ВХОД ДЛЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ

Поиск по сайту

Подпишитесь на обновления

Yandex RSS RSS 2.0

Авторизация

Зарегистрируйтесь, чтобы получать рассылку с новыми публикациями и иметь возможность оставлять комментарии к статьям.






Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация

Опрос

Современные уличные протесты в России это...

Сайт Культуролог - культура, символы, смыслы

Вы находитесь на сайте Культуролог, посвященном культуре вообще и современной культуре в частности.


Культуролог предназначен для тех, кому интересны:

теория культуры;
философия культуры;
культурология;
смыслы окружающей нас
реальности.

Культуролог в ЖЖ
 
facebook.jpgКультуролог в Facebook

 
защита от НЛП, контроль безопасности текстов

   Это важно!

Завтра мы будем жить в той культуре, которая создаётся сегодня.

Хотите жить в культуре традиционных ценностей? Поддержите наш сайт, защищающий эту культуру.

Наш счет
Яндекс.Деньги 41001508409863


Если у Вас есть счет Яндекс.Деньги,  просто нажмите на кнопку внизу страницы.

Перечисление на счёт также можно сделать с любого платежного терминала.

Сохранятся ли традиционные ценности, зависит от той позиции, которую займёт каждый из нас.  

 

Православная литература
 

Мозг онлайн

Печать

Как интернет влияет на процессы познания

Светлана Шамшурина Путешествие по нейронным сетям

Преамбула

Захват внимания и отвлекающие факторы  
Каким образом интернет привлекает и удерживает наше внимание? 
Каковы когнитивные последствия захвата нашего внимания интернетом?

Нейрокогнитивные ответы на вызовы интернета   
Интернет и трансактивная память  
Как сверхнормальный стимул взаимодействует с нормальным познанием?

Социальные сети: неисправное соединение или ложная дихотомия? 
Человеческая социальность в онлайн-мире  
Как онлайн-среда влияет на наши базовые социальные структуры?  
Социальные когнитивные реакции на социальный мир онлайн

Заключение

 

Интернет является самой распространенной и быстро внедряемой технологией в истории человечества. Всего за несколько десятилетий использование интернета полностью изменило способы поиска информации, использования медиа и развлечений, управления социальными сообществами и отношениями. А смартфоны, появившиеся ещё позднее, сделали доступ в интернет портативным и повсеместным до такой степени, что населению развитых стран можно присвоить статус «онлайн». 

Подобное погружение в новую для человечества среду не могло не сказаться на мозговой деятельности.

Человеческий мозг в определённой степени податлив, он изменяется, реагируя на факторы окружающей среды. Следование определенным поведенческим сценариям, освоение новых двигательных навыков, да и просто любое обучение (вплоть до подготовки к экзаменам) могут сказаться на мозговой структуре. Нейронные изменения, в частности, вызываются использованием смартфонов с их сенсорными экранами. Работа со смартфоном развивает моторику руки (большого пальца); мозг должен лучше контролировать эти движения и быть более чутким к поступающим таким образом сигналам.

Но воздействие интернета на наш мозг не ограничивается нейропластическими механизмами.  Например, есть основания полагать, что уход в виртуальность может приводить к неблагоприятным нейрокогнитивным изменениям. Одно из последних исследований показало, что шесть недель участия в ролевой онлайн-игре приводит к значительному сокращению серого вещества в орбитофронтальной области коры головного мозга, участвующей в импульсном контроле (сдерживании импульсных порывов) и принятии решений. Исследование не раскрывает, чем обусловлен данный результат – спецификой онлайн-игры или самим погружением в интернет, однако ясно, что последствия интернет-вовлеченности требуют пристального изучения.

Можно выделить следующие три области, на которые интернет оказывает влияние:

а) внимание. Постоянный приток онлайн-информации, подсказок и уведомлений, конкурирующих за наше внимание, побуждает людей перемещать свою концентрацию по нескольким входящим медиа-потокам. Это, очевидно, должно выработать определенные привычки переключения внимания и сказаться на решении задач, требующих устойчивого внимания;

б) память и знания. Необходимо осознавать, в какой степени мы полагаемся на интернет в качестве нашего основного информационного ресурса, и как уникальные свойства доступа к информации в интернете могут повлиять на то, как мы обрабатываем новые воспоминания и ценим наши внутренние знания;

в) социальное восприятие. Внедрение социальных сетей, развитие интернет-взаимодействий и формирование статуса в онлайн-мире имеют несомненные личные и социальные последствия.

