ВХОД ДЛЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ

Поиск

Подпишитесь на обновления

Yandex RSS RSS 2.0

Авторизация

Зарегистрируйтесь, чтобы получать рассылку с новыми публикациями и иметь возможность оставлять комментарии к статьям.






Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация

Опрос

Сравниваем нынешнее российское образование с советским

Сайт Культуролог - культура, символы, смыслы

Вы находитесь на сайте Культуролог, посвященном культуре вообще и современной культуре в частности.


Культуролог предназначен для тех, кому интересны:

теория культуры;
философия культуры;
культурология;
смыслы окружающей нас
реальности.

Культуролог в ЖЖ
 
facebook.jpgКультуролог в Facebook

 
защита от НЛП, контроль безопасности текстов

   Это важно!

Завтра мы будем жить в той культуре, которая создаётся сегодня.

Хотите жить в культуре традиционных ценностей? Поддержите наш сайт, защищающий эту культуру.

Наш счет
Яндекс.Деньги 41001508409863


Если у Вас есть счет Яндекс.Деньги,  просто нажмите на кнопку внизу страницы.

Перечисление на счёт также можно сделать с любого платежного терминала.

Сохранятся ли традиционные ценности, зависит от той позиции, которую займёт каждый из нас.  

 

Православная литература
Главная >> Слово (язык и литература) >> Гримасы современности >> Тенденции развития русского языка в условиях интернет-коммуникации

Тенденции развития русского языка в условиях интернет-коммуникации

Печать
Автор Дубина Л.В.   

Статья посвящена исследованию влияния современных средств коммуникации на развитие русского языка. Явления, наблюдаемые в речи пользователей Интернета, рассматриваются в контексте двух противоположных и взаимосвязанных тенденций – к формализации и деформализации общения.  

Среди факторов, определяющих развитие языка, не последнее место занимает техника коммуникации. Когда-то появление письма привело к возникновению письменной формы речи, которая значительно отличалась от устной прежде всего тем, что позволяла освободить процесс восприятия от временных ограничений, а следовательно, давала возможность использовать более сложные синтаксические и семантические структуры. В настоящее время мы имеем возможность наблюдать изменения, вероятно, не менее революционные. Эти изменения связаны с появлением и широким распространением Интернета, роль которого в жизни общества постоянно растет.

Одним из наиболее заметных последствий этой революции стало стирание границ между устной и письменной речью, что позволило многим исследователям (М. Кронгауз, В. М. Лейчик, О. В. Лутовинова и др.) говорить о новой форме коммуникации – устно-письменной, когда письменное высказывание создается и функционирует по законам, характерным, скорее, для разговорной речи.

Изменения в речевой практике происходят столь стремительно, что их фиксация и изучение неизбежно запаздывают (как было с описанными Г. Гасановым эрративами), поэтому представляется необходимым взглянуть на ситуацию в целом, наметив основные направления развития языка в новых коммуникативных условиях.

Специфика Интернета как канала коммуникации определяется прежде всего его техническими возможностями и ограничениями.

С технической точки зрения Интернет – это электронные средства хранения, обработки и передачи информации, объединенные в единую сеть. Электронный формат позволяет производить почти мгновенный обмен данными независимо от географического положения участников коммуникации. Сохранение информации в узлах сети с возможностью широкого доступа к ней обеспечивает единство и связность информационного пространства.

Не менее важно и то, что конечные пользователи Интернета имеют потенциально равную возможность действия в этом пространстве. Каждый участник коммуникации может создавать, использовать и оценивать новый контент, а также менять роли в процессе общения. Демократичность и интерактивность как базовые принципы Интернета проявляются во всех его функциональных разновидностях.

