ВХОД ДЛЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ

Поиск по сайту

Подпишитесь на обновления

Yandex RSS RSS 2.0

Авторизация

Зарегистрируйтесь, чтобы получать рассылку с новыми публикациями и иметь возможность оставлять комментарии к статьям.






Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация

Опрос

Основная цель идущей в России кампании по вакцинации

Сайт Культуролог - культура, символы, смыслы

Вы находитесь на сайте Культуролог, посвященном культуре вообще и современной культуре в частности.


Культуролог предназначен для тех, кому интересны:

теория культуры;
философия культуры;
культурология;
смыслы окружающей нас
реальности.

Культуролог в ЖЖ
 
facebook.jpgКультуролог в Facebook

 
защита от НЛП, контроль безопасности текстов

   Это важно!

Завтра мы будем жить в той культуре, которая создаётся сегодня.

Хотите жить в культуре традиционных ценностей? Поддержите наш сайт, защищающий эту культуру.

Наш счет
ЮMoney 
41001508409863


Если у Вас есть счет в системе ЮMoney,  просто нажмите на кнопку внизу страницы.

Перечисление на счёт также можно сделать с любого платежного терминала.

Сохранятся ли традиционные ценности, зависит от той позиции, которую займёт каждый из нас.  

 

Православная литература
 

Проблема определения вежливости в социолингвистике

Печать
АвторЕ.В. Вычужанина  

Несмотря на то что изучение феномена вежливости вызывает живой интерес в последние десятилетия, среди исследователей до сих пор нет единого взгляда на то, что понимать под  вежливостью, какова природа этого явления и его роль в социуме. В статье рассматриваются некоторые исторические предпосылки формирования вежливости в Западной культуре, а также анализируются позиции современных лингвопрагматиков и социолингвистов на проблему определения феномена вежливости.  

Ричард Дайтон (1795-1880) - Три джентльмена приветствуют друг друга

С 60-х годов XX века вопросы прагматики языка и принципов его функционирования во всех сферах деятельности человека привлекают повышенное внимание лингвистов, философов, социологов и социолингвистов. С этой точки зрения, феномен лингвистической вежливости заслуживает глубокого и всестороннего исследования, поскольку современная социолингвистика рассматривает вежливость как базовый принцип человеческих взаимоотношений, который защищает такие ценности, как личная свобода, право голоса, право на самоопределение, свобода выбора, право на личное пространство. С помощью принципов вежливого поведения члены социальной группы выстраивают, структурируют и поддерживают систему социальных отношения.  

С этой точки зрения, изучение феномена лингвистической вежливости в контексте современной науки представляется актуальным, поскольку вежливое поведение и язык вежливости не просто помогают организовать коммуникацию, избежать конфликтов и коммуникативных неудач, но и позволяют человеку чувствовать себя в гармонии с собой и окружающим миром. 

Слово «вежливость» входит в повседневный лексикон любого человека, и мало кто задумывается в обыденной жизни, что это научный термин. Однако до сих пор не существует единого мнения о том, что понимать под «вежливостью». 

Г. Каспер в своей статье «Politeness» отмечает, что в обыденном понимании вежливость ассоциируется с правильным поведением в обществе и внимательным, тактичным отношением к другим людям [1]. 

Словарь русского языка определяет вежливость как соблюдение правил приличия, а вежливого человека как учтивого и обходительного [2]. 

Вежливость не является врождённой способностью или инстинктом человека. Скорее это составляющая процесса социализации личности, знания и умения, которые формируются в конкретных социокультурных и исторических условиях. Каждый дееспособный, т.е. взрослый и зрелый член общества, который способен рационально мыслить, в процессе социализации должен усвоить принятые и одобренные данным обществом правила вежливого поведения, в том числе и лингвистического. Это неотъемлемый атрибут социального взаимодействия людей. В этом контексте мы чаще говорим о вежливости как об этикете, некоем поведенческом коде, навязанном извне. Своды правил надлежащего поведения широко представлены в воспитательной литературе Западной Европы уже с XVI века.  

Этимология русских слов «вежливый» и «вежливость» является точной демонстрацией сути явления вежливости. Согласно Этимологическому словарю русского языка Макса Фасмера, вежливый человек – это опытный и сведущий человек, который ведает, т.е. знает, как себя вести [3]. 

