ВХОД ДЛЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ

Поиск по сайту

Подпишитесь на обновления

Yandex RSS RSS 2.0

Авторизация

Зарегистрируйтесь, чтобы получать рассылку с новыми публикациями и иметь возможность оставлять комментарии к статьям.






Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация

Опрос

Основная цель идущей в России кампании по вакцинации

Сайт Культуролог - культура, символы, смыслы

Вы находитесь на сайте Культуролог, посвященном культуре вообще и современной культуре в частности.


Культуролог предназначен для тех, кому интересны:

теория культуры;
философия культуры;
культурология;
смыслы окружающей нас
реальности.

Культуролог в ЖЖ
 
facebook.jpgКультуролог в Facebook

 
защита от НЛП, контроль безопасности текстов

   Это важно!

Завтра мы будем жить в той культуре, которая создаётся сегодня.

Хотите жить в культуре традиционных ценностей? Поддержите наш сайт, защищающий эту культуру.

Наш счет
ЮMoney 
41001508409863


Если у Вас есть счет в системе ЮMoney,  просто нажмите на кнопку внизу страницы.

Перечисление на счёт также можно сделать с любого платежного терминала.

Сохранятся ли традиционные ценности, зависит от той позиции, которую займёт каждый из нас.  

 

Православная литература
 

Ложь в коммуникации как нарушение прагматических правил принципа кооперации

Печать
АвторА. В. Ленец  

В статье рассматривается ложность как нарушение основных прагматических правил речевого общения. Gриводятся примеры основных языковых маркеров, с помощью которых нарушаются категории принципа кооперации: тавто-логия, повторы, избыточность информации, ирония, метафора, литота, гипербола, подмена информации, многозначность слов и др. 

Рафал Олбински - Плакат к Женитьбе Фигаро (Opera Pacific) (фрагмент), 2008

Изучение лжи в коммуникации, вопросов, связанных с темой «лингвистика лжи», стало особенно интенсивным в последнее время. При этом внимание исследователей лжи переключилось с вопроса о том, как оформляется ложь в языке, на вопрос о том, как она функционирует в речевом общении и каким образом возможно измерить ее основные параметры. Описание «единиц общения» связано с интеграцией научных идей и направлений, с комплексным использованием смежных областей прагматики [3, с. 12].

Считаем справедливым представить внутреннюю категориальную формулу конститутивных признаков ложности как сумму постоянных и переменных признаков. Переменные признаки включают в себя три основных: отправителя, получателя и пресуппозицию. К постоянным признакам относится нарушение намерения и искренности. Выведение данной формулы базируется, прежде всего, на основе существующих трактовок категории ложности в прагмалингвистике.

Являясь широким понятием, категория ложности в первую очередь отображает существенные признаки искажения объективной действительности. На начальном этапе ложность трактовалась как одно из измерений утвердительных высказываний [5, с. 117]. Однако позже категория ложности получает несколько другую трактовку и исследуется с позиции нарушения прагматических правил: нарушения намерения говорящего, нарушения значимых измерений речевого акта, нарушения принципа вежливости, стратегий и тактик ведения разговора, нарушений смысла высказывания, нарушения постулата качества принципа кооперации и др. [4, с. 123].

Цель настоящей статьи – представить ложное высказывание в процессе речевого общения как нарушение основных категорий принципа кооперации. Установление нарушений принятых постулатов речевого общения и принципа кооперации участниками коммуникации стало возможным благодаря проведенному обзору теорий в области речевой коммуникации.