Можно выделить три основные функции Интернета, различные по характеру коммуникативного взаимодействия. Функция «банка информации» – накопление и хранение информации, а также обеспечение доступа к ней – выполняется сетевыми библиотеками, поисковыми системами, электронными словарями, информационными ресурсами энциклопедического характера и т. д. Коммуникация здесь проявляется в предоставлении информации, с одной стороны, и обращении к ней – с другой. Наблюдается некоторая градация по уровню интерактивности от «классических» библиотек, представляющих собой просто собрание текстов, аудио- и видеозаписей, до коллективных энциклопедий, позволяющих пользователям участвовать в создании и редактировании информационных статей («Википедия»).

Функция средства массовой информации – распространение новостей, аналитическое осмысление событий, социальное воздействие, реклама – осуществляется новостными сайтами, электронными вариантами печатных изданий, личными журналами (блогами) и т. д. Язык официальных электронных СМИ незначительно отличается от языка печатных изданий. Блоги более неформальны с точки зрения языка и более синтетичны по содержанию. Здесь информация о событии, анализ, субъективная реакция автора представлены нераздельно. Впрочем, функция СМИ для блога – только одна из возможных.

Функция коммуникативной площадки – предоставление возможности свободно разговаривать, высказывать частное мнение по любым вопросам, дискутировать, устанавливать отношения и т. д. Эту функцию выполняют социальные сети («Одноклассники», «В контакте», Facebook и др.), чаты, форумы, область комментариев в блогах и новостных сайтах.

Эти функции, разумеется, не исключают друг друга. Скорее, наоборот, развитие внутренней структуры Интернета идет от узкофункциональных к универсальным формам взаимодействия.

Традиционные формы коммуникации предоставляли довольно жесткий выбор из двух моделей общения: конкретный адресант и конкретный адресат (адресаты) (межличностная коммуникация) либо конкретный адресант и массовый анонимный адресат (массовая коммуникация). Но в Интернете разрушается и эта оппозиция. Комментарий в блоге или запись на форуме является одновременно и ответом на конкретное высказывание, и текстом, обращенным ко всем участникам коммуникации, причем второе зачастую оказывается важнее первого. В то же время физическая не- представленность участников интернет-коммуникации приводит к тому, что даже при общении в узком кругу сохраняется элемент анонимности.

По мере развития возможностей Интернета его коммуникативное пространство также развивается и усложняется, включая все более серьезные сферы общественной деятельности. Образование, политика, бизнес, творчество находят себе место в виртуальном мире, усложняя его структуру и языковой фон. Например, совершенно особую форму коммуникативного взаимодействия представляют литературные сайты и форумы («Самиздат», «Литостровок», «В вихрях времен» и др.), где художественные произведения обсуждаются читателями в процессе создания, а иногда и создаются коллективно.

Ограничения интернет-коммуникации связаны с преимущественно визуальным способом представления информации и с отсутствием непосредственного контакта между адресантом и адресатом. Основной способ общения в Интернете – письменный текст, что объясняется не только особенностями канала коммуникации (современные мультимедийные технологии позволяют общаться и в голосовом режиме), но и бóльшим удобством обработки и использования текстовых данных (по- иск по тексту, индексация, цитирование). С развитием компьютерных технологий возрастает роль графики, аудио- и видеовставок, но они лишь усложняют текстовый формат, а не заменяют его. Как отмечает А. В. Курьянович: «Все составляющие поведения человека в Сети вольно или невольно приобретают вербальное измерение. Коммуникация в форме письменного текста получает в Интернете онтологический статус, становится основой существования» [1, с. 48].

Дурис Учитель письма античная ваза

Вазописец Дурис, изображение на краснофигурной вазе, V в. до Р.Х.,
Античное собрание (Берлин)

Письменный текст требует больших временных затрат, чем устное высказывание, поэтому в тех случаях, когда темп общения имеет значение, появляются разного рода сокращения как на лексическом, так и на синтаксическом уровне. Интонационное выделение оказывается недоступным, как и невербальные средства общения, что приводит к появлению различных «заменителей».