Однако некоторые считают, что такое понимание вежливости очень узкое и ограниченное. П. Франс, например, отмечает, что вежливость – это не просто хорошие манеры. Он называет вежливость набором ценностей, или цивилизованностью, т.е. когда люди умеют контролировать «функции тела, речь и эмоциональные реакции» [4. С. 63]. К. Макинтош добавляет, что вежливость «позволяет измерить то расстояние, на которое данный человек или общество ушли от дикого состояния» [5. С. 160].  

С этой точки зрения, интересна этимология английского слова «polite» (вежливый). История значения прослеживается с XV века от «polished» (дословно «отполированный») о человеке, который обладает изысканными светскими манерами, принятыми при королевском дворе. Поэтому в Англии XV века вежливость была прерогативой исключительно высших слоёв общества, так называемого «polite society». Таким образом, вежливость и лингвистическая вежливость (polite language), являясь частью идеологического дискурса, во многом формировали классовую систему британского общества.  

Семантическую связь слова «вежливый» с поведением аристократии можно проследить и в других европейских языках, например, немецком, французском и испанском [1. С. 187].  

Но в XVII-XVIII веках можно наблюдать некую демократизацию вежливости. Представители среднего класса стали перенимать хорошие манеры и модель поведения дворянства в светском обществе. С одной стороны, это подражание было выражением их желания обладать теми же материальными благами, что и аристократия, с другой стороны, это подражание включало и подражание образу жизни, т.е. повседневной практике и нормам социальной жизни, например, отношения в семье, время обеда, что есть, что носить, что и как говорить. Социальная  и культурная дистанция уже не была непреодолимой, честолюбивые представители среднего класса стремились в высшие круги общества. Изменилась роль правящего класса, который теперь стал моделью для подражания.  

Распространение определённых эстетических, интеллектуальных вкусов и ценностей цивилизации в среднем классе модифицировало социальную структуру общества, консолидировало его, сыграв на сближение всех его слоёв. Идея о чести, взаимных обязательствах, понимание, что у каждого человека есть долг перед обществом и обязательства перед другими людьми, была очень важна для поддержания равновесия и стабильности социальных отношений в обществе. 

Существующее разнообразие взглядов на концептуализацию вежливости можно объяснить тем фактом, что до сих пор нет чёткого способа отличить вежливость в обыденном смысле от вежливости – научного понятия.  

Ричард Дж. Уотс в своей работе 2003 года «Politeness» пытается провести такую границу между двумя  уровнями понимания вежливости и говорит о вежливости первого порядка (firstorder politeness) и вежливости второго порядка (second-order politeness) [6]. 

Под вежливостью первого порядка он понимает обыденные представления о вежливости, т.е. то, как вежливость воспринимается и как о ней говорят члены социокультурной группы. Вежливость первого порядка подразумевает реализацию вежливости в повседневном социальном взаимодействии членов сообщества и их повседневные практики, реализующие вежливое поведение. Другими словами, это оценка вежливости с точки зрения социальных норм общества: как говорящий реализует вежливость посредством языка в повседневных интеракциях, и как адресат оценивает данное поведение, т.е. воспринимает ли адресат его как вежливое. С этой точки зрения, в самом общем понимании вежливость – это адекватное проявление уважение к другим людям при социальном взаимодействии. 

Вежливость же второго порядка – это теоретический конструкт, термин из области изучения социального поведения, прагматики, использования языка и социолингвистики. На уровне вежливости второго порядка разрабатываются научные теории вежливости: описываются функции вежливости во время интеракции и критерии, согласно которым можно будет различить вежливое поведение и невежливое. Также на этом уровне могут быть описаны универсальные характеристики вежливости, представленные в различных сообществах.  

Социолингвистика рассматривает вежливость не как вспомогательный элемент процесса коммуникации, а как основу возможности самой интеракции, без которой коммуникация невозможна. Вежливость формирует, структурирует и регулирует социальные отношения.  

Американский социолог Эрвинг Гоффман высказывает мысль, что вежливость является ключевым аспектом межличностного взаимодействия и краеугольным камнем общественного порядка. Он сравнивает вежливость с правилами дорожного движения применительно к сфере социального взаимодействия [7]. 

Робин Лакофф рассматривает вежливость как некий инструмент для сглаживания трения в межличностном взаимодействии [8], то есть функция вежливости – уменьшить или свести на нет эти трения. При таком подходе вежливость предстаёт как набор правил для кооперативного поведении в обществе, а разногласия или напряжение – как нежелательный элемент общения между членами социальной группы.  