Коммуникация, подчиняясь общим закономерностям, зафиксированным в виде так называемых максим общения, требует от всех участников речевого акта придерживаться принципа кооперации. Данное мнение является, с одной стороны, вполне обоснованным и верным, с другой стороны, вряд ли применимым при исследовании лжи. Осуществление ложного речевого акта в коммуникации в большей степени нацелено на манипулятивное управление получателем. Поэтому вполне справедливым нам представляется мнение О. С. Иссерс о том, что стратегия как понятие, заимствованное из военного искусства, во главу угла ставит не кооперацию, а победу [3, с. 12]. Отправитель ложного высказывания, выбирая необходимую стратегию и не соблюдая принципы общения, стремится к получению некоторого превосходства над собеседником. Нарушение общепринятых правил речевого общения в речевом поведении коммуниканта при использовании того или иного типа ложного речевого акта базируется на приоритете интересов отправителя над интересами получателя. В связи с этим представим случаи осуществления ложного высказывания в речевом общении через анализ нарушений общепринятых постулатов, или принципов нормального речевого общения, впервые сформулированных Г. П. Грайсом [2].

В речевом поведении коммуниканты следуют четырем универсальным правилам коммуникации, вытекающим из обязательного для любого коммуниканта «принципа кооперации»: категории количества, категории качества, категории отношения, категории способа [2, с. 222]. Следует согласиться с мнением исследователей, согласно которому обозначенные постулаты в реальном речевом общении коммуникантами не соблюдаются [6]. При рассмотрении передачи коммуникантами ложной информации с точки зрения имплицитных смыслов, где нарушения вышеназванных категорий и связанных с ними постулатов осуществляются отправителем целенаправленно и осознанно на основе различных знаний коммуникантов о действительном положении дел и их вере в утверждаемое. Несоблюдение выделенных категорий является коммуникативно-прагматическим условием осуществления ложных речевых актов в речевом общении.

Категория количества обусловлена тем количеством информации, которое необходимо передать отправителю. Данная категория включает соблюдение следующих постулатов:

«Твое высказывание должно содержать не меньше информации, чем требуется (для выполнения текущих целей диалога)».

«Твое высказывание не должно содержать больше информации, чем требуется» [2, с. 222].

Соблюдение упомянутых постулатов предполагает оправданное со стороны получателя ожидание быть проинформированным в той мере, на какую он вправе рассчитывать со стороны отправителя. Нарушение этих постулатов связано также с объемом знаний коммуникантов и их представлениями о достаточности и избыточности информации.

Нарушение данной категории, сопряженное с достаточностью высказывания, будет осуществляться при опущении существенных или введении некоторой несущественной для получателя информации. В качестве примера можно привести ситуацию умолчания (сокрытия информации), когда отправитель Q сообщает родителям о своей свадьбе с S полгода спустя. Родители Q вправе возмутиться данным сообщением, поскольку вполне обоснованно рассчитывали на своевременную информацию о близком человеке. Этот и другие подобные примеры иллюстрируют ситуацию злоупотребления доверием получателя со стороны отправителя.

В качестве примера крайней формы нарушения первого постулата количества Г. П. Грайс приводит также тавтологию [2, с. 229]. Нарушение данного постулата тавтологией заключается, по мнению ученого, в неинформативности, несодержательности высказывания. Данному мнению противоречит точка зрения Й. Майбауера, согласно которой солгать тавтологией в силу ее неинформативности невозможно [8, с. 1393]. Тавтология, чья основная формула представлена в виде «T есть T», например «война есть война», является всегда верной. Главная задача тавтологии – не утверждать некую пропозицию, а передать подтексты. Отправитель тавтологии считается сотрудничающим в том случае, если получатель предполагает, что отправитель хочет намекнуть на то, что «с этим ничего нельзя поделать» (или нечто подобное). Используя тавтологию, ложь реализуется лишь через неверный смысл, подтекст. Именно путем ложных подтекстов становится возможной внедрение в сознание получателя ложной информации. Нарушение второго постулата категории количества осуществляется через избыточность информации, выражающейся в повторах, необоснованно иной трактовке ранее сказанного и излишней говорливости.

К категории качества относится общий постулат «Старайся, чтобы твое высказывание было истинным», а также более конкретных постулатов:

«Не говори того, что считаешь ложным».

