примечание отсылает к документу Международной федерации планирования семьи (МФПС) «Сексуальные права: Декларация МФПС» (Лондон, 2008) и к «Декларации о сексуальных правах» (Гонконг, 1999) Всемирной ассоциации сексуального здоровья (ВАС). Декларация МФПС (http://www.ippf.org/NR/rdonlyres/CA5A9194-DB66-4078-8611-42C6238C327D/0/SexualRightsDeclaration_Russian.pdf), в частности, в Принципе 4, утверждается (с. 20): «Сексуальность и удовольствие, которое она приносит, является центральным аспектом человеческого существования, независимо от решений в отношении деторождения». Декларация ВАС (http://www2.hu-berlin.de/sexology/ECE5/was_declaration_of_sexual_righ.html) так описывает «право на сексуальное удовольствие» (п. 5): «Право на сексуальное удовольствие. Сексуальное удовольствие, включая автоэротизм, является источником физического, психологического, интеллектуального и духовного благополучия». В контексте российской культуры обучение подобным «сексуальным правам» в возрасте 9-12 лет может рассматриваться как форма растления малолетних. Ст. 135 ч. 3 УК РФ предусматривает наказание лишением свободы на срок от 5 до 12 лет за совершение развратных действий в отношении лица, заведомо не достигшего 12-летнего возраста. При этом, как указывают комментаторы, эти действия могут носить физический или интеллектуальный (циничные разговоры и т.п.) характер. См. напр.: Комментарий к Уголовному кодексу РФ, под ред. В.Т. Томина, В.В. Сверчкова, 6-е изд., М.: 2010, с. 445.

[11] Документ ООН CRC/C/GC/13, п. 41

[12] Там же.

 


Наверх
 

Вы можете добавить комментарий к данному материалу, если зарегистрируетесь. Если Вы уже регистрировались на нашем сайте, пожалуйста, авторизуйтесь.



2010 © Культуролог
Все права защищены
Goon Каталог сайтов Образовательное учреждение