Таким образом, на функционирование языка в Интернете влияет ряд факторов: демократизация общения, разнообразие целей и задач коммуникации, необходимость приспособить письменную форму речи к условиям интерактивного общения, необходимость в новых средствах выразительности, возможность использования гиперссылок и мультимедийных вставок.

Результат действия этих факторов тоже весьма различен. С одной стороны, отмечается сдвиг норм письменной речи, который многими воспринимается негативно, как свидетельство «порчи» и деградации языка. Действительно, соблюдение правил орфографии и пунктуации в Интернете перестало быть обязательным требованием, хотя полный отказ от правил такая же редкость, как и педантичное их соблюдение. Широко употребляются синтаксические структуры, характерные для разговорной речи (неполные контекстуальные предложения, парцелляция и т. д.), разговорные (в том числе просторечные) слова и формы слов.

С другой стороны, исследователи отмечают и явления, связанные с усложнением языка, позволяющие говорить о наличии тенденции к интеллектуализации современной культуры. Н. К. Рябцева выделяет такие проявления этой культуры, как широкое использование терминов вне научного стиля речи, использование иноязычной лексики и лексико-грамматических моделей иноязычной речи, аллюзивность и прецедентность, словотворчество. «Все соответствующие “инновационные” явления усложняют восприятие информации, делают его многоступенчатым и опосредованным, требуют специальных интеллектуальных усилий и дополнительных знаний и т. п., т. е. в целом делают коммуникацию более содержательной, насыщенной и интеллектуальной, а также психологически более непринужденной, неформальной и многослойной» [2, с. 113].

Следовательно, размывание границ жанров и стилей, требование непринужденности и неформальности общения приводят не только к потере тех или иных возможностей языка, но и к появлению новых. Если же взглянуть на ситуацию в целом, то становится ясно, что это не две противоположные тенденции, но две стороны одного целого. Проникновение средств разговорной речи в язык публицистики и науки воспринимается как вульгаризация, тогда как использование средств, традиционно бывших привилегией высоких стилей, в разговорной речи создает впечатление интеллектуализации.

Не менее интересно взглянуть на трансформацию языка и речи в Интернете с точки зрения ее произвольности или непроизвольности. Так, с одной стороны, мы имеем обыкновенные ошибки и опечатки, с другой стороны, сознательные игры с графическим обликом слова: эрративы, использование больших букв, «растягивание» слов и т. д. То же можно наблюдать и в области «усложненных» форм: многоступенчатый смысл сообщения может создаваться намеренно или возникать естественным путем за счет вложенного цитирования, возможность которого предоставляют многие сетевые площадки.

Непроизвольные нарушения орфографических и стилевых норм являются закономерным следствием развития в пространстве Интернета сферы неформального общения. В свободном общении строгое соблюдение норм языка не только не обязательно, но и почти столь же предосудительно, как их нарушение в общении формальном, официальном. Человек, произносящий в бытовой обстановке здравствуйте вместо здрасте, сегодня вместо седня, использующий в разговорной речи фразы с полной структурой, будет воспринят как несвободно владеющий языком или как высокомерный, неприятный собеседник. При перенесении правил неформальной коммуникации в Интернет, где общаться приходится при помощи букв, а не звуков, это приводит к уже упоминавшемуся разрушению письменной нормы. Норма утрачивает социально-регулятивную функцию, перестает быть мерилом «хорошего» и «плохого» языка, но не исчезает совсем. Причина в том, что языковая норма выполняет не только социальную, но и коммуникативную функцию, обеспечивая взаимопонимание и, следовательно, успешность общения. И эта функция теперь снова становится главной. Вместо единого источника нормы – экспертного сообщества авторитетных пользователей языка (ученых, политиков, деятелей культуры) – возникает множество точечных источников, множество частных норм, устанавливаемых в рамках интернет-сообщества по желанию его организаторов или участников.

