ВХОД ДЛЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ

Поиск

Подпишитесь на обновления

Yandex RSS RSS 2.0

Авторизация

Зарегистрируйтесь, чтобы получать рассылку с новыми публикациями и иметь возможность оставлять комментарии к статьям.






Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация

Опрос

Что происходит с научно-техническим прогрессом?

Сайт Культуролог - культура, символы, смыслы

Вы находитесь на сайте Культуролог, посвященном культуре вообще и современной культуре в частности.


Культуролог предназначен для тех, кому интересны:

теория культуры;
философия культуры;
культурология;
смыслы окружающей нас
реальности.

Культуролог в ЖЖ
 
facebook.jpgКультуролог в Facebook

 
защита от НЛП, контроль безопасности текстов

   Это важно!

Завтра мы будем жить в той культуре, которая создаётся сегодня.

Хотите жить в культуре традиционных ценностей? Поддержите наш сайт, защищающий эту культуру.

Наш счет
Яндекс.Деньги 41001508409863


Если у Вас есть счет Яндекс.Деньги,  просто нажмите на кнопку внизу страницы.

Перечисление на счёт также можно сделать с любого платежного терминала.

Сохранятся ли традиционные ценности, зависит от той позиции, которую займёт каждый из нас.  

 

Православная литература
Главная >> Исповедание (мир и вера) >> Слово о законе и благодати митрополита Иллариона Киевского. Наследие отцов.

Слово о законе и благодати митрополита Иллариона Киевского. Наследие отцов.

Печать
Автор Павел Герасимов   

Проповедь митрополита Иллариона анализируется в историческом и культурном контекстах. Выявляется богословское содержание текста.

 
Текст Слова (русский перевод)

Эта торжественная проповедь, сказанная в храме святой Софии Киевской в присутствии великого князя Ярослава, навсегда заняла первое и исключительное место как в истории русского православного богословия, как в истории русской гомилетики, так и в истории русской художественной литературы. С момента ее произнесения и до сего дня русское богословие и русская художественная литература начинается с этой проповеди. Как из маленького зерна вырастает прекрасный и полновесный пшеничный колос, так из «Слова» митрополита Иллариона выросла вся русская словесность. В чем же заключается исключительность «Слова о законе и благодати»? 

 

Эпоха XI века



 

Митрополит Илларион произносил свое слово в удивительную эпоху. Всего лишь полвека отделяло время произнесения его Слова от события, определившего судьбу всей нашей Родины – от Крещения Руси: святой равноапостольный Владимир крестил Русь в 988 г. от Р.Х., а митрополит Илларион произносил торжественную проповедь около 1043 г.[1] В эту эпоху – от IX до XI веков – завершилось победоносное шествие христианства по Европе. Хотя в Европу христианство пришло уже в первые века нашей эры, но окончательно оно утверждается как раз ко времени описываемых событий. На севере Европы именно в это время окончательно исчезает ересь арианства, а в Испании христианство – после долголетней борьбы – окончательно вытесняет мусульманскую агрессию мавров. Христианство – после долгих раздумий и богословских диспутов – принимают в Швеции и Норвегии, очень далеких северных странах. Неслучайно великий князь Ярослав был женат на дочери святого Олафа Норвежского, просветившего свою страну светом Христовой истины. И дочь норвежского святого Индигерда, во святом крещении Ирина, оказалась достойной супругой русскому князю: она прославлена в лике святых как святая Анна Новгородская. А дочь Ярослава Анна становится королевой Франции, которую за нравственные качества почитают до сих пор.

С другой стороны, на востоке и на юге, также происходит окончательное определение в вопросах выбора веры. Арабские султаны и хазарский каганат устраивают диспуты о вере, решая, какой отдать предпочтение. Именно с вопросами выбора веры большими государствами, согласно церковному преданию и древнерусским летописям, была связана миссия святого Константина-Кирилла к хазарам и к арабам. Однако здесь выбор веры был иной: арабы окончательно принимают ислам, а правящая верхушка хазарского каганата примыкает к ново-иудейской вере.

В то же время, гностицизм первых веков христианства, облекшись в форму движений манихеев и богомилов, проник в Европу и на Балканы. Сектантские вожди, пропагандируя свое учение, вызвали много богословских дискуссий, связанных с отношением к Церкви, Священному Писанию, священству и нравственности.

Россия, находящаяся между Европой и Азией, оказалась словно в эпицентре этих политических и богословских проблем. Митрополит Илларион в «Слове о законе и благодати» не мог не ответить на такие важные вопросы своего времени.

Митрополит Илларион – первый русский митрополит



 

Нельзя не сказать нескольких слов о самом авторе «Слова». О жизни митрополита Иллариона история сохранила нам немногие, но существенные сведения. Летопись повествует, что до звания пастыря всея России он был священником села Берестова, где находился дворец великого князя Ярослава. Илларион и тогда был, по выражению летописца, «муж благой и книжник, и постник». Не довольствуясь нелегкими трудами священнического служения, он совершал особые подвиги. Из Берестова он уходил на уединенный днепровский холм, где выкопал своими руками тесную пещеру. Там он предавался молитве и богомыслию. По преданию, в этой пещере начал свои молитвенные подвиги преподобный Антоний Киево-Печерский, и эта пещера послужила началом Киево-Печерского монастыря. Нельзя не увидеть особый Промысел Божий в том, что родоначальник русской словесности оказался у истоков русского монашества. Неслучайно вся русская литература – и богословская, и художественная – так проникнута идеями самопожертвования, альтруизма, отречения от своих личных интересов, идеями нравственности, идеями подвига ради высоких и вечных идеалов.

Митрополит Илларион – первый митрополит, выбранный из русских и поставленный русскими епископами. Это произошло в 1051 году. В это время отношения России с Византией были напряженными, и князь Ярослав не отправил Святителя на рукоположение в Константинополь. Но законность избрания была несомненна: об этом засвидетельствовал особым письмом сам Константинопольский патриарх. «Ко времени правления Иллариона Церковью, – пишет архиепископ Филарет (Гумилевский), – относятся самые знаменитые события. Нестор говорит о его времени: «начат вера Христианская плодитися», т.е. приносить плоды в сознании и жизни народа. К его времени относилось устройство церковного богослужения, и при нем же начало процветать духовное просвещение. Илларион хорошо знал и чувствовал нужды своего народа, и живая любовь его находила средства удовлетворять их. Блаженная кончина митрополита Иллариона последовала в 1067 г.»[2]. Как видно даже из таких скромных сведений, митрополит Илларион был человеком святой жизни: он прославлен в лике святых Русской Православной Церкви. Он был глубоко образованным архипастырем, и это не могло не сказаться на содержании его Слова. 

Слово о законе и благодати

 

«Точность и ясность замысла, – пишет академик Д.С. Лихачев, – отчетливо отразились в самом названии «Слова»: «О законе, данном через Моисея, и о благодати и истине, явленной Иисусом Христом; и о том, как закон миновал, а благодать и истина наполнила всю землю и вера распространилась во всех народах вплоть до нашего народа русского; и похвала великому кагану нашему Владимиру, коим мы были крещены; и молитва к Богу от всей земли нашей». Трехчастная композиция «Слова», подчеркнутая в названии, позволяет органически развить основную тему «Слова» — прославление Русской земли, ее «кагана» Владимира и князя Ярослава. Каждая часть легко вытекает из предшествующей, постепенно сужая тему, логически, по типическим законам средневекового мышления, переходя от общего к частному, от общих вопросов мироздания к частным его проявлениям, от универсального к национальному, к судьбам русского народа. Основной пафос «Слова» в систематизации, в приведении в иерархическую цепь фактов вселенской истории в духе средневековой схематизации»[3]. Как мы видим, в первой части затрагивается богословский вопрос о спасении не через дела закона, а благодатью, дарованной от Иисуса Христа. Во второй части дается богословское осмысление событий всемирной истории, непосредственно связанное с нашим государством. Наконец, третья часть содержит похвалу великому Владимиру, благодаря личному решению которого русский народ смог просветиться светом Христовой истины.  

Первая часть Слова: закон и благодать

 

В первой части развивается основной вопрос христианского богословия: вопрос отношения двух Заветов: Ветхого – «закона», и Нового – «благодати».  “Благословен Господь Бог Израилев”, Бог христианский, “что посетил народ Свой и сотворил избавление ему” (Лк. 1, 68)! Ибо вовсе не попустил творению Своему пребывать во власти идольской тьмы и погибать в служении бесовском. Но прежде скрижалями и законом оправдал род Авраамов, затем же Сыном Своим спас все народы, Евангелием и крещением путеводя их в обновление возрождения, в жизнь вечную[4].

 Излагая Священную библейскую историю, митрополит Илларион дает ее в традиционном толковании святого апостола Павла, взятого из его Послания к Галатам:

 
Прежде был дан закон, а потом – благодать, прежде – тень, а потом – истина. Прообраз закона и благодати – Агарь и Сарра, рабыня Агарь и свободная Сарра: прежде – рабыня, а потом – свободная.      Слово о законе и благодати Ибо написано: Авраам имел двух сынов, одного от рабы, а другого от свободной. Но который от рабы, тот рожден по плоти; а который от свободной, тот по обетованию. В этом есть иносказание. Это два завета: один от горы Синайской, рождающий в рабство, который есть Агарь, ибо Агарь означает гору Синай в Аравии и соответствует нынешнему Иерусалиму, потому что он с детьми своими в рабстве; а вышний Иерусалим свободен: он – матерь всем нам.Послание к Галатам, 4:22–26
 Ученые указывают на несомненное влияние святоотеческих текстов, в частности, слова преподобного Ефрема Сирина на Преображение[5]. И неудивительно: великий князь Ярослав, согласно Повести временных лет, устроил на Руси не только школы, где давал образование своему народу, но в Киеве организовал своего рода институт переводчиков греческих текстов – без сомнения, по аналогии с традицией образования в Византии и нарождающимися университетами на Западе.