Захват внимания и отвлекающие факторы

Каким образом интернет привлекает и удерживает наше внимание?

Интернет потребляет значительную часть нашего внимания на ежедневной основе. Подавляющее большинство взрослых людей выходят в интернет ежедневно, а более четверти говорят, что они в нём «почти постоянно». При этом многим людям смартфон нужен исключительно как инструмент для выхода в интернет (например, в США такова мотивация каждого пятого взрослого). Появление смартфонов сократило «цифровую пропасть», разделяющую богатые и бедные страны. Бедная часть человечества также затягивается во всемирную паутину.

В первую очередь виртуализация затрагивает молодых людей; молодёжь чаще и больше пользуется интернетом. Поколения, родившиеся в интернет-эпоху, называют «цифровыми аборигенами». Именно цифровые туземцы, как правило, первыми внедряют новые онлайн-технологии, сразу же после их появления, и активно взаимодействуют со всеми существующими функциями интернета.

Широкое применение интернет‐технологий отчасти связано с тем, что интернет в настоящее время является неизбежным, повсеместным и высокофункциональным аспектом современной жизни. Сегодня использование интернета тесно переплетается с образованием, путешествиями, общением, торговлей и большинством видов профессиональной деятельности. Наряду с прагматичным использованием, интернет также предлагает бесчисленное множество развлечений и видов досуга, включая подкасты, электронные книги, видео, потоковые фильмы и игры. Однако способность интернета улавливать и удерживать внимание объясняется не только качеством медиаконтента, доступного в интернете. Скорее всего, это также обусловлено базовым дизайном и репрезентацией онлайн-мира. Примером подобной обусловленности можно считать саморазвивающийся «механизм притяжения», суть которого состоит в том, что те аспекты интернета, которые не получают внимания, быстро заглушаются морем входящей информации, тогда как успешная реклама, статьи, приложения и всё, чему действительно удается захватить наше внимание (даже поверхностно), регистрируется (через клики и лайки), замечается (через онлайн-акции), а затем тиражируется и распространяется. К тому же ведущие технологические компании были уличены в том, что стремились вызвать у пользователей привыкание к интернету, для чего производились соответствующие разработки, исследования и тесты. 

Пользователи могут даже не использовать смартфоны для каких-либо конкретных целей, но уже возникла культура постоянных частых и быстрых проверок устройств для получения входящей информации из новостных агрегаторов, социальных сетей или мессенджеров. Эта привычка может быть интерпретирована как результат поведенческого подкрепления с помощью «информационных вознаграждений», получаемых в момент проверки устройства (своего рода условный рефлекс).

Каковы когнитивные последствия захвата нашего внимания интернетом?

Поскольку потенциал интернета в отношении привлечения внимания поистине беспрецедентен, крайне необходимо уяснить, какое воздействие это может оказать на наши мыслительные процессы и жизненное благополучие. Образовательные учреждения уже сейчас ощущают пагубное воздействие интернета на внимание детей. Более 85% учителей согласны с тезисом, что «сегодняшние цифровые технологии создают легко отвлекаемое поколение». Основная гипотеза воздействия интернета на нашу способность внимания состоит в том, что гиперссылки, уведомления и подсказки, которыми в самых разных формах изобилует поток цифровых медиа, побуждают нас взаимодействовать с несколькими информационными входами одновременно. Это определяется как «многозадачность СМИ».

В одном из первых исследований влияния многозадачности средств массовой информации на когнитивные способности проводилось сравнение тех, кто плотно (т.е. часто и много) работал со СМИ в режиме многозадачности, и тех, кто этого не делал. Когнитивное тестирование двух групп привело к неожиданному выводу, что те, кто был связан с многозадачностью в тяжелых средах, показали худшие результаты в тестах на переключение внимания, чем их коллеги. Вопреки ожиданиям авторов, «дополнительная практика», предоставляемая погружением в режим многозадачности при работе со СМИ, не принесла практической когнитивной выгоды.