 Сознательные трансформации языка можно разделить на индивидуальные, которые отражают творческое проявление языковой личности участника интернет-коммуникации (далеко не всегда оцениваемое положительно), и институциональные, которые представляют собой вариант частной нормы. При этом одно легко может переходить в другое, что можно наблюдать на примере блогов «Живого журнала». Как, например, оценить использование в журнале дореформенной орфографии (см.: [3])? Это, безусловно, способ самопрезентации, но в то же время и способ социального регулирования, призванный ограничить доступ к блогу для тех, кому эта норма покажется слишком сложной.

Частная норма может основываться не только на «высокой» традиции, но и на противопоставлении ей. Так, например, на сайте udaff.com использование мата и эрративной лексики является не только допустимым, но и обязательным. Предупреждающая надпись гласит: «Этот ресурс создан для настоящих падонков». Таким образом отказ от общей нормы оказывается формализован и возведен в правило. Подобные явления достаточно редки, в основном частная норма апеллирует к всеобщей, поэтому опасения, что Интернет фатальным образом повлияет на грамотность школьников, вряд ли основательны. Напротив, за последние несколько лет можно наблюдать рост грамотности в Интернете. Однако появление подобных частных норм может свидетельствовать об активизации дифференциальных процессов в языке, что потен- циально может привести к появлению новых «сетевых» диалектов.

Итак, если абстрагироваться от оценочного подхода к тем или иным явлениям в Интернете, можно увидеть, что развитие языка в этой новой для него среде происходит под влиянием двух противоположных тенденций – тенденции к деформализации, т. е. отказу от единых и обязательных норм письменной речи, и тенденции к формализации, т. е. появлению новых норм, которые предполагают добровольность, сознательность и альтернативность. Остановить действие этих тенденций можно только путем наложения строгих ограничений на саму интернет-коммуникацию.

Могут ли те или иные явления, наблюдаемые в языке Интернета, рассматриваться как доказательство появления новой формы национального языка и могут ли они оказать влияние на русский язык в целом? Как указывает В. М. Лейчик, существует две точки зрения на эту проблему. «Многие зарубежные специалисты говорят о формировании нового – кибернетического языка (киберязыка), который является результатом широкой интеграции между «общеупотребительным» языком и языком компьютерных технологий. Согласно второй точке зрения, новый язык не создается, а имеет место специфическое функционирование языка в компьютере с использованием отдельных, пусть и многочисленных слов, морфем (суффиксов, приставок), аббревиатур, необычной графики, а также специально созданных знаков вроде “смайлов” (эмотиконов), условно комбинируемых знаков препинания и т. п.» [3, с. 169].

Если говорить о русском языке, то более обоснованной кажется вторая точка зрения. Хотя можно говорить о существовании профессионального языка сферы компьютерных технологий, но в целом Интернет развивается не столько за счет создания новых сфер коммуникации, сколько за счет переноса основных форм социальной активности в виртуальную среду. Процессы глобализации, стирания языковых различий за счет общих условий общения и отсутствия границ тоже не заходят слишком далеко. Даже в области компьютерных терминов наблюдается стремление использовать перевод или создавать мотивированные неологизмы (неомотиваты): userinfo – личный профиль, reader – читалка, архиватор (дезархиватор) – распаковавший, френд – друг, постоянный читатель. Подобные явления позволяют предполагать, что глобализация интернет-языка достигла своего логического предела и теперь происходит медленное, но явно выраженное движение в обратном направлении – к выделению и оформлению национальных сегментов Интернета.

Что касается влияния Интернета на развитие языковой системы, так сказать, на ядро языка, то оно, безусловно, имеется, хотя разные уровни язы ка оказываются затронуты в разной степени.

В области фонетики и графики (а в Интернете фонетика может быть представлена только через графику) это влияние может проявиться весьма ограниченно, например в «озвучивании» интернет- трансформ, таких как «креатифф», «аффтар», «щазз» с акцентуацией искажения. Языковой системой такие формы могут быть приняты в лексикализованном виде как стилистически маркированные средства (наряду с литературным просторечием). Воздействие ошибочного написания на орфографию и пунктуацию языка вряд ли окажется значительным, и в этом смысле большую опасность представляют опечатки, которые могут появиться при переводе печатных текстов в электронную форму, чем сознательные искажения (эрративы). Явная преднамеренность и экспрессивная нагруженность эрративных написаний не позволяет воспринимать их как образец «по умолчанию», и уже сейчас ясно, что опасения по поводу этой игры с правилами орфографии были, по большей части, беспочвенны.