Митрополит Илларион указывает, что теперь, после пришествия Христа, ветхозаветный иудейский закон уходит в прошлое, а будущее – за Христианством: 

Ведь закон предтечей был и служителем благодати и истины, истина же и благодать — служитель будущего века, жизни нетленной. 

В противопоставлении закона и благодати нельзя не увидеть скрытую – а, может быть, и явную, – полемику с иудаизмом[6]. Хотя сокрушительное поражение хазарскому каганату нанес уже великий князь Святослав, но каганат был еще силен, и в памяти Нестора-летописца хорошо сохранилось, как «сладко» жилось славянскому племени дулебов под властью авар. Ученые предполагают, что именно хазарский каганат был причиной охлаждения отношений Византии и России в то время, и что поход Владимира Ярославича на Константинополь в 1043 году был инспирирован именно хазарами. Поэтому и великий равноапостольный Владимир и великий князь Ярослав именуются каганами – титулом правителя Хазарского канагата.Всемирное значение Христианство доказывается в «Слове» тем, что закон Моисея носил не только временное, но и местное значение.

 

Прежде ведь в Иерусалиме только подобало поклоняться Господу: ныне же — по всей земле. И как некогда говорил Гедеон Богу: если рукою моею спасёшь Израиль, пусть будет только на руне роса, а по всей земле — сушь (Суд. 6,36—37), так и произошло. Ибо прежде пребывала по всей земле сушь, потому что все народы лежали во зле идольском и не принимали росы благодати. И лишь в Иудее ведом был Бог, и “у Израиля велико имя Его” (Пс. 75,2), и о Иерусалиме едином славим был Бог. И ещё говорил Гедеон Богу: пусть будет только на руне сушь, по всей же земле — роса (Суд. 6,39). Так и произошло. И иудейство прекратилось, и закон миновал, жертвы неугодны, ковчег и скрижали и очистилище отняты. По всей же земле — роса (Суд. 6,39): и по всей земле простёрлась вера, дождь благодати оросил народы, купель возрождения облекает сынов своих в нетление. И, как говорил Спаситель самарянке: близится время, и ныне пришло, когда не на горе сей и не в Иерусалиме будут поклоняться Отцу, но будут истинные поклоняющиеся, которые поклонятся Отцу в духе и истине, ибо таковых поклоняющихся Ему и ищет Отец (Ин. 4,21.23),— то есть Отец с Сыном и Святым Духом,— так и произошло. И по всей земле уже славится Святая Троица и поклонение приемлет от всей твари.

Митрополит Илларион показывает, что выбор веры оказывается той фундаментальной основой, которая определяет историческую перспективу развития государства и народа. Русь выбрала Христианство – жизнь будущего века – и оказалась права и с земной, исторической точки зрения: Русь стала великой мировой державой, оказывающей влияние на судьбы мировой истории. А Хазарский каганат, выбрав иудейскую веру, проиграл и в историческом плане: он существовал недолго и вскоре был поглощен соседними государствами. Здесь богословская аргументация Святителя выходит на государственно-политический уровень.

В то же время митрополит Илларион не отвергает ветхозаветный закон в духе Маркиона или в манихейской интерпретации. Закон для митрополита Иллариона божественен, он дан тем же самым Богом, что и христианская благодать:

 

Ибо закон, приводил подзаконных к благодатному крещению, а крещение провождает сынов своих в жизнь вечную. Моисей ведь и пророки проповедали о пришествии Христовом, Христос же и апостолы — о воскресении и жизни в будущем веке».

 

И здесь несомненно, что в Слове о законе и благодати отразилась не только полемика с иудаизмом, но здесь мы видим, что Слово явилось богословским ответом на теологические споры, которые велись в это время в средневековой Европе.  

Вторая часть – полемика с Западом и историзм Священного Писания

 

«Нельзя представить себе Киевскую Церковь как нечто замкнутое и уединенное, – пишет протоиерей Георгий Флоровский, – В XI и XII веках она довольно тесно связана и с Цареградом, и с Афоном, и с удаленной Палестиной, бывшей тогда в руках крестоносцев. И с Западом связи были постоянными и довольно развитыми»[7]. Слово произносилось около 1043 года. Европа все еще находилась в евхаристическом единении с Востоком, но до времени отделения Рима от Православия остается чуть больше 10 лет. В это время в Европе распространяется ряд ересей.

Поразительные сведения приводит англиканский каноник Робертсон. Он пишет: «Во Франции около 1000 года появляется некий крестьянин Леутард. Он заявлял, что во время своего сна на поле получил сообщение с неба, после чего отправился домой, развелся с женой «как бы по евангельскому правилу», и, отправившись в церковь, разрушил распятие. Он отвергал уплату десятины и говорил, что некоторым частям Писания верить не нужно, хотя, когда епископ потребовал его к ответу, ссылался на библейский текст в доказательство своего посланничества. Кроме него явился Вильгард, учитель грамматики из Равенны, который попытался восстановить классическое язычество, утверждал, что учениям поэтов нужно верить во всем. Современники рассказывали, что к нему по ночам обыкновенно являлись демоны под именами Вергилия, Горация и Ювенала. Язычество было весьма распространено в Сардинии, и многие пытались перенести его в Италию, но были прогнаны православными. В Аквитании в 1017 году была открыта секта манихеев, а в 1022 году манихеи были обнаружены в Орлеане. Сектанты будто бы получили свое учение от от одной проповедницы, которая прибыла из Италии и была настолько «полна бесами», что могла совращать самых ученых лиц. Секта распространялась тайно, причем в числе ее сторонников был духовный отец королевы Констанции, десять кафедральных каноников и много знатных лиц не только в Орлеане, но даже и в королевском дворце. Сектанты учили, что Христос будто бы не рождался от Девы Марии, что Он не был в действительности распят и погребен, и не воскресал, что крещение не имеет никакого значения для смытия греха, что евхаристическая молитва священника не превращает хлеб и вино в Тело и Кровь Искупителя, что не нужно молиться мученикам или исповедникам. На вопрос, как достигнуть спасения, если прежние средства оказываются недействительными, еретики отвечали, что они совершают над своими последователями возложение рук, которое очищает от всякого греха и наполняет Духом, так что после этого человек начинает понимать Писание во всей глубине. Еретики давали своим последователям «небесную пищу», благодаря которой они будут способны видеть видения и наслаждаться непосредственным общением с Богом. Рассказывали, что еретики на этих собраниях возносили литанию злым духам, что им являлся диавол в виде небольшого животного, что свечи тогда тушились и каждый мужчина обнимал находившуюся поближе к нему женщину. Ребенок, родившийся от такого свального греха, на восьмой день по своем рождении сжигался, пепел его сохранялся для того, чтобы впоследствии раздаваться под именем небесной пищи. Сила этого диавольского таинства была такова, что всякий, принимавший его, делался непоколебимо преданным ереси. Сектанты с презрением говорили о Святой Троице и о чудесах, рассказываемых в Писании, утверждали, что небо и земля вечны и не сотворены, учили, что грехи не подлежат наказанию и что обычные религиозно-нравственные обязанности излишни и бесполезны. В 1025 году была открыта новая секта. Ее последователи отрицали пользу крещения и евхаристии, приводя три основания: недостоинство духовенства, то обстоятельство, что грехи, от которых отрекаются в купели, впоследствии опять совершаются, и мысль, что младенец, неспособный веровать сам, не может получить пользы от исповедания своих восприемников. Они отрицали исповедь, уничижали Церковь, говорили, что храмы не более святы, чем обычные здания, и что жертвенник есть только куча камней. Они отрицали священство, рукоположение, употребление колоколов, каждения, пения и, наконец, отрицали и воскресение. Свое заблуждение они основывали на словах Священного Писания» [8].

В противоположность европейским учениям, отрицавшим подлинность Священного Писания, митрополит Илларион развивает христианскую идею богословия истории. Для митрополита Иллариона подлинность повествования Библии не подвергается сомнению. Он вкратце пересказывает существенные моменты ветхозаветной истории богоизбранного народа. 

И как Авраам с юных лет своих имел женою себе Сарру, свободную, а не рабу, так и Бог испокон веков изволил и рассудил послать Сына Своего в мир и Им явить благодать. Однако Сарра не рождала, будучи неплодной. Вернее, не была она неплодна, но Промыслом Божественным определена была познать чадорождение в старости своей. … И изгнана была Агарь-рабыня с сыном её Измаилом, а Исаак, сын свободной, стал наследником Аврааму, отцу своему (Быт. 21,11—14; 25,5). — Изгнаны были и иудеи и рассеяны среди язычников, а чада благодати, христиане, стали наследниками Богу и Отцу. … Исполнилось благословение, преподанное Манассии, на иудеях, а воспринятое Ефремом — на христианах: ибо Манассиино старшинство было благословлено левой рукой Иаковлевой, а Ефремово младшинство — правой. … И как некогда говорил Гедеон Богу: если рукою моею спасёшь Израиль, пусть будет только на руне роса, а по всей земле — сушь, так и произошло. …

 

И не ограничиваясь Ветхим Заветом, автор «Слова о законе и благодати» пересказывает события Евангельской истории:

 

Предвечно от Отца рождённый, Бог и Сын Божий, единосопрестольный Отцу, единосущный Ему, как и свет — солнцу, сошёл на землю и посетил народ Свой. Не разлучившись и с Отцом, Он воплотился от Девы. … как человек, Он питался материнским млеком … как человек, Он был повит пеленами … лежал в яслях … бежал в Египет … пришёл воспринять крещение … сорок дней постился и взалкал … пришёл на брак в Кане Галилейской … воссел на осля … был распят … положен был во гробе, — но, как Бог, разрушил ад и страждущие там души освободил. 