Другое исследование было посвящено оценке работы в режиме многозадачности на одном устройстве (оценивалось онлайн-переключение между различными типами мультимедийного контента на персональном ноутбуке). Было установлено, что переключение происходит с частотой в 19 секунд, при этом 75% всего экранного контента просматривается менее одной минуты. Чередование окон компьютера, переходы по гиперссылкам и новые поисковые запросы обуславливаются легкодоступным характером информационных вознаграждений, которые потенциально ожидают в автоматическом медиапотоке. Исследование также обнаружило, что переход от контента, имеющего рабочий характер, к развлечениям был связан с повышенным возбуждением в ожидании переключения, а вот при переходе обратно – с развлекательного на рабочий контент – никакого возбуждения не было.

Погружение в многозадачность, которую несёт интернет, приводит к значительному снижению общей когнитивной эффективности. В одном из исследований сравнивалось влияние на внимание двух видов деятельности – чтения журнала и совершение покупок онлайн (на покупку уходило не более 15 минут). Хождение по гиперссылкам для совершения покупки привело к уменьшению объёма внимания в последующей деятельности, тогда как чтение журнала таких последствий не вызвало.

В целом, имеющиеся данные убедительно свидетельствуют о том, что многозадачность, предлагаемая нам цифровыми средствами массовой информации, не улучшает нашу многозадачность в других условиях, а на самом деле, похоже, даже уменьшает это когнитивное свойство за счет снижения нашей способности игнорировать входящие отвлекающие факторы. Большая часть многозадачных исследований до сих пор была сосредоточена на персональных компьютерах. Тем не менее, технологии смартфонов могут еще больше усугублять эту проблему за счет постоянного притока входящих запросов в виде электронных писем, сообщений в мессенджерах и уведомлений в социальных сетях.

У детей погружение в многозадачность может приводить к развитию дефицита внимания (это является установленным фактом для раннего подросткового возраста). Есть также целый набор косвенных последствий многозадачного поведения детей и подростков, в частности, снижение вовлеченности в учебу, сокращение времени на нормальную жизнь оффлайн, нарушение режима сна, уменьшение возможностей для творческого развития.

Нейрокогнитивные ответы на вызовы интернета

Интернет и трансактивная память

Отвечая на вопрос «как интернет изменил вашу жизнь?», люди часто вспоминают поиск новых друзей, возобновление старой дружбы, обучение в интернете, поиск романтических отношений, расширение возможностей для карьеры, покупок и путешествий. Однако наиболее распространенным ответом является утверждение, что интернет «изменил способ доступа к информации». Действительно, впервые в истории человечества большинство людей, живущих в развитых странах мира, имеют под рукой доступ практически ко всей существующей фактической информации.

Наряду с очевидными преимуществами, эта уникальная ситуация позволяет подменить интернетом потребность в определенных системах человеческой памяти, особенно это касается «семантической памяти» (то есть памяти фактов). Возможность доступа к информации в интернете заставляет людей с большей вероятностью помнить, где эти факты могут быть получены, чем сами факты, что указывает на то, что люди быстро становятся информационно зависимыми от интернета.

Собственно говоря, это вовсе не уникальное свойство интернета, а, скорее, просто использование онлайн-мира в качестве внешней или «трансактивной» памяти. Трансактивная память была неотъемлемой частью человеческого общества на протяжении тысячелетий. Она была встроена в процесс передачи информации в семьях, общинах и других сообществах. Суть её состоит в том, что люди просто запоминают источник знания, а не пытаются хранить всю информацию самостоятельно. Но, хотя она хорошо работает на групповом уровне, использование систем трансактивной памяти реально снижает способность человека помнить детали информации, сохраняющейся вовне. Вероятно, люди используют трансактивную память для «когнитивной разгрузки», неосознанно высвобождая когнитивные ресурсы, которые пошли бы на запоминание данной информации, понимая, что они всегда смогут получить её извне. Так, например, фотография уменьшает объём воспоминаний о том, что сфотографировано.