С Лакофф согласен и Дж. Лич, который смотрит на вежливость как на сознательное усилие члена сообщества по стратегическому избеганию конфликта. Он даже предлагает измерять степень усилий, прилагаемых для смягчения напряжения, нивелирования конфликта и установления кооперативного уважительного поведения [9]. По его мнению, вежливость – это поведение, целью которого является установление и поддержания учтивых взаимоотношений.  

Браун и Левинсон рассматривают вежливость как меры по сохранению социального лица (face-saving) путём смягчения ликоугрожающих актов (Face Threatening Acts). Мотивы, которые движут зачастую говорящим, эгоистичны,  он хочет избежать угрозы своему лицу [10]. 

Г. Каспер конкретизирует определение Браун и Левинсона. Она утверждает, что для участников коммуникации  взаимодействовать значит ввязаться в заведомо противоречивое и даже опасное предприятие [11. С. 194]. Следовательно, под вежливостью будут пониматься  те стратегии, которые используют участники, чтобы снизить опасность и минимизировать разногласия. 

Если Каспер социальное взаимодействие представляет как борьбу, в которой один из коммуникантов не заинтересован в сотрудничестве, то для Арндт и Дженни вежливое общение - это «межличностная поддержка» [12. С. 282]. Вежливость предстаёт как предписываемые нормы, согласно которым мы должны поддерживать друг друга при общении.  

Хилл видит вежливость как ограничения, которые накладываются на взаимодействия людей с целью «поддержания необходимого уровня взаимного комфорта» [13. С. 349]. Таким образом, с помощью самоограничений они учитывают интересы других и обеспечивают взаимопонимание, то есть опять вежливость предстаёт как набор нормативных и предписывающих правил, цель которых - обеспечить комфорт и взаимопонимание.  

Идэ определяет вежливость как «словоупотребление, ассоциирующееся с мирной коммуникацией» [14. С. 225]. Говорящий сознательно использует стратегии и выражения, которые предписаны нормами.  

В отличие от Идэ Фрейзер и Нолен понимают вежливость как качество, связанное с добровольными действиями [15]. Такое определение вызывает много вопросов. Например, если мы действуем не добровольно, то о вежливости речь не может идти.  

Кроме того, остаётся вопрос об искренности слов и поступков. Если человек ведёт себя вежливо, руководствуясь какой-то своей выгодой, а не внутренними убеждениями проявлять уважение к другим членам социума, можем ли мы считать его вежливым?  

Сифиану формулирует своё понимание феномена вежливости. Она пишет, что использует термин «вежливость» в более общем смысле и рассматривает вежливость как «набор социальных ценностей, предписывающий участникам учитывать интересы друг друга путём удовлетворения взаимных ожиданий» [16. С. 86]. Здесь мы опять наблюдаем, что вежливость предписывает людям осуществлять коммуникацию для общего удовольствия и ради гармонии в обществе. Сифиану полагает, что люди учитывают интересы других, потому что они получают в ответ удовлетворение, их интересы, в свою очередь, тоже учитываются другими людьми. Таким образом, все участники коммуникации получают своё вознаграждение в виде чувства удовлетворения, поскольку они все осознали тот факт, что «для того, чтобы жить в гармоничном обществе, необходимо и брать, и отдавать, поддерживая тем самым необходимое равновесие взаимоотношений» [16. С. 86].  

Несомненная заслуга этого определения состоит в том, что оно определяет вежливость как совместную деятельность, предполагающую обмен метафорическими благами в виде гармонии и социального равновесия.  

На наш взгляд, ни одно из представленных определений феномена вежливости не является удовлетворительным, т.к. все они тяготеют к оценочности (определяют, что плохо, а что хорошо) и прескрептивности, т.е. предписывают, что нужно делать. Кроме того, большинство из них не принимают во внимание реакцию адресата и не рассматривают вежливость как совместную деятельность. Феномен вежливости – это порождение социума, следовательно, рассматривать его нужно только в контексте взаимоотношений. Кроме того, вежливость культурно и исторически детерминирована.  