Вместе с событиями Евангельской истории упоминается и о разрушении Иерусалима римлянами, как доказательство историко-политической ветхости некогда спасительной иудейской веры. Сам факт разрушения Иерусалима показывает: ветхозаветный иудаизм отошел в прошлое, тень исчезла, когда появилось солнце – Христианская благодать:

И потому, приблизившись к Иерусалиму и увидев город, Иисус прослезился, говоря о нём: “О, если бы и ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему! но это сокрыто ныне от глаз твоих; ибо придут на тебя дни, когда враги твои обложат тебя окопами и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду, и разорят тебя, и побьют детей твоих в тебе, .... за то, что ты не узнал времени посещения твоего”. И ещё: “Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели! Се, оставляется ... дом ваш пуст”! Так и произошло. Ибо, пришед, римляне пленили Иерусалим и разрушили до основания его. И тогда иудейство пришло к погибели, а затем закон, как вечерняя заря, угас, и иудеи рассеяны были среди язычников, чтобы зло не пребывало в скоплении. Итак, пришёл Спаситель, но не был принят Израилем, по словам Евангелия: “Пришел к своим, и свои Его не приняли”. Языческими же народами Христос был принят. Как говорит Иаков: и Он — чаяние языков. Ибо и по рождестве Его прежде поклонились Ему волхвы из язычников. Иудеи же убить Его искали, почему и совершилось избиение младенцев. И исполнились слова Спасителя: “Многие придут с востока и запада и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом в Царстве Небесном, а сыны Царства извержены будут во тьму внешнюю”. И ещё: “Отнимется от вас Царство Божие и дано будет народам, приносящим плоды его”.

 

Именно историческая подлинность Священного Писания и позволяет включить Россию в контекст мировой истории. «”Слово о Законе и Благодати” митрополита Иллариона открывает философско-историческую перспективу, т.к. именно оно в отечественной традиции приобретает значение образца, по которому равняются до XVII века», – пишут современные ученые[9].

 Но новое учение — новые мехи, новые народы! “И сберегается то и другое”. … Так и совершилось. Ибо вера благодатная простёрлась по всей земле и достигла нашего народа русского. И езеро закона пресохло. Евангельский источник, исполнившись воды и покрыв всю землю, разлился и до наших пределов. И вот уже со всеми христианами и мы славим Святую Троицу, а Иудея молчит; Христос прославляется, а иудеи проклинаются; язычники приведены, а иудеи отринуты. … И уже не идолопоклонниками зовёмся, но христианами, не без упования ещё живущими, но уповающими на жизнь вечную. И уже не капища сатанинские воздвигаем, но церкви Христовы созидаем; уже не друг друга бесам закалаем, но Христос за нас закалаем, закалаем и раздробляем в Жертву Богу и Отцу. И уже не как прежде, жертвенную кровь вкушая, погибаем, но, пречистую Кровь Христову вкушая, спасаемся. …

 

 Просвещение нашей страны светом Христианства оказывается – согласно митрополиту Иллариону – исполнением древних пророчеств, в частности, пророков Исаии и Осии: 

Тогда как пуста и иссохша была земля наша, ибо идольский зной иссушил её, внезапно разлился источник Евангельский, напояя всю землю нашу. Как говорит Исаия: прольются воды странствующим в пустыне, и превратится земля безводная в озеро, и в земле жаждущей будет источник вод[10] (Ис.35:6,7). … И хотя прежде пребывали мы в подобии зверином и скотском, не различали правой и левой руки и, прилежа земному, нисколько не заботились о небесном, ниспослал Господь и нам заповеди, ведущие в жизнь вечную, по пророчеству Осии: и будет в день тот, говорит Господь, дам завет им быть в союзе с птицами небесными и зверями полевыми, и скажу не Моему народу: “ты — народ Мой”, и он скажет Мне: “Ты — Господь Бог мой”[11]. 

Если на Западе многочисленные сектанты манихейского толка сомневались в необходимости крещения, отвергали священство, не принимали Евхаристию и порицали Церковь, то – как показывает нам текст «Слова» – Русь действительно оправдывала свое наименование святой. Мы видим, что именно Церковь – Русская Православная Церковь вместе с Греческой Православной Церковью – и осуществляли преображение и просвещение некогда дикой страны. «Слово» не дает ни малейшего повода сомневаться в том, что русские христиане были глубоко церковными людьми и принимали Православие во всей его полноте святоотеческого предания и Вселенского соборного Православия. 

Итак, быв чуждыми, наречены мы народом Божиим, быв врагами, названы сынами Его. И не по-иудейски потому злословим Его, но по-христиански благословляем; не совет держим, как распять Его, но как Распятому поклониться; не распинаем Спасителя, но руки воздеваем к Нему; не прободаем ребр Его, но пием из них текущую животворящую Кровь Христову как источник нетления; не тридцать сребреников взимаем за предание Его, но “друг друга и весь живот наш” предаем Ему; не таим воскресения Его, но во всех домах своих возглашаем: “Христос воскресе из мертвых”; не говорим, будто Он похищен был из гроба, но возвещаем, что вознесся туда, где и был; не не веруем, но, как и Петр, к Нему взываем: “Ты — Христос, Сын Бога Живого” — и восклицаем вместе с Фомой: Ты — Господь наш и Бог — и с разбойником благоразумным: помяни нас, Господи, во Царствии Твоем! И так в Него веруя и содержа предание Святых Отцов семи Соборов, молим Бога и ещё и ещё ниспослать нам поспешение Свое и направить нас на путь заповедей Его! 

На фоне событий в Европе Киевская Русь действительно сияла путеводной звездой для всего мира. Всего полвека прошло со времени Крещения Руси, но язычество уже не играло практически никакой роли. В «Слове» о нем говорится как о давнем и невозвратном прошлом. Никаких ересей, подобных западным, на Руси не замечается. Наоборот, положение Христианства на Руси, которое проглядывает за торжественными словами митрополита Иллариона, видится как крепкая и твердая Православная вера, глубокая церковность народа и высокое благочестие как рядовых верующих, так и великих князей и всего княжеского двора. Академик Никольский писал: «При Владимире и при сыне его Ярославе русское христианство было проникнуто светлым и возвышенным оптимизмом мировой религии»[12].

Благодаря такому пониманию Священного Писания, митрополит Илларион раскрывает перед своими слушателями высокую истину, что Крещение Руси есть новый, логически обоснованный этап Священной Истории: Христианство призвано покорить всю Вселенную, и теперь это осуществляется на примере Святой Руси. 

 

Третья часть «Слова» – заветы будущим потомкам



 Такой подход к мировой истории, выражающий идеи реальности и действенности Промысла Божия, позволяет митрополиту Иллариону органично перейти к третьей части своей проповеди – к прославлению святого равноапостольного великого князя Владимира, крестившего Русь, и великого князя Ярослава. 

Хвалит же гласом хваления Римская страна Петра и Павла, коими приведена к вере в Иисуса Христа, Сына Божия; восхваляют Асия, Ефес и Патмос Иоанна Богослова, Индия — Фому, Египет — Марка. Все страны, грады и народы чтут и славят каждые своего учителя, коим научены православной вере. Восхвалим же и мы, — по немощи нашей хотя бы и малыми похвалами, — свершившего великие и досточудные деяния учителя и наставника нашего, великого князя земли нашей Владимира, внука старого Игоря и сына славного Святослава.

 Митрополит Илларион указывает на достоинство великого князя Владимира и как правителя великой страны, и как благочестивого христианина:

И когда во дни свои так он жил и справедливо, твёрдо и мудро пас землю свою, посетил его посещением Своим Всевышний, призрело на него всемилостивое око преблагого Бога. И воссиял в сердце его свет ведения, чтобы познать ему суету идольского прельщения и взыскать единого Бога, сотворившего всё видимое и невидимое. возгорелся духом и возжелал он сердцем стать христианином самому и христианской — земле его. Так, по изволению Божию о человеческом роде, и произошло. И совлёк с себя князь наш вместе с одеждами ветхого человека, отложил тленное, отряс прах неверия — и вошёл в святую купель. И возродился он от Духа и воды: во Христа крестившись, во Христа облекся; и вышел из купели просветлённый, став сыном нетления, сыном воскресения (Лк. 20,36). Имя принял он древнее, славное в роды и роды — Василий, с которым и вписан в книгу жизни, в вышнем граде, нетленном Иерусалиме.Глубина восприятия христианской веры оказалась у святого Владимира настолько велика, что он не смог ограничиться только одним личным благочестием и пожелал приобщить к вере будущего века всю свою страну: И, совершив сие, не остановился он на том в подвиге благочестия и не только тем явил вселившуюся в него любовь к Богу. Но простёрся далее, повелев и всей земле своей креститься во имя Отца и Сына и Святого Духа, чтобы во всех градах и ясноречиво и велегласно славиться Святой Троице, и всем быть христианами: малым и великим, рабам и свободным, юным и старым, боярам и простонародью, богатым и убогим.