«Не говори того, для чего у тебя нет достаточных оснований» [2, с. 222–223].

Необходимыми условиями соблюдения постулатов категории качества является искренность отправителя, на которую рассчитывает получатель, а также достоверность источников, которые предоставили отправителю необходимую информацию. Языковыми маркерами нарушений первого постулата являются ирония, метафора, литота, гипербола [2, с. 230–231]. Если отправитель произносит, что «Х – хороший друг», говоря о человеке, который выдал секрет отправителя его сопернику по бизнесу, тогда первый принцип качества не соблюдается [2, с. 230], так как очевидно, что отправитель не верит в то, что он говорит. Слушатель перестраивает сказанное утверждение, то есть принимает пропозицию, противоположную утверждаемой. В этом случае следует рассматривать примеры иронии.

В то время как некоторые исследователи утверждают, что невозможно солгать посредством иронических высказываний, поскольку они не являются утверждениями,и не имеют определенных признаков иронии [7, с. 152]; другие считают, что использование иронических высказываний при осуществлении ложного высказывания на самом деле возможно [8, с. 1395]. Ироническое высказывание – это упоминание ранее принятого во внимание утверждения, которые находят свое отражение в саркастическом повторении, в приписывании пропозиции мысли, норм и обычных ожиданий. Отсюда ироническое высказывание не подразумевает всегда точного воспроизведения первоначального высказывания, оно несет в себе также скрытый подтекст, то есть ложь.

Ложь может быть спровоцирована неожиданным вопросом или, наоборот, заранее продумана и звучать так искренне и убедительно, что позволяет создать иллюзию совпадения коммуникативных намерений коммуникантов, что в свою очередь дает им возможность продолжать общение в сфере действия принципа кооперации. При нарушении постулата искренности отправитель нарушает одновременно принцип кооперации, например в случаях лести, притворства.

Примеры, иллюстрирующие нарушение второго постулата качества «Не говори того, для чего у тебя нет достаточных оснований» на самом деле найти достаточно сложно. Здесь имеются в виду речевые ситуации, когда отправитель ложного высказывания подтверждает пропозицию, утверждаемую его собеседником. В том случае, если у отправителя отсутствуют достаточные основания для утверждения, он, тем не менее, соглашается с мнением своего собеседника, как если бы эти основания у него были.

Категория отношениявключает в себя всего один постулат релевантности «Не отклоняйся от темы» [2, с. 223]. Нарушение данного постулата происходит при отклонении от существа вопроса, подмене или отмене хода речевой ситуации. Нарушение категории, или максимы отношения, как технический прием манипуляции широко используется в дискурсе «черного PR». «Черный PR» – наиболее известная технология, применяемая в избирательных компаниях, направленная на подрыв рейтинга одного из основных кандидатов. Несоблюдение максимы отношения в контексте времени событий является важным технологическим приемом манипуляций. Оно лишает контекст временных параметров и подводит адресата к интерпретации событий как происходящих «здесь и сейчас» [1, с. 4].

Соблюдение категории способа подразумевает следование следующим постулатам:

«Избегай непонятных выражений».

«Избегай неоднозначности».

«Будь краток (избегай ненужного многословия)».

«Будь организован»[2, с. 223].

Коммуниканты не соблюдают данную категорию в том случае, если постулаты способа и метода, связанные с модальностью, нарушаются за счет неясности ответа, многозначности слова.

Высказываясь против абсолютизации коммуникативных правил, ученые указывают на то, что в реальном общении коммуниканты могут лгать, быть саркастичными, стараться казаться другими или более умными. Но общение протекает, исходя из предпосылки, что они этого не делают. Собеседник делает заключение из того, что сказал отправитель (буквальное содержание высказывания), относительно того, о чем он не сказал (импликаций или импликатур высказывания). Именно понятие «коммуникативной импликатуры» является значимым и при исследовании лжи. Под импликатурой понимаются компоненты содержания высказывания, не входящие в смысл предложения, но отражающие прагматические установки говорящего [2, с. 223].