Однако очевидно, что интернет на самом деле представляет собой нечто совершенно новое и отличное от предыдущих систем трансактивной памяти. Основных отличий тут два. Во-первых, интернет не возлагает на пользователя никакой ответственности за сохранение информации для других (как это обычно требуется в человеческих обществах). Во-вторых, в отличие от других хранилищ трансактивной памяти, интернет действует как единое целое, ответственное за хранение и предоставление практически всей фактической информации, и, таким образом, не требует, чтобы люди помнили, какая точно информация хранится снаружи или даже где она находится. Таким образом, интернет становится «сверхнормальным стимулом» для трансактивной памяти – все остальные варианты когнитивной разгрузки (в том числе книги, друзья, сообщества) становятся избыточными, поскольку возможности интернета для внешнего хранения и поиска информации таковы, что он может заменить их всех.

Как сверхнормальный стимул взаимодействует с нормальным познанием?

К сожалению, быстрые методы получения и постоянная доступность информации, обеспечиваемые интернетом, не обязательно приводят к более эффективному использованию полученной информации. Например, экспериментальное исследование показало, что люди, которым было поручено искать конкретную информацию в интернете, выполнили задачу сбора информации быстрее, чем те, кто использовал печатные энциклопедии, но впоследствии оказались менее способны точно её воспроизвести.

Проводились исследования, в которых испытуемых подвергали шестидневному обучению поиску в интернете. Результаты показали, что шестидневная тренировка интернет‐поиска снижает региональную однородность и функциональную связность областей мозга, участвующих в формировании и восстановлении долговременной памяти. Это означает, что зависимость от онлайн-поиска информации может затруднять процесс вспоминания. При этом исследователи отметили, что после обучения при возникновении новых вопросов, люди стали прибегать к интернету с большим энтузиазмом (это возбуждение перед поиском фиксировалось инструментально).  Следует сделать вывод, что сбор информации онлайн быстро приучает людей становиться зависимыми от этого инструмента, когда им приходится сталкиваться с чем-то новым.

С другой стороны, такое шестидневное обучение действительно делало людей более эффективными в использовании интернета для получения информации.  Это – одно из проявлений полезности цифровых технологий. Исследователям, конечно, хотелось бы собрать больше фактов, говорящих о пользе интернета для когнитивных способностей человека.  Например, удалось установить, что когнитивная разгрузка с помощью цифровых устройств помогает в тех случаях, когда информация не может быть усвоена сразу и к ней приходится возвращаться, чтобы как следует запомнить.

Выдвигается гипотеза, что использование интернета для хранения фактической памяти может принести когнитивную пользу за счет того, что оно высвобождает когнитивные ресурсы, которые могут быть использованы в других областях, и это может стать основанием для решения более амбициозных задач. Интернет уже приносит выгоды обществу в виде образовательных возможностей, свободной журналистики и становления новых общностей, и это можно использовать для «интеллектуализации» человека. 

К сожалению, если трезво смотреть на вещи, картинка получается другой. Обнаруживается, например, что люди, склонные к анализу и имеющие более высокие когнитивные способности, по факту меньше задействуют свой смартфон в целях обеспечения трансактивной памяти в повседневных ситуациях, чем люди с неаналитическими стилями мышления.

Стоит также иметь в виду, что растущая зависимость от интернета для получения информации может привести к тому, что люди перестанут различать границу между тем, на что они способны сами по себе, и возможностями их устройств. Результаты одного из исследований показали, что онлайн‐поиск увеличивает наше чувство того, насколько много мы знаем, хотя, по сути, интернет лишь восполняет наше незнание. Эксперименты также продемонстрировали как быстро человек приходит к интерпретации внешнего знания как собственного, вплоть до того, что сразу же после использования интернета для нахождения ответов на заданные вопросы, участники объясняли свои более качественные объяснения «повышенной активностью мозга». Поскольку люди становятся все более и более связанными со своими персональными цифровыми устройствами (которые при этом всегда доступны), кажется неизбежным, что различие между своими способностями и возможностями интернета будет становиться все более неуловимым, создавая иллюзию того, что ты знаешь больше, чем есть на самом деле, для значительной части людей.