 Митрополит Илларион показывает, что вся Русь обязана своим крещением и, следовательно, своим величием как в настоящем веке, так и в будущем, своему правителю. «Подчёркивая, что крещение Руси было личным делом одного только князя Владимира, в котором соединилось "благоверие с властью", Илларион явно полемизирует с точкой зрения греков, приписывавших себе инициативу крещения "варварского" народа», – пишет современная исследовательница[13].

Необходимо отметить еще один момент. Неслучайно равноапостольный Владимир именуется в «Слове» каганом. В то время это был титул правителя, соответствующий византийскому императору. И таким образом, митрополит Илларион показывает, что великий князь русский Владимир не уступает в своем царском достоинстве ни каганам Хазарии, ни порфирородным императорам Византии. Митрополит Илларион не ограничивается утверждением того факта, что великий князь Владимир равен византийскому императору. Он идет дальше:

 О подобный великому Константину, равный ему умом, равный любовью ко Христу, равный почтительностью к служителям Его! Тот со святыми отцами Никейского Собора полагал закон народу своему,— ты же, часто собираясь с новыми отцами нашими — епископами, с великим смирением совещался с ними о том, как уставить закон нашему народу, новопознавшему Господа. Тот покорил Богу царство в еллинской и римской земле, ты же — на Руси: ибо Христос уже как у них, так и у нас зовётся Царем. Тот с матерью своей Еленой веру утвердил, принеся крест из Иерусалима и распространив его по всему миру своему,— ты же с бабкою твоею Ольгою веру утвердил, принеся крест из нового Иерусалима, града Константинова, и водрузив его по всей земле твоей. И, как подобного ему, соделал тебя Господь на небесах сопричастником одной с ним славы и чести в награду за благочестие твое, которое стяжал ты в жизни своей. Сравнение князя Владимира и его бабки Ольги со святым равноапостольным Константином и его матерью Еленой тоже глубоко символично. Здесь первый русский митрополит ясно показывает, что Владимир сделал для Руси то же, что Константин для Византии. Следовательно, развивается мысль автора, великий князь Владимир не только не уступает современным византийским императорам, но даже намного превосходит их, как превосходит святой равноапостольный Константин любого другого византийского императора.

Мы видим, что основой, послужившей историческому величию великого князя Владимира, явилась Христианская вера. «Выход Руси с принятием христианства на внешнеполитическую арену в качестве равного сильнейшим государства … действительно сделали Русь сильной страной», – пишет Л.А. Гайдукова[14].

Именно принятие Православия поставило русского князя на высокий престол правителя мировой державы. С точки зрения митрополита Иллариона оказывается, что именно богословие лежит в основе превращения страны в государство мирового значения. Если правильно выбрать веру, принять истинные догматы, – как бы так говорит русский святитель, – то народ и страна органично входят в действие спасающего Промысла Божия, и мировая история уже не мыслится без них. 

 

«Слово» и византийская образованность

 

Наконец, следует указать и еще одну немаловажную деталь «Слова» митрополита Иллариона. Оно является прекрасным образцом не только русской стилистики и красноречия, но – и это очень важно – является прекрасным образцом византийской риторики. Протоиерей Георгий Флоровский пишет, что о «Слове» митрополита Иллариона «даже придирчивый Голубинский принужден был отозваться как о безупречной академической речи, с которой из новых речей идут в сравнение только речи Карамзина»[15]. В качестве примера можно привести такие яркие фрагменты словесного дара святого русского митрополита.

 Один из Святой Троицы, Он — в двух естествах, Божестве и человечестве, совершенный, а не призрачный человек — по вочеловечению, но и совершенный Бог — по Божеству, а не простой человек, явив на земле свойственное Божеству и свойственное человечеству:

как человек, Он, возрастая, ширил материнское лоно, — но, как Бог, исшел из него, не повредив девства; как человек, Он питался материнским млеком,— но, как Бог, повелел ангелам с пастырями воспевать: “Слава в вышних Богу”; как человек, Он был повит пеленами — но, как Бог, звездою путеводил волхвов; как человек, Он возлежал в яслях,— но, как Бог, принял от волхвов дары и поклонение; как человек, Он бежал в Египет,— но, как Богу, поклонились Ему рукотворения египетские; как человек, Он пришёл воспринять крещение,— но, как Бога, устрашившись Его, Иордан обратился вспять; как человек, обнажившись, Он вошёл в воду,— но, как Бог, приял свидетельство от Отца: “Сей есть Сын Мой возлюбленный”;как человек, Он сорок дней постился и взалкал,— но, как Бог, победил искусителя; как человек, Он пришёл на брак в Кане Галилейской,— но, как Бог, претворил воду в вино; как человек, Он спал в корабле,— но, как Бог, запретил бушевать ветрам и морю — и они повиновались Ему;  Флоровский пишет: «Это, действительно, превосходный образец ораторского искусства: язык свободный, гибкий, чувствуется напряженность христианских переживаний, очень стройный и прозрачный план» [16]. Протоиерей Георгий называет митрополита Иллариона «ритором не худших времен греческого ораторства, а настоящим оратором времен его процветания» [17]. В «Слове» митрополита Иллариона видно, что он в совершенстве овладел византийским словесным искусством. И не только овладел, но сумел перенести его на русскую почву, тем самым показав, что с самого начала своей истории Русь легко вбирала в свою культуру мировые достижения. Вбирала, делала своими, свободно пользуясь ими для выражения своих мыслей. Академик Д.С.Лихачев пишет: «За русскими пределами «Слово» Илариона отразилось в произведениях хиландарского сербского монаха Доментиана (XIII в.) — в двух его житиях: Симеона и Саввы»[18]. Русская культура, таким образом, сразу взяла небывалую высоту словесного искусства и с первых лет существования Руси как христианского государства оказывала влияние на развитие мировой культуры.

Митрополит Илларион завершает свое «Слово» пламенной молитвой к Богу. Как бы от лица всего русского народа митрополит Илларион обращается к Богу, к Пресвятой Троице, к Богочеловеку Христу с просьбой всегда сохранять страну в чистоте: О Владыко, Царю и Боже наш, высокий и славный, о Человеколюбче, по трудам воздающий праведникам сим славу же и честь и причастниками творящий Царства Своего, помяни, Благий, и нас, убогих Твоих, ибо Человеколюбец — имя Твое! Хотя и не имеем мы добрых дел, но спаси нас по великой Твоей милости, ибо мы — “народ Твой и Твоей пажити овцы”, стадо Твое, кое недавно Ты начал пасти, исторгнув из пагубы идолослужения! Пастырь добрый, положивший душу Свою за овец, не оставь нас, хотя и доселе блуждаем, не отвергни нас, хотя и доселе согрешаем Тебе вопреки, подобно новообретенным рабам, ни в чем не угождающим господину своему; не возгнушайся, хотя и малое мы стадо, но скажи нам: “Не бойся, малое стадо, ибо Отец ваш Небесный благоволил дать вам Царство”! Боже, милостью богатый и благощедрый, обещавший принять кающегося и ожидающий обращения грешников, не помяни множества грехов наших, приими нас, прибегающих к Тебе, изгладь рукописание прегрешений наших, угаси гнев Твой, коим разгневали Тебя, Человеколюбче, ибо Ты — Господь наш, Владыка и Творец и во власти Твоей — или жить, или умереть! …

 В этой молитве мы видим твердую веру русского народа в промыслительную силу благого человеколюбца Бога. Здесь ясно прочитывается сознание человеческой немощи и признание того, что человек есть грешник. В этой молитве полностью отсутствует самодовольство или гордыня своим новым особым положением среди других государств. Молитва проникнута глубоким смирением и сознанием своих несовершенств. И предстоятель Руси просит Господа простить эти – чисто человеческие – грехи по Его великой милости. Сравнивая Киев с Иерусалимом, а Русь называя новым богоизбранным народом, митрополит Илларион страшится того, чтобы судьба его страны не стала подобна судьбе ветхого Иерусалима, чтобы грехи людей не превысили терпение Божие, но чтобы Русь навсегда сияла небесной чистотой и святостью. Эта молитва как бы некий драгоценный венец завершает «Слово». С этого момента все темы, обозначенные в молитве, навсегда войдут в сокровищницу тем русской литературы. Милость, терпение, кротость, смирение, святость – навсегда станут излюбленными темами не только прославленных богословов, но и всех русских художников слова. И основой этих тем – и всей русской мысли – навсегда останется вера в бытие Божие и в неизменное благоволение Божие к русской земле и русскому народу.

  

Заключение



«Слово о законе и благодати» митрополита Иллариона начинает русскую словесность: и православное русское богословие, и русскую художественную литературу. Из этого произведения, как из некоего доброго семени, выросла вся отечественная словесная культура. Оно ясно показывает, что коренную сущность Руси и русского народа, всей русской культуры составляет Православная вера в спасительный подвиг Богочеловека Христа. Христианство преобразило нашу страну и вывело ее на арену мировой истории. Христианские идеи смирения, терпения, молитвы, правды и милости сформировали русскую литературу. Поистине этим «Словом» началась Святая Русь, навсегда засвидетельствовавшая превосходство благодати Христовой.


ТЕКСТ. РУССКИЙ ПЕРЕВОД

СЛОВО О ЗАКОНЕ И БЛАГОДАТИ МИТРОПОЛИТА ИЛЛАРИОНА

О Законе, через Моисея данном, и о Благодати и Истине через Иисуса Христа явленной, и как Закон отошел, (а) Благодать и Истина всю землю наполнили, и вера на все народы распространилась, и до нашего народа русского (дошла). И похвала князю нашему Владимиру, которым мы крещены были. И молитва к Богу от всей земли нашей.

Господи, благослови, Отче.