Больше всего изменений происходит в лексике. Появление новых слов и новых значений, изменение частотности сочетаемости и ассоциативных связей. Так, слово «аватар», прежде имевшее очень узкий смысл применительно к философии индуизма, теперь прочно приобрело новое значение «изображение человека, представляющее его в Сети» и широко используется в новом качестве. Подверглись переосмыслению слова «профиль», «комментарий», «дневник» и др. Впрочем для лексики подобные изменения, вызванные экстралингвистическими факторами, обычны. Сейчас мы наблюдаем «интернетизацию» лексики, так же как, например, в период войны происходила ее милитаризация (благодаря чему в русском языке прочно закрепились такие идиомы, как «фронт работ» или «лечь на амбразуру»). Такие лексические и семантические неологизмы проходят испытание временем, и те из них, которые это испытание пройдут, становятся частью языковой традиции.

Наименьшее внимание привлекают изменения в области грамматики, в особенности синтаксиса. А между тем здесь есть повод для беспокойства. Синтаксис русского языка очень различен для устной и письменной его формы. Синтаксические обороты письменной речи рассчитаны на неторопливое чтение, позволяющее отследить все грамматические связи, особенно это касается научного и официально-делового стилей речи. Интернет развивает привычку к быстрому «диагональному» чтению, в результате которого улавливается общий смысл, а усвоения синтаксической конструкции не происходит. Отсюда возросшее число ошибок на согласование, в том числе и в печатных текстах. Возможность процитировать реплику собеседника или использовать гиперссылку приводит к утрате конструкций с косвенной речью. Между тем, возникающие в Интернете формы компенсации (те же ссылки и цитаты, картинки и т. д.) невозможно перенести в традиционные формы письменной речи. В перспективе это может привести к упрощению синтаксической системы, вытеснению сложных конструкций в пассивный запас языка.

Происходят изменения в области стилевой дифференциации языка. В настоящее время явления стилевого синкретизма изучаются в основном с точки зрения теории дискурса. Но можно предполагать, что смешение стилей не ограничится рамками виртуального дискурса и может привести к трансформации функциональных стилей языка и появлению новых.

Таким образом, наблюдаемые тенденции развития языка заставляют задуматься, но не дают оснований для пессимизма. Русский язык в условиях интернет-коммуникации может приобрести новые формы и средства выражения или утратить часть старых, но он останется русским языком во всем богатстве его возможностей.

Статья публиковалась:  Вестник ТГПУ (TSPU Bulletin). 2013. 2 (130), с. 177-181

Список литературы

1. Курьянович А. В. Электронное письмо как функционально-стилевая разновидность эпистолярного жанра в пространстве современной коммуникации // Вестн. Томского гос. пед. ун-та (Tomsk State Pedagogical University Bulletin). 2008. Вып. 2 (76). С. 44–49.

2. Рябцева Н. К. Тенденция к интеллектуализации в современной культуре // Лингвофутуризм. Взгляд языка в будущее. М.: Индрик, 2011. С. 110–123.

3. Лейчик В.М. Люди и слова: как рождаются и живут слова в русском языке / отв. ред. Г. В. Степанов. 2-е изд-е, испр. и доп. М.: Либроком, 2009.


07.10.2017 г.

Наверх
 

Вы можете добавить комментарий к данному материалу, если зарегистрируетесь. Если Вы уже регистрировались на нашем сайте, пожалуйста, авторизуйтесь.


Знаки времени

Последние новости


2010 © Культуролог
Все права защищены
Goon Каталог сайтов Образовательное учреждение