Социальные сети: неисправное соединение или ложная дихотомия?

Человеческая социальность в онлайн-мире

Социальные отношения и чувство общности являются важными детерминантами счастья и преодоления стресса, психического и физического благополучия. За последнее десятилетие доля социальных взаимодействий человека, которые происходят в интернете на сайтах социальных сетей (например, Facebook, Instagram, Twitter), резко выросла, и эти сайты стали активно влиять на существование человека оффлайн. Это влияние касается как отдельных индивидуумов, так и социальных структур, включая целые государства (движение Occupy, «Арабская весна» и т.д.).

Наши мотивации к использованию социальных сетей в целом схожи с естественными побуждениями, лежащими в основе социальных взаимодействий «реального мира». Люди тянутся к онлайн-социальности, чтобы обмениваться информацией и идеями, получить социальную поддержку, обрести дружбу. Но одинакова ли природа этих социальностей, существует ли тождество реакций, например, на мозговом уровне? Вдруг различие между сетями онлайн и оффлайн велико настолько, что в навигации по этим средам участвуют совершенно разные когнитивные области?

Как онлайн-среда влияет на наши базовые социальные структуры?

Исследования показали, что участие в социальных сетях соотносится с определенными характеристиками мозга, которые не играют столь важной роли и в «реальных» социальных условиях. Так, интернет-сети поощряют к поддержанию многих слабых социальных связей, предполагающему распознавание тысячи связок «лицо-имя», что может способствовать более высокому развитию ассоциативной памяти, чем обычно требуется в оффлайн-условиях (реальные сети состоят из меньшего количества, но более знакомых людей).

В то же время прослеживается и соответствие организации онлайн- и оффлайн-сетей. Одной из ключевых характеристик социальных сетей является количество «друзей». Если трактовать понятие «дружбы» широко, оно будет означать поддерживание контакта. В реальных социальных сетях можно выделить два стабильных момента: а) средний человек имеет около 150 постоянных контактов (от человека к человеку этот показатель может сильно варьироваться) и б) сеть контактов состоит из пяти иерархических слоев, характеризующихся степенью близости отношений. Распределение по этим слоям будет следующим (с учетом накопления – т.е. каждый следующий слой включает и предыдущие) – 1,5: 5:15:50:150. То есть объём коммуникаций при переходе к более внешнему контуру возрастает в три раза. Модели подобной организации отношений обнаруживаются в различных регионах и в самые разные эпохи, начиная с сообществ охотников и собирателей, включая традиционные деревенские общины, армии, летние лагеря и персональные связи представителей современной цивилизации. Везде можно обнаружить 150 контактов и пять уровней близости.

Можно было бы ожидать, что интернет-сообщества, обеспечивающие легкость коммуникации и беспрецедентный охват, сломают эту модель. Однако последние исследования показывают, что в интернет-сетях среднее количество «друзей» стремится к 150, можно увидеть и пять уровней иерархии отношений.   

Таким образом, можно предположить, что социальные связи в онлайн‐ и в оффлайн-мире обрабатываются одинаково. Несмотря на возможности технологии, сохраняются определенные когнитивные ограничения. Например, мы не можем взаимодействовать более, чем с тремя людьми одновременно, – это справедливо для онлайн-мира так же, как и оффлайн, хотя мы пытаемся это делать и там, и там. 

Кроме когнитивных, существуют и социальные ограничения, имеющие силу и в виртуальной реальности. В частности, очевидно, что развитие отношений требует времени, а оно ограничено, вне зависимости от того, в какой среде мы коммуницируем. Темпы развития отношений также не зависят от того, какая это среда. И т.д.  