Благословен Господь Бог Израилев, Бог христианский, что посетил народ Свой и сотворил избавление ему, что не попустил до конца твари Своей идольским мраком одержимой быть и в бесовском служении погибнуть. Но оправдал прежде племя Авраамово скрижалями и Законом, после же через Сына Своего все народы спас, Евангелием и Крещением вводя их в обновление пакибытия, в Жизнь Вечную.

Да восхвалим и прославим Его хвалимого ангелами беспрестанно и поклонимся Тому, Кому поклоняются херувимы и серафимы, ибо Он призрел на народ Свой. И не посланник (Его), не вестник, но Сам спас нас, не призрачно придя на землю, но истинно, пострадав за нас плотию до смерти и с Собою воскресив нас.

Ибо к живущим на земле человекам, в плоть облекшись, пришел, к сущим же во аде чрез распятие и положение во гроб сошел - да познают те и другие, живые и мертвые, (день) посещения своего и Божиего пришествия и уразумеют: крепок и силен Бог живых и мертвых. Ибо кто Бог так великий, как Бог [наш]! Он единый, творящий чудеса, положил Закон в предуготовление Истины и Благодати - да обвыкнет в нем человеческое естество, от многобожия идольского уклоняясь, в единого Бога веровать; да, как сосуд оскверненный, человечество, омытое водою, законом и обрезанием, примет млеко Благодати и Крещения. Ибо Закон - предтеча и слуга Благодати и Истины, Истина же и Благодать - служители Будущего Века, Жизни Нетленной.

Как Закон приводил подзаконных к благодатному Крещению, так Крещение сынов своих провождает в Жизнь Вечную. Ведь Моисей и пророки о Христовом пришествии поведали, Христос же и апостолы Его - о воскресении и о Будущем Веке. Но напоминать в писании сем и пророческие предсказания о Христе, и апостольское учение о Будущем Веке - (значит говорить) лишнее и впадать в тщеславие. Ибо повторение (того, о чем) в других книгах написано и вам известно, подобно дерзости и славолюбию.

Ведь не к несведущим пишем, но к довольно насытившимся сладости книжной, не к враждующим с Богом иноверным, но к самим сынам Его, не к чуждым, но к наследникам Царства Небесного.

Но о Законе, через Моисея данном, и о Благодати и Истине, явленной через Христа, повесть сия; и (о том), чего достиг Закон, а чего - Благодать. Прежде Закон, потом Благодать; прежде тень, потом Истина. Образ же Закона и Благодати - Агарь и Сарра, раба Агарь и свободная Сарра. Раба прежде, потом свободная. Да разумеет читающий : Авраам ведь от юности своей Сарру имел женой - свободную, а не рабу.

И Бог ведь прежде век изволил и замыслил Сына Своего в мир послать и тем явить Благодать. Сарра же не рождала, поскольку была неплодна. Не (вовсе) была неплодна, но заключена была Божиим Промыслом, (чтобы ей) в старости родить. Безвестное же и тайное Премудрости Божией сокрыто было от ангелов и человек не как неявное, но как утаенное и должное явиться в конце веков. Сарра же сказала Аврааму: "Вот заключил меня Господь Бог, (и) не (могу) родить. Войди же к рабе моей Агари и роди от нее". Благодать же сказала Богу: "Если не время сойти мне на землю и спасти мир, сойди (Ты) на гору Синай и установи Закон".

Послушался Авраам речей Сарриных и вошел к рабе ее Агари. Внял же и Бог словесам Благодати и сошел на Синай.

Родила же Агарь-рабыня от Авраама-раба, сына рабы. И нарек Авраам имя ему Измаил. Принес же и Моисей от горы Синайской Закон, а не Благодать, тень, а не Истину.

После же, когда состарились Авраам и Сарра, явился Бог Аврааму, сидящему пред дверьми кущи своей в полдень у дуба Мамврийского. Авраам же пошел навстречу Ему, поклонился Ему до земли и принял Его в кущу свою. Когда же приблизился век сей к концу, посетил Господь род человеческий и сошел с Небес, войдя в утробу Девы. Приняла же Его Дева с поклонением в кущу плотяную неболезненно, говоря так ангелу: Се, Раба Господня; да будет мне по слову твоему. Тогда же открыл Бог ложесна Сарры, и, зачав, родила Исаака, свободная свободного. И когда посетил Бог естество человеческое, явилось (дотоле) безвестное и утаенное, и родилась Благодать - Истина, а не Закон, сын, а не раб. И как только отрок Исаак был вскормлен грудью и окреп, устроил Авраам пир великий, когда Исаак [сын его] отнят был от груди. Когда Христос явился на землю, не успела еще Благодать окрепнуть и младенчествовала более тридцати лет - тогда же (и) Христос неведом был. Когда же была вскормлена и окрепла, и явилась Благодать Божия всем людям на реке Иорданской, сотворил Бог угощение и пир великий с Тельцом, вскормленным от века, возлюбленным Сыном Своим Иисусом Христом, созвав на общее веселье Небесное и земное, совокупив ангелов и человеков. После же Сарра, увидев Измаила, сына Агари, играющего с сыном своим Исааком, и как Исаак обижен был Измаилом, сказала Аврааму: Выгони эту рабыню и сына се, ибо не наследует сын рабыни сей с сыном свободной.

По Вознесении же Господа Иисуса, когда ученики (Его) и иные, уверовавшие уже во Христа, пребывали в Иерусалиме и было смешение иудеев и христиан. Крещение благодатное терпело обиды от обрезания законнического; и не принимала в Иерусалиме христианская Церковь епископа из необрезанных, ибо обрезанные, будучи первыми, творили насилия над христианами - сыны рабыни над сынами свободной. И бывали между ними многие распри и "которы" (споры, ссоры. - Слав.). Свободная же Благодать, увидев чад своих христиан притесняемыми от иудеев, сынов рабского Закона, возопила к Богу: "Удали иудейство и Закон (его), расточи по странам - какое же общение между тенью и Истиною, иудейством и христианством!".

И изгнана была Агарь-рабыня с сыном ее Измаилом; и Исаак, сын свободной, наследовал Аврааму, отцу своему. И изгнаны были иудеи и рассеяны по странам, и чада благодатные, христиане, стали наследниками Бога и Отца. Ибо отошел свет луны, когда солнце воссияло, - так и Закон (отошел), когда явилась Благодать; и стужа ночная сгинула, когда солнечное тепло землю согрело. И уже не теснится в Законе человечество, но в Благодати свободно ходит. Ведь иудеи при свече Закона делали свое оправдание, христиане же при благодатном солнце свое спасение созидают.

Так, иудеи тенью и Законом оправдывались, но не спасались, христиане же Истиною и Благодатью не оправдываются, а спасаются. Ибо у иудеев - оправдание, у христиан же - спасение. И поскольку оправдание - в этом мире, а спасение - в Будущем Веке, иудеи земному радуются, христиане же - сущему на Небесах.

И к тому же, оправдание иудейское скупо было, из-за ревности, не распространялось на другие народы, но только в Иудее одной было. Христианское же спасение благо и щедро простирается во все края земные. Сбылось благословение, ибо старшинство Манассии левой рукою Иаковлевой благословлено было, Ефремово же младшинство - десницей. Хотя и старше Манассия Ефрема, но благословением Иаковлевым меньшим стал. Так и иудейство: хотя и раньше (оно) явилось, но чрез Благодать христианство большим стало. Когда Иосиф сказал Иакову: "На этого, отец, возложи десницу свою, ибо он старше", - Иаков отвечал: "Знаю, чадо, знаю; и он вознесется меж людьми, но брат его меньший больше его станет, и племя его будет во многих народах". Так и произошло. Закон раньше был, и вознесся в малом, и отошел; вера же христианская, явившись после, больше первого стала и распространилась среди многих народов.

И Христова Благодать всю землю объяла и, как вода морская, покрыла ее. И все, отложив старое, обветшавшее в ревности иудейской, нового держатся, по пророчеству Исаии: "ветхое миновало - новое вам возвещаю. Пойте Богу песнь новую и славьте Имя Его от концов земли: и ходящие в море, и плавающие по нему, и острова все". И еще: "работающие на Меня нарекутся именем новым, которое благословится на земле, ибо благословят (они) Бога истинного".

Ведь прежде в одном Иерусалиме (Богу) поклонялись, ныне же - по всей земле. Как сказал Гедеон Богу: если рукой моей спасаешь Израиля - да будет роса на руне только, по всей же земле - сушь. И стало так. Ибо по всей земле сушь была прежде: идольской ложью народы одержимы; и потому росы благодатной не приемлют; только в Иудее знаем был Бог, и во Исраили велие Имя Его, и в Иерусалиме одном прославляем был Бог. Еще же сказал Гедеон Богу: "Да будет сушь на руне только, по всей же земле - роса". И стало так.

Ибо кончилось иудейство, и Закон отошел. Жертвы не приняты, ковчег и скрижали, и очистилище отнято. По всей же земле роса, по всей же земле вера распространилась, дождь благодатный оросил купель пакирождения, (чтобы) сынов своих в нетление облачить.