Интересны случаи преднамеренной неоднозначности, когда отправитель ожидает, что неоднозначность его слов будет отмечена получателем. Слушателю необходимо опознать намерение отправителя, то есть выяснить, для чего отправителю необходимо было делать свое высказывание неоднозначным. Сознательное и явное нарушение принципа ясности высказывания происходит и при осуществлении ложного высказывания отправителем в присутствии третьего лица.

Высказывание может быть истинным, однако то, что имплицируется, может быть и ложным. Измерение лжи в рамках теории коммуникативных импликатур осуществляется в рамках прагмалингвистики по шкале «знания и веры». Измерение по шкале «знания и веры» – это вычисление тех компонентов смысла, с помощью которых отправителю удается уклониться от соблюдения принципа кооперации, опираясь на знания получателя и его веру в утверждение отправителя.

Из вышеприведенного анализа лжи в рамках теории коммуникативных постулатов очевидно, что при совершении ложного высказывания отправитель уклоняется от соблюдения принципа кооперации. В каждой определенной ситуации обобщенная импликатура подавляется либо эксплицитно, либо контекстно. Эксплицитное подавление импликатуры происходит путем включения в высказывание какого-либо элемента, прямо или косвенно указывающего на уклонение от соблюдения принципа кооперации. Подавление импликатуры является контекстным в том случае, если отправитель осуществляет высказывание, обычно порождающее импликатуру, в таком контексте, из которого следует, что коммуникант уклоняется от принципа кооперации.

Библиографический список

1.        Владимирцева, Н. В. Нарушение максимы отношения как лингвистическая технология манипуляций в дискурсе «черного» PR [Текст] : автореф. дис. …канд. филол. наук / Н. В. Владимирцева. Спец.: 10.02.04. – Иркутск, 2008. – 18 с.

2.        Грайс, Г. П. Логика и речевое общение [Текст] / Г. П. Грайс // Новое в зарубежной лингвистике. – Вып. 16. Лингвистическая прагматика. – М. : Прогресс, 1985. – С. 217–237.

3.        Иссерс, О. С. Коммуникативные стратегии и тактики русской речи [Текст] : автореф. дис. …докт. филол.наук / О. С. Иссерс. Спец.: 10.02.01. – Екатеринбург, 1999. – 29 с.

4.        Ленец, А. В. Коммуникативный феномен лжи: лингвистический и семиотический аспекты (на материале немецкого языка) [Текст] : дис. …докт. филол.наук/ А. В. Ленец. Спец.: 10.02.19., 10.02.04, – Ростов-на-Дону : ПИ ЮФУ, 2010. – 382 с.

5.         Остин, Дж. Слово как действие [Текст] / Дж. Остин // Новое в зарубежной лингвистике: Вып. 17. Теория речевых актов. – М. : Прогресс, 1986. – С. 22–130.

6.        Франк, Д. Семь грехов прагматики: тезисы о теории речевых актов, анализе речевого общения, лингвистике и риторике [Текст] / Д. Франк // Новое в зарубежной лингвистике. – Вып. 17. Теория речевых актов. – М. : Прогресс, 1986. – С. 363–373.

7.        Chisholm, R., Feehan, T. D. (1977): The intent to deceive [Tekst] / The Journal of Philosophy 74. – 1977. – pp. 143–159.

8.        Meibauer, J. (2005): Lying and falsely implicating [Tekst] / In: Journal of Pragmatics 37. – 2005. – p. 1373–1399.

 


Наверх
 

Вы можете добавить комментарий к данному материалу, если зарегистрируетесь. Если Вы уже регистрировались на нашем сайте, пожалуйста, авторизуйтесь.


Поиск

Знаки времени

Последние новости


2010 © Культуролог
Все права защищены
Goon Каталог сайтов Образовательное учреждение