Социальные когнитивные реакции на социальный мир онлайн

Учитывая сказанное выше, отношение между онлайн- и реальной социальностью может быть определено как «новое игровое поле для той же игры». Тем не менее, взаимодействие через интернет по-своему трансформирует «старую игру» так, что в ней возникают новые правила. Например, в реальном мире в большинстве случаев люди не спешат открыто оценивать других людей; то, как нас воспринимают те, с кем мы общаемся, остаётся неоднозначным и оставляет место для различных интерпретаций. В социальных сетях успех или неудача определяются сразу, есть измеримые показатели в виде числа «друзей» (которое может не только расти, но и сокращаться), лайков на публикациях и т.д.

Всё больше доказательств того, что отзывы в интернете могут быть причиной низкой самооценки, каковая способна усилить психологический дискомфорт, особенно у молодых людей, чьё социально-экономическое положение и так оставляет желать лучшего. Запугивание и другие формы виртуальной депривации становятся факторами, способствующими развитию повышенной тревожности и депрессии, провоцирующими социальную изоляцию и отчуждение уже оффлайн.

Также социальные сети подталкивают людей к сравнению себя с другими. Интернет предъявляет образцы успешного онлайн-поведения, которые могут быть не вполне честными. Демонстрируется ведь только лучшее, при этом зачастую используются различные цифровые манипуляции, такие, как, например, обработка фотографий с целью улучшить свой внешний вид, подбавив привлекательности. В обычной жизни мы тоже сравниваем себя с другими, но не так часто. Социальные сети, таким образом, формируют у своих пользователей завышенные требования к самим себе, которые оказываются нереалистичными, и неспособность им следовать становится причиной личного кризиса. Последствия могут быть достаточно серьёзными. Одним из исследований установлено, что среди тех молодых людей, кто тратит на смартфон более 5 часов в день, риск попытки суицида выше на 66% по сравнению с теми, кто тратит 1 час в день. Особенно уязвимы девушки. 

Заключение

Прошло менее 30 лет с тех пор, как интернет стал общедоступным, и долгосрочные последствия этого нового фактора нашей жизни пока неясны. Изучая, как виртуальная среда влияет на человека, важно соотносить это влияние с тем, в какой период жизни оно оказывается. Например, дети и подростки часто сталкиваются с негативным воздействием. Интернет развивает у них рассеянность внимания. Наблюдение за детьми в течение 3-х лет позволило установить, что более частое использование интернета снижает вербальный интеллект (то есть способность воспринимать информацию в словесной форме и формулировать мысли), это проявляется и на уровне мозговых структур (вплоть до уменьшения объема серого вещества).

С другой стороны, обратное влияние интернета можно наблюдать у пожилых людей, испытывающих когнитивное снижение, для которых онлайн-среда становится новым источником положительной когнитивной стимуляции.

Примерно то же самое можно сказать и о социальных аспектах онлайн-мира. В то время как молодёжь испытывает последствия негативного давления социальных сетей, пожилые люди могут использовать социальные медиа для избавления от одиночества и продолжать пользоваться разнообразными физическими, умственными и нейрокогнитивными преимуществами, связанными с социальным взаимодействием. 

Так или иначе, массовый эксперимент по широкому использованию интернета в масштабе планеты продолжается. Эта, всё ещё ранняя, фаза внедрения интернета в нашу цивилизацию является решающей. От того, как глубоко мы сможем понять механизмы влияния возникшего онлайн-мира на когнитивные и социальные процессы, зависит, какими возможностями мы будем располагать, чтобы максимизировать выгоды использования этого нового инструмента, минимизируя при этом потенциально неблагоприятные последствия.

 

 Реферат статьи:

Joseph Firth,  John Torous,  Brendon Stubbs,  Josh A. Firth,  Genevieve Z. Steiner,  Lee Smith,  Mario Alvarez‐Jimenez,  John Gleeson,  Davy Vancampfort,  Christopher J. Armitage,  Jerome Sarris

 The “online brain”: how the Internet may be changing our cognition//Word Psychiatry Volume18, Issue2 June 2019 Pages 119-129


Наверх
 

Вы можете добавить комментарий к данному материалу, если зарегистрируетесь. Если Вы уже регистрировались на нашем сайте, пожалуйста, авторизуйтесь.


Поиск

Знаки времени

Последние новости


2010 © Культуролог
Все права защищены
Goon Каталог сайтов Образовательное учреждение