Как и говорил Спаситель Самарянке, что настанет время, и настало уже, когда не на горе сей, не в Иерусалиме будут поклоняться Отцу, но явятся истинные поклонники, которые будут поклоняться Отцу в Духе и Истине, ибо Отец таких ищет, поклоняющихся Ему, то есть с Сыном и Святым Духом. Так и есть: по всей земле уже славится Святая Троица и поклонение принимает от всей твари. Малые (и) великие славят Бога, по пророчеству: "И (не) будет учить каждый ближнего своего, и каждый брата своего, говоря: познай Господа; потому что узнают Меня" (все) от малого до великого. И как говорил Христос Спаситель Отцу: Славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл то младенцам; ей, Отче! ибо таково было Твое благоволение. И столь помиловал Благой Бог человеческий род, что, человеки по плоти, через Крещение (и) добрые дела сыновьями Богу и причастниками Христу становятся. Ибо, как сказал евангелист: А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими, которые ни от крови, ни от хотения плоти, ни от хотения мужа, но от Бога родились Святым Духом в святой купели. Все же это Бог наш на Небесах и на земле как восхотел, так и сотворил. (И) потому кто же не прославит, кто не восхвалит, кто не поклонится величеству славы Его и кто не подивится безмерному человеколюбию Его! Прежде век от Отца рожден, един и сопрестолен Отцу, единосущен, как свет солнцу; сошел на землю, посетил народ Свой, не покинув Отца, и воплотился от Девы чистой, безмужней и непорочной; вошел, как Сам (лишь) ведает, плоть воспринял и так же вышел, как и вошел. Один из Троицы в двух естествах - Божестве и человечестве.

Совершенный человек по вочеловечению, а не призрак, но (и) совершенный Бог по Божеству, а не простой человек, явивший на земле Божественное и человеческое.

Ибо как человек утробу материнскую тяготил и как Бог изшел, девства не повредив.

Как человек материнское млеко принял - и как Бог повелел ангелам с пастухами петь: Слава в вышних Богу!.

Как человек повит был пеленами - и как Бог волхвов звездою вел.

Как человек возлежал в яслях - и как Бог от волхвов дары и поклонение принял.

Как человек бежал в Египет - и как Богу рукотворные египетские (боги) поклонились (Ему).

Как человек пришел креститься - и как Бога устрашившись (Его), Иордан обратился вспять.

Как человек, обнажившись, вошел в воду - и как Бог от Отца свидетельство принял: Сей есть Сын Мой возлюбленный.

Как человек постился сорок дней и взалкал - и как Бог победил искусителя.

Как человек пошел на брак в Кану Галилейскую - и как Бог воду в вино претворил.

Как человек в корабле спал - и как Бог запретил ветрам и морю, и (те) послушали Его.

Как человек Лазаря оплакал - и как Бог воскресил его из мертвых.

Как человек на осла воссел - и как Богу возглашали (Ему): Благословен Грядый во Имя Господне!.

Как человек распят был - и как Бог Своею властью сораспятого с Ним впустил в рай.

Как человек, уксуса вкусив, испустил дух - и как Бог солнце помрачил и землю потряс.

Как человек во гроб положен был - и как Бог ад разрушил и души освободил.

Как человека запечатали (Его) во гробе - и как Бог исшел, печати целыми сохранив.

Как человека тщились иудеи утаить Воскресение (Его), подкупая стражей, - но как Бог узнан и призван во всех концах земли.

Поистине, Кто Бог так великий как Бог [наш]. Он есть Бог, творящий чудеса! Содеял спасение посреди земли крестом и мукою на месте Лобном, вкусив уксуса и желчи, - да отсечется вкушением горечи преступление и грех сладостного вкушения Адамова от древа! Сотворившие же с Ним сие преткнулись о Него, как о камень, и сокрушились, как и говорил Господь: Упавший на камень сей сокрушится, а на него упадет - его сокрушит. Ибо пришел к ним, во исполнение пророчеств, изреченных о Нем, как и говорил: Я послан только к погибшим овцам дома Израилева. И еще: не нарушить пришел Я [Закон], но исполнить. И Хананеянке, иноплеменнице, просящей об исцелении дочери своей, говорил: Нехорошо взять хлеб у детей и бросить псам. Они же называли Его лжецом, и от блуда рожденным, и (силою) веельзевула бесов изгоняющим. Христос слепых у них сделал зрячими, прокаженных очистил, согбенных выпрямил, бесноватых исцелил, расслабленных укрепил, мертвых воскресил. Они же, как злодея, мучили (Его), пригвоздив ко Кресту. И потому пришел на них гнев Божий, смертельный.

Ибо сами они поспешествовали своей погибели. Когда рассказал Спаситель притчу о винограднике и делателях: Что сделает Он с этими виноградарями? - отвечали: злодеев сих предаст злой смерти, а виноградник отдаст другим виноградарям, которые будут отдавать ему плоды во времена свои.

И сами были пророками своей погибели, ибо Он пришел на землю посетить их, и не приняли Его. Поскольку дела их темны были - не возлюбили света: не явились бы дела их, ибо (они) темны. И вот потому-то, подходя к Иерусалиму и увидев град, прослезился Иисус, говоря о нем: "Если бы разумел ты в сей день свой, что к миру твоему! Ныне же сокрыто от очей твоих, что придет срок твой, и возведут враги твои частокол вокруг тебя, и обидят тебя, и окружат тебя отовсюду, и разобьют тебя и чад твоих в тебе за то, что не разумел времени посещения твоего!. И еще: Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! Сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и Вы не захотели! Се, оставляется вам дом ваш пуст, - как и произошло, ибо пришли римляне, пленили Иерусалим и разбили его до основания. Погибло с тех пор иудейство, и закон с ним, как вечерняя заря, угас, и рассеяны были иудеи по странам - да не пребудет злое совокупно!

Ведь пришел Спаситель, и не принят был Израилем. И, по евангельскому слову, пришел к своим, и свои Его не приняли. Язычниками же принят был, как сказал Иаков: и Он - чаяние языков, ибо и по рождении Его прежде поклонились Ему волхвы из язычников, а иудеи убить Его искали, из-за Него и (совершилось) избиение младенцев. И сбылось слово Спасителя, что многие придут с востока и запада и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом в Царстве Небесном; а сыны Царства извержены будут во тьму внешнюю. И еще, что отнимется от вас Царство Божие и дано будет народу, приносящему плоды его, ибо к ним послал учеников Своих, говоря: идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари. Кто будет веровать и креститься, спасен будет. Идите, научите все народы, крестя их во Имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать всё, что Я повелел вам.

И подобало Благодати и Истине над новыми народами воссиять. Ибо не вливают, по словам Господним, вина учения нового, благодатного в мехи ветхие, обветшавшие в иудействе: прорываются мехи, и вино вытекает. Не сумевшие удержать тени Закона, столько раз поклонявшиеся идолам, как удержат учение истинной Благодати! Но новое учение - в новые мехи, новые народы: и сберегается то и другое. Так и есть. Ибо вера благодатная по всей земле распространилась и до нашего народа русского дошла. И законническое озеро высохло, евангельский же источник наполнился вод и всю землю покрыл, и до нас разлился. Ведь вот уже и мы со всеми христианами славим Святую Троицу, а Иудея молчит. Христос прославляется, а иудеи проклинаются, язычники приведены, а иудеи отринуты, как сказал (Господь через) пророка Малахию: "Нет Мне нужды в сынах Израилевых, и жертвы от рук их не приму, ибо от востока и запада Имя Мое славится в странах, и на всяком месте фимиам Имени Моему приносится, ибо Имя Мое велико между народами". И Давид: Вся земля да поклонится Тебе и поет Тебе; и: Господи, Господь наш, чудно Имя Твое по всей земле! И уже не идолослужителями зовемся, но христианами; не лишенными надежды, но уповающими на Жизнь Вечную.

И уже не капища сатанинские воздвигаем, но Христовы церкви созидаем. Уже не закалаем друг друга (в угоду) бесам, но Христос за нас закалаем бывает и раздробляем в жертву Богу и Отцу.

И уже не жертвенную кровь вкушая, погибаем, но Христову Пречистую Кровь вкушая, спасаемся. Все страны Благой Бог наш помиловал и нас не презрел, восхотел - и спас нас, и в разумение Истины привел. Ибо когда опустела и высохла земля наша, когда идольский зной иссушил ее, внезапно потек источник евангельский, напояя всю землю нашу. Как и сказал Исаия: пробьются воды ходящим в пустыне, и безводное обратится в болота, и в земле жаждущей источник воды будет.

Когда мы были слепы и истинного света не видели, но во лжи идольской блуждали, к тому же были глухи к спасительному учению, помиловал нас Бог, и воссиял в нас свет разума, чтобы познать Его, по пророчеству: "Тогда отверзутся очи слепых и уши глухих услышат". И когда мы претыкались на путях погибели, последуя бесам, и пути, ведущего к жизни, не ведали, к тому же бормотали языками нашими, молясь идолам, а не Богу своему и Творцу, - посетило нас человеколюбие Божие. И уже не последуем бесам, но ясно славим Христа, Бога нашего, по пророчеству: "Тогда вскочит, как олень, хромой, и ясен будет язык гугнивых". И когда мы были подобны зверям и скотам, не разумели, (где) десница, (где) шуйца, и земному прилежали, и нимало о небесном не заботились, послал Господь и нам заповеди, ведущие в Жизнь Вечную, по пророчеству Осии: "И будет в день оный, говорит Господь, завещаю им Завет с птицами небесными и зверьми земными, и скажу не Моему народу: "вы Мой народ", а он скажет Мне: "Ты Господь Бог наш!". И так, будучи чуждыми, мы людьми Божиими нарекались и, бывшие врагами, мы сынами Его прозывались. И не хулим по-иудейски, но по-христиански благословляем, и не собираем совет, чтобы распять (Его), но чтобы Распятому поклониться. Не распинаем Спасителя, но руки к Нему воздеваем. Не прободаем ребр, но от них пьем источник нетления. Не тридцать сребреников наживаем на Нем, но друг друга и весь живот наш Ему предаем. Не таим Воскресения, но во всех домах своих возглашаем: Христос воскресе из мертвых! Не говорим, что (Он) был украден, но (что) вознесся туда, где и был. Не неверуем, но, как Петр, говорим Ему: Ты - Христос, Сын Бога Живаго, и с Фомою: "Ты есть Господь наш и Бог", и с разбойником: "Помяни нас. Господи, во Царствии Твоем!". И так веруя в Него и храня предания святых отцов семи Соборов, молим Бога еще и еще потрудиться и направить нас на путь заповедей Его. Сбылось на нас реченное о язычниках: "Обнажит Господь мышцу Свою святую перед всеми народами, и узрят во всех концах земли спасение Бога нашего". И другое: живу Я, говорит Господь, и предо Мною преклонится всякое колено, и всякий язык будет исповедыватъ Бога. И Исаии: всякий дол да наполнится, и всякая гора и холм да понизятся. кривизны выпрямятся и неровные пути сделаются гладкими; и явится слава Господня, и узрит всякая плоть [спасение Божие]. И Даниила: "Все люди, племена и языки послужат Ему". И Давида: "Да исповедаются Тебе люди, Боже, да исповедуются Тебе люди все, да возвеселятся и возрадуются языки" и: Восплещите руками все народы. воскликните Богу гласом радости; ибо Господь Всевышний страшен, - великий Царь над всею землею. И ниже: Пойте Богу нашему, пойте; пойте Царю нашему, пойте, ибо Бог - Царь всей земли;