Исходя из всего вышесказанного, предлагаем определять вежливость как социальнокоммуникативную модель поведения, культурно и исторически обусловленную, которая осваивается адекватным, мыслящим рационально членом сообщества в процессе социализации. Эти качества и умения вести себя согласно данной модели позволяют членам одного сообщества поддерживать социальное равновесие и сохранять гармонию отношений в социальной группе. В основе лежит взаимное уважение членов группы. 

Но что значит «поддерживать социальное равновесие»? На наш взгляд, это означает сохранять status quo, т.е. поддерживать то мироустройство и тот порядок вещей, которые существуют на данный момент, именно в том виде и в том состоянии. Не оспаривать закреплённые уже за людьми социальные статусы, не покушаться на неприкосновенность их социального лица.  

Что значит «сохранять гармонию в социальной группе»? Когда все члены коммуникации чувствуют себя счастливыми, довольными и удовлетворёнными в результате интеракции.  

Если кто-то из собеседников расстроен или недоволен в результате интеракции, значит, его коммуникант был с ним невежлив. Человек может по своему сознательному выбору применять эти навыки вежливого поведения в повседневной практике.  

Итак, мы предлагаем определять вежливость как социально-коммуникативный комплекс, состоящий из знаний, умений, навыков и ценностей, который социально, культурно и исторически детерминирован и осваивается адекватным, рационально мыслящим членом социальной группы в процессе социализации. Индивид применяет его всякий раз при вступлении в социальную интеракцию, если намерен поддержать уже существующее социальное равновесие и сохранить гармонию социальных отношений в данной группе. 

 

Литература 

 
1.Kasper G. Politeness // Concise Encyclopedia of Sociolinguistics. Edited  by Rajend Mesthrie, Elsevier, 2001. Р. 187–193.  
2.Словарь русского языка: В 4 т. 3-е изд. М.: Русский язык, 1985. 
3.Этимологический словарь русского языка. М.: ЮНВЕС, 2003.  
4.France P. Politeness and its Discontents: Problems in French Classical culture. Cambridge: Cambridge University Press, 1992. 
5.McIntosh Carey. The Evolution of English Prose, 1700-1800: Style, Politeness, and Print Culture. 
Cambridge: Cambridge University Press, 1998. 
6.Watts R. Politeness. Cambridge University Press, 2003.  
7.Goffman E. On face-work: An analysis of ritual elements in social interaction // Communication in face-toface interaction. Harmondsworth: Penguin, 1972. Р. 179–196. 
8.Lakoff R. Language and Women's Place. New York: Harper & Row, 1975.  
9.Leech Geoffrey. Explorations in Semantics. Amsterdam: Benjamins, 1980. 
10.Brown, P., Levinson, S. Universals in language usage: Politeness phenomena // Questions of politeness: Strategies in social interaction. Cambridge: Cambridge University Press, 1978. Р. 56–310.  
11.Kasper Gabriele. Linguistic politeness: Current research issues // Journal of Pragmatics. 1990. Vol. 14 (2). 
Р. 193–218.  
12.Arndt Horst, Janney Richard. Politeness revisited: cross-modal supportive strategies // International Review of Applied Linguistics in Language Teaching. 1985. Vol. 23, № 4. Р. 281–300.  
13.Hill B., Ide S., Ikuta S., Kawasaki A., Ogino T. Universals of linguistic politeness: quantitative evidence from Japanese and American English // Journal of Pragmatics. 1986. Vol. 10, № 3. Р. 347–371.  
14.Ide Sachiko. Formal Forms and Discernment: Two Neglected Aspects of Universals on Linguistic Politeness // Multilingua. 1989. 8 (2-3). Р. 223–248. 
15.Fraser B., Nolen W. The association of deference with linguistic form // International Journal of the Sociology of Language. 1981. Vol. 27. Р. 93–111. 
16.Sifianou M. Politeness. Phenomena in England and Greece. Oxford: Clarendon, 1992.  
 
Публиковалось: Язык и культура : сборник статей ХХVII Международной научной конференции (26–28 октября 2016 г.) / отв. ред. С.К. Гураль. – Томск : Издательский Дом Томского государственного университета, 2017. Стр. 83-87

Наверх
 

Вы можете добавить комментарий к данному материалу, если зарегистрируетесь. Если Вы уже регистрировались на нашем сайте, пожалуйста, авторизуйтесь.


Поиск

Знаки времени

Последние новости


2010 © Культуролог
Все права защищены
Goon Каталог сайтов Образовательное учреждение