пойте все разумно. Бог воцарился над народами и: Вся земля да поклонится Тебе и поет Тебе, да поет имени Твоему, [Вышний]!, и: "Хвалите Господа, все народы, прославляйте все племена", и еще: "От востока и до запада хвалимо Имя Господне. Высок над всеми народами Господь, над небесами слава Его", как Имя Твое, Боже, так и хвала Твоя до концов земли, услышь нас, Боже, Спаситель наш, упование всех концов земли и находящихся в море далече и: Да познаем на земле путь Твой, во всех народах спасение Твое, и: Цари земные и все народы, князья и все судьи земные, юноши и девицы, старцы и отроки да хвалят Имя Господа. И Исаии: "Послушай Меня, народ Мой, [говорит Бог], и цари. ко Мне прислушайтесь, ибо Закон от Меня изойдет, и суд Мой - свет народам. Приблизится скоро правда Моя и снизойдет, как свет, спасение Мое. Меня острова ждут, и на мышцу Мою страны уповают". Хвалит же хвалебным гласом римская страна Петра и Павла, от них уверовавшая в Иисуса Христа, Сына Божия, Асия и Эфес, и Патмос - Иоанна Богослова. Индия - Фому, Египет - Марка. Все страны, и города, и народы чтут и славят каждый своего учителя, научившего их православной вере. Похвалим же и мы, по силе нашей, малыми похвалами, великое и дивное сотворившего, нашего учителя и наставника, великого князя земли нашей Владимира, внука старого Игоря, сына же славного Святослава, которые во времена своего владычества мужеством и храбростью прослыли в странах многих и ныне победами и силою поминаются и прославляются. Ибо не в худой и неведомой земле владычество ваше, но в Русской, о которой знают и слышат во всех четырех концах земли.

Сей славный, рожденный от славных, благородный - от благородных, князь наш Владимир возрос, окреп от детской младости, паче же возмужал, крепостью и силой совершенствуясь, мужеством же и умом преуспевая, и единодержцем стал земли своей, покорив себе соседние народы, иных - миром, а непокорных - мечом. И вот на него, во дни свои живущего и землю свою пасущего правдою, мужеством и умом, сошло на него посещение Вышнего, призрело на него Всемилостивое Око Благого Бога. И воссиял разум в сердце его, чтобы уразуметь суету идольской лжи, взыскать же Бога Единого, создавшего всю тварь, видимую и невидимую. К тому же всегда он слышал о благоверной земле греческой, христолюбивой и сильной верою: как (там) Бога Единого в Троице почитают и поклоняются (Ему), как у них являются силы, и чудеса, и знамения, как церкви людьми наполнены, как веси и города благоверны, все в молитвах предстоят, все Богу служат. И услышав это, возжелал сердцем, возгорелся духом, чтобы быть ему христианином и земле его также быть (христианской), что и произошло по изволению Божию о естестве человеческом. Ибо совлекся князь наш, и с ризами ветхого человека сложил тленнее, отряхнул прах неверия и вошел в святую купель, и возродился от Духа и воды, во Христа крестившись, во Христа облекшись. И вышел из купели убеленным, став сыном нетления, сыном Воскресения, имя приняв вечное, именитое в поколениях и поколениях - Василий, коим вписан он в Книге Жизни, в вышнем граде, в нетленном Иерусалиме. После того, как это произошло, не оставил он подвига благоверия, не этим только явил сущую в нем к Богу любовь, но подвигнулся дальше, повелев по всей земле своей креститься во Имя Отца и Сына и Святаго Духа и ясно и велегласно во всех городах славить Святую Троицу, и всем стать христианами: малым и великим, рабам и свободным, юным и старым, боярам и простолюдинам, богатым и бедным.

И не было ни одного, противящегося благочестивому его повелению. Да если кто и не любовью, то из страха (перед) повелевшим крестился - ибо было благоверие его с властью сопряжено. И в одно время вся земля наша восславила Христа с Отцом и со Святым Духом.

Тогда начал мрак идольский от нас отходить, и заря благоверия явилась. Тогда тьма бесослужения сгинула, и слово евангельское землю нашу осияло.

Капища разрушались, а церкви поставлялись, идолы сокрушались, а иконы святых являлись, бесы бежали - Крест города освящал.

Пастыри словесных овец Христовых, епископы, стали пред святым алтарем, принося Жертву Бескровную. Пресвитеры, и диаконы, и весь клир украсили и лепотой облекли святые церкви. Труба апостольская и евангельский гром все грады огласили. Фимиам, возносимый к Богу, освятил воздух. Монастыри на горах воздвигли; черноризцы явились; мужи и жены, и малые и великие - все люди заполнили святые церкви, восславили (Бога), воспевая: Един свят, един Господь Иисус Христос во славу Бога Отца! Аминь. Христос победил! Христос одолел! Христос воцарился! Христос прославился! Велик Ты, Господи, и чудны дела Твои! Боже наш, слава Тебе!

Как же восхвалим тебя, о пречестный и славный среди земных владык, премужественный Василий! Как подивимся величию, крепости и силе (твоей), какую благодарность воздадим тебе за то, что чрез тебя познали Господа и ложь идольскую избыли, что твоим повелением по всей земле твоей славится Христос! Как назовем тебя, христолюбче? Друже правды, вместилище разума, гнездо милости! Как уверовал? Как возгорелся любовию Христовой? Как вселился в тебя разум выше разума земных мудрецов - чтобы Невидимого возлюбить и к небесному устремиться?!

Как взыскал Христа, как предался Ему? Поведай нам, рабам твоим. поведай, учитель наш, откуда повеяло на тебя благоухание Святаго Духа? Где испил от сладкой чаши памяти о Будущей Жизни? Где вкусил и увидел, как Благ Господь? Не видел ты Христа, не ходил ты за Ним - как же стал учеником Его? Другие и видев Его не уверовали. Ты же не видев уверовал. Поистине, сбылось на тебе благословение Господа Иисуса, реченное Фоме: блаженны невидевшие и уверовавшие.

Поэтому дерзновенно и без сомнения взываем к тебе, о блаженный! Сам Спаситель нарек тебя блаженным, ибо ты уверовал в Него и не соблазнился о Нем, по слову Его неложному: и блажен, кто не соблазнится о Мне. Ведь знающие Закон и пророков распяли Его. Ты же. ни Закона, ни пророков не почитавший, Распятому поклонился.

Как твое сердце отверзлось, как вошел в тебя страх Божий, как проникся ты любовью к Нему?. Не видел апостола, который пришел (бы) в землю твою и нищетою своею, и наготою, гладом и жаждою сердце твое к смирению приклонил (бы). Не видел, (как) беса изгоняют именем Иисуса Христа, как болящие выздоравливают, немые говорят, огонь в холод претворяется , мертвые встают - всего этого не видев, как же уверовал? Чудо дивное! Другие цари и властелины, видев, как все это совершается святыми мужами, не веровали, но, более того, на муки и страдания предавали их. Ты же, о блаженный, без всего этого притек ко Христу, только через благое размышление и остроумие уразумев, что Един есть Бог. Творец невидимого и видимого, небесного и земного, и что (Он) послал в мир, спасения (нашего) ради, возлюбленного Сына Своего. И об этом помыслив, вошел в святую купель. То, что другим уродством кажется. для тебя стало силою Божией. К тому же, кто расскажет о многих твоих ночных милостях и дневных щедротах, которые убогим творил (ты), сирым, болящим, должникам, вдовам и всем просящим милости. Ибо слышал ты слово, сказанное Даниилом Навуходоносору: "Да будет угоден тебе совет мой, царь Навуходоносор: грехи твои милостями очисти и неправды твои - щедротами нищим". То, что слышал ты, о пречестный. не для слуха оставил, но делом исполнил сказанное: просящим подавал. нагих одевал, жаждущих и алчущих насыщал, болящим всякое утешение посылал, должников выкупал, рабам свободу давал. Ведь твои щедроты и милости и ныне среди людей поминаются, паче же пред Богом и ангелами Его. Из-за нее, доброприлюбной Богом милости, многое дерзновение имеешь пред Ним как присный раб Христов. Помогает мне сказавший слова: милость превозносится над судом и милостыня человека - как печать у Него. Вернее же Самого Господа глагол: Блаженны милостивые, ибо они помилованы. Иное ясное и верное свидетельство о тебе приведем из Священного Писания, реченное апостолом Иаковом, что обративший грешника от ложного пути его спасет душу от смерти и покроет множество грехов. Если одного человека обратившему такое возмездие от Бога Благого, то какое же спасение обрел (ты), о Василий?! Какое бремя греховное рассыпал, не одного человека обратив от заблуждения идольской лжи, не десятерых, не город, но всю землю эту?! Сам Спаситель Христос показывает нам и удостоверяет, какой славы и чести сподобил Он тебя на небесах, говоря: Кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцем Моим Небесным. И если Христос ходатайствует пред Богом Отцом о том, кто исповедает Его только перед людьми, то сколь же похвален от Него будешь ты, не только исповедав, что Христос есть Сын Божий, но исповедав и веру в Него утвердив не в одном соборе, но по всей земле этой, и церкви Христовы поставив, и служителей Ему приведя? Подобный Великому Константину, равный ему умом, равно христолюбивый, равно чтущий служителей Его! Он со святыми отцами Никейского Собора положил Закон людям (всем), ты же с новыми нашими отцами, епископами, собираясь часто, с большим смирением совещался, как среди народа этого, новопознавшего Господа, Закон уставить. Он царство эллинов и римлян Богу покорил, ты же - Русь. Теперь не только у них, но и у нас Христос Царем зовется. Он с матерью своей Еленой Крест от Иерусалима принес (и), по всему миру своему разослав, веру утвердил. Ты же с бабкой своей Ольгой принес Крест из Нового Иерусалима, Константинова града и, но всей земле своей поставив, утвердил веру. Ибо ты подобен ему. По благоверию твоему, которое имел в жизни своей, сотворил тебя Господь(и) на Небесах той же, единой (с Ним) славы и чести сопричастником. Добрая наставница в благоверии твоем, о блаженный, - Святая Церковь Пресвятой Богородицы Марии, которую (ты) создал на правоверней основе и где ныне лежит мужественное тело твое, ожидая трубы архангельской.

Добрый и верный свидетель - сын твой Георгий, которого Господь создал преемником твоему владычеству: не нарушающим твоих уставов, но утверждающим; не умаляющим хранилищ твоего благоверия, но умножающим; не на словах, но (на деле) доводящим до конца, что тобою неокончено, как Соломон (дела) Давида. Он создал Дом Божий, великий, святой Премудрости (Его) на святость и освящение града твоего и украсил его всякой красотой: златом и серебром, и каменьями дорогими, и сосудами священными - такую церковь дивную и славную среди всех соседних народов, что другой (такой) же не отыщется во всей полунощи земной, от востока до запада. И славный град твой Киев величием, как венцом, окружил, вручил людей твоих и град скорой на помощь христианам Всеславной Святой Богородице. Ей же и церковь на Великих вратах создал во имя первого Господнего праздника, святого Благовещения. И если посылает архангел приветствие Деве, (то) и граду сему будет. Как Ей: Радуйся, обрадованная. Господь с Тобою! - так и ему: Радуйся, благоверный град. Господь с тобою! Встань, о честная главо, из гроба своего! Встань, отряси сон, ибо не умер ты, но спишь до всеобщего восстания! Встань, ты не умер, ведь не должно умереть веровавшему во Христа, Жизнь всему миру! Отряси сон. возведи очи и увидишь, какой чести сподобил тебя Господь там, и на земле не оставил беспамятным в сыне твоем. Встань, взгляни на чадо свое, Георгия, взгляни на род свой, взгляни на милого своего, взгляни (на того), кого Господь произвел от чресл твоих, взгляни на украшающего престол земли твоей - и возрадуйся и возвеселись! К тому же взгляни на благоверную сноху твою Ирину, взгляни на внуков твоих и правнуков: как живут, как хранимы они Господом, как благоверие держат по завету твоему, как в святые церкви часто ходят, как славят Христа, как поклоняются Имени Его. Взгляни же и на град, величием сияющий! Взгляни на церкви процветающие, взгляни на христианство возрастающее, взгляни на град, иконами святых освящаемый и блистающий, и фимиамом благоухающий, и хвалами, и божественными (именами), и песнопениями святыми оглашаемый.

И все это увидев, возрадуйся, и возвеселись, и восхвали Бога Благого, всего устроителя. Ты видел уже, если не телом, то духом: Господь показывает тебе все сие. Тому радуйся и веселись, что семена веры твоей не иссушены зноем неверия, но с дождем Божия поспешения принесли обильные плоды.

Радуйся, апостол во владыках, не мертвых телами воскресивший, но нас, душою мертвых, умерших от недуга идолослужения, воскресивший. Ибо твоею (волей) ожили и жизнь Христову познали. Скорчены были бесовской ложью, но твоею (волей) выпрямились и на путь жизни вступили. Слепы были от бесовской лжи, но твоею (волей) простерлись сердечными очами; ослеплены (были) неведением, но твоею (волей) прозрели для света Трисолнечного Божества. Немы были, но твоею (волей) заговорили. И ныне уже, малые и великие, славим Единосущную Троицу. Радуйся, учитель наш и наставник благоверия! Ты правдою был облечен, силою препоясан, истиною обут, умом венчан и милостью, как гривной и утварью златой, красуешься.

О честная главо, ты был нагим одеяние, ты был алчущим кормитель, ты был жаждущим утробы охлаждение, ты был вдовам помощник, ты был странникам покоище, ты был бездомным кров, ты был обижаемым заступник, убогим обогащение. За эти и иные благие дела приемля на небесах воздаяние, - (те) блага, что приготовил Бог [вам] любящим Его, - и видением сладостного лица Его насыщаясь, помолись за землю свою и людей, над которыми благоверно владычествовал, да сохранит их (Господь) в мире и благоверии, преданном тобою, и да славится в нем правоверие, и да проклинается всякое еретичество; и да сохранит их Господь Бог от всякой рати и пленения, от глада, и всякой скорби и печали. Особенно же помолись о сыне твоем, благоверном князе нашем Георгии, чтобы ему в мире и здравии пучину жизни переплыть и в пристанище небесного укрытия пристать невредимо; чтобы корабль душевный и веру сохранив и, с богатством добрых дел, без соблазна. Богом данный ему народ управив, стать с тобою непостыдно перед Престолом Вседержителя Бога и за труд пастьбы народа своего принять от Него венец славы нетленной, со всеми праведными, трудившимися ради Него.

  


[1] Ученые по-разному определяют время произнесения проповеди. Наиболее вероятно, с точки зрения академика Д.С. Лихачева, мнение М.Д. Приселкова, который определяет время произнесения «Слова» промежутком между 1037 и 1043 годами, ближе к 1043 г.
[2] Филарет (Гумилевский), архиеп. Историческое учение об Отцах Церкви. Т.3. Киев, 2007. С. 308, 309.
[3] Лихачев Д. С. Великое наследие. Классические произведения литературы Древней Руси // Д. С. Лихачев.  Избранные работы в трех томах. Том 2. Л., 1987. С. 3-342.
[4] «Слово о законе и благодати» в переводе А.И. Юрченко (http://www.textology.ru/urch/illarion.html)по: Памятники литературы Древней Руси: XVII век. Кн.3. М., 1994. С.599-616.
[5] Лихачев Д.С. Великое наследие…
[6] Филарет (Гумилевский), архиеп. Историческое учение об Отцах Церкви. Т.3. Киев, 2007. С.310.
[7] Флоровский Г., прот. Пути русского богословия. Минск, 2006. С.11.
[8] Робертсон Дж.С. История Христианской Церкви. Т.1. СПб., 1890. С.983–990.
[9] Горский В.С. Образ истории в «Слове о Законе и Благодати» Илариона // Человек и история в средневековой философской мысли русского, украинского и белорусского народов. Киев, 1987. С. 39.
[10] «Возвеселится пустыня и сухая земля, и возрадуется страна необитаемая и расцветет как нарцисс; … они увидят славу Господа, величие Бога нашего. … Тогда хромой вскочит, как олень, и язык немого будет петь; ибо пробьются воды в пустыне, и в степи - потоки. И превратится призрак вод в озеро, и жаждущая земля - в источники вод» (Ис.35:1-7).
[11] «И будет в тот день, говорит Господь … заключу в то время для них союз с полевыми зверями и с птицами небесными, и с пресмыкающимися по земле; … и дам им жить в безопасности … и скажу не Моему народу: "ты Мой народ", а он скажет: "Ты мой Бог!"» (Ос.2:16,18,23).
[12] Никольский Н.К. О древнерусском христианстве // Русская мысль. 1913, кн. 6. С. 12.
[13] Гайдукова Л.А. «Слово о законе и благодати» Иллариона: источник, автор, эпоха // http://zhurnal.lib.ru/g/gajdukowa_l_a/ilarion.shtml
[14] Гайдукова Л.А. «Слово о законе и благодати» Иллариона: источник, автор, эпоха // http://zhurnal.lib.ru/g/gajdukowa_l_a/ilarion.shtml
[15] Флоровский Г., прот. Пути русского богословия. Минск, 2006. С.11.
[16] Флоровский Г., прот. Пути… С.12.
[17] Флоровский Г., прот. Пути… С.11.
[18] Лихачев Д.С. Великое наследие…

18.03.2010 г.

Наверх
 

Знаки времени

Последние новости


2010 © Культуролог
Все права защищены
Goon Каталог сайтов Образовательное учреждение