ВХОД ДЛЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ

Поиск по сайту

Подпишитесь на обновления

Yandex RSS RSS 2.0

Авторизация

Зарегистрируйтесь, чтобы получать рассылку с новыми публикациями и иметь возможность оставлять комментарии к статьям.






Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация

Опрос

Почему музеи и галереи больше ориентированы на contemporary art, а не на традиционную эстетику?

Сайт Культуролог - культура, символы, смыслы

Вы находитесь на сайте Культуролог, посвященном культуре вообще и современной культуре в частности.


Культуролог предназначен для тех, кому интересны:

теория культуры;
философия культуры;
культурология;
смыслы окружающей нас
реальности.

Культуролог в ЖЖ
 
facebook.jpgКультуролог в Facebook

 
защита от НЛП, контроль безопасности текстов

   Это важно!

Завтра мы будем жить в той культуре, которая создаётся сегодня.

Хотите жить в культуре традиционных ценностей? Поддержите наш сайт, защищающий эту культуру.

Наш счет
Яндекс.Деньги 41001508409863


Если у Вас есть счет Яндекс.Деньги,  просто нажмите на кнопку внизу страницы.

Перечисление на счёт также можно сделать с любого платежного терминала.

Сохранятся ли традиционные ценности, зависит от той позиции, которую займёт каждый из нас.  

 

Православная литература
Главная >> TERRA ECONOMICS >> Экономическая теория >> Деньги как социокультурный феномен

Деньги как социокультурный феномен

Печать
Автор Марк Шоскальне   

Автор анализирует работы наиболее известных социологов, отмечает необходимость дополнить экономический анализ денег социокультурным и выделяет основные социокультурные функции денег. 

Маринус ван Реймерсвале - Меняла и его жена, 1539

Введение  

Как объект познания деньги на протяжении длительного периода времени изучались в рамках экономических дисциплин, где они рассматривались как средство обмена, способствующее облегчению торговли. Однако со временем стало очевидным, что этого недостаточно и что их необходимо изучать в контексте монетарной экономики и общества в целом. В то же время выяснилось, что деньги остаются недостаточно исследованной социологической категорией. Современное изучение этого феномена в рамках социологии культуры предполагает анализ его места и роли в регулировании отношений между индивидами и группами в различных сферах общественной жизни. Такое рассмотрение позволяет выявить все возможные формы и закономерности функционирования денег в их зависимости от различных процессов социального взаимодействия их места в системе культурных, в первую очередь монетарных ценностей. Изучение денег в этом аспекте предполагает использование таких категорий, как монетарные: культура, отношение, установки, поведение, стереотипы.

Изучение денежных отношений как системообразующих в контексте монетарной культуры предполагает, что они выполняют не только экономические, но и социальнокультурные функции. Применительно к российскому обществу это стало особенно очевидным в течение последних 30 лет, когда его граждане столкнулись с рядом экономических, финансовых и социальных кризисов, что привело к изменениям их установок и ценностей. Поскольку монетаризация культуры не развивалась эволюционным путем, можно сказать, что в переходном российском обществе отношение к деньгам в определенной мере деформировало систему социальных отношений. Определение места денег в современной иерархии ценностей предполагает необходимость изучить, как особенности их функционирования рассматривались в работах наиболее заметных представителей социальных наук.

Концепция денег в социальной философии и социологии

Рассмотрением категории денег, истории их возникновении, сущности, форм занимались М.Вебер, Т.Веблен, Г. Зиммель, Я.Корнаи, К.Маркс, Р.Мертон, Т.Парсонс, З.Фрейд, П.Хеине, Ф.Хаиек. В работах М.Вебера, К.Маркса, Э.Дюркгейма, П. Сорокина были заложены теоретические основания анализа экономических явлений в социологии. Концепции Т.Парсонса и Р.Мертона позволяют изучать процесс функционирования денег в рамках структурного функционализма. Изучением экономической социализации и, в частности, факторов, влияющих на формирование монетарных установок и выбор модели монетарного поведения занимались В.Зеллизер, А. Мэтьюз, Дж.Ньюсон, А.Фенэм, Д.Фридман, Э.Фромм и др. Тема социальной ценности денег затрагивалась в работах С.Б. Абрамовой, А.В. Андреенковой, А.Г. Асмолова, П.Г. Бунича, Н.Н. Козловой, У. Колба, Н.И. Лапина, С.В. Мошкина, М. Рокича, В.Н. Руденко, А.А. Ручки, В.А. Ядова. Результаты анализа их работ свидетельствуют о том, что до сих пор недостаточно изучена роль денег в контексте социального взаимодействия, их системообразующая роль по отношению к социальным системам, а также влияние монетарной культуры на общественные отношения. В то же время из их рассуждений можно вывести важные исходные допущения, составившие основу для изучения этих тем:

деньги выполняют целый ряд социальных и культурных функций, не сводимых только к тем, которые приписывают им экономисты;

монетарные отношения, монетарные установки играют системообразующую роль в процессах экономической социализации, а также в системе актуальных ценностных представлений и поведении, в жизненном самоопределении.

специфика социологического подхода к изучению денег предполагает, что процессы функционирования денег изучаются в контексте социального взаимодействия;

деньги оказывают различное влияние и выполняют неодинаковые социальные функции в рамках разных областей социокультурного пространства. 

Из совокупности этих допущений следует, что деньги в рамках социологии рассматриваются как продукт социальных взаимодействий и коммуникаций, они встроены в контекст общественных отношений, выходящих за пределы только экономических.

Теоретические подходы к изучению денег как социального явления

При изучении денег обычно выделяется три основных аспекта: экономический, исторический и социологический.

В историческом аспекте рассматриваются вопросы, связанные с происхождением денег, а также с их эволюцией в проессе общественного развития. В экономическом аспекте деньги рассматриваются как средство, единственное предназначение которого – облегчить обменные операции. Однако для понимания роли денег в социокультурной жизни необходим социологический аспект изучения, позволяющий выявить функции денег в широком контексте социального взаимодействия. Специфика такого подхода состоит в рассмотрении денег как социального института, обусловливающего системы общественных отношений, которые объединяют и разделяют членов общества на социетально-институциональном и повседневном уровнях существования. 

В работах Т.Парсонса, М.Вебера и Э.Дюркгейма социальная сторона денег отдельно не рассматривалась, однако ими была разработана методологическая база социологического анализа экономических явлений.

Изучение денежных отношений в обществе как системообразующего фактора предполагает анализ их влияния на ценностные ориентации и поведение людей. В контексте социального взаимодействия кроме экономических функций деньги выполняют социокультурные: в рамках каждой системы, находящейся в установившемся состоянии, существует функциональный баланс, который в отношении денег достигается благодаря их интегрированности в совокупность ценностей, характерных для конкретного общества в определенный исторический период. Особенности такой интеграции, место денег в системе культурных ценностей определяют конкретно-историческую специфику монетарной культуры. Пока еще не изучена роль денег в дифференциации социальных отношений, их системообразующая роль по отношению к особенностям монетарной культуры, соответствующих ценностных ориентаций и поведения представителей различных социокультурных слоев и групп. Специфика социологического исследования заключается в определении роли денег в регулировании отношений между социальными группами и личностями в различных сферах общественной жизни.

Из анализа социологических работ, относящихся к теме, можно вывести общее определение: деньги – это искусственная производная социального взаимодействия (артефакт), которая исторически формировалась в процессе отчуждения; экономикосоциальный институт, реализующий социальные функции социализации и критерия сравнения и оценки места индивида, общности в социальной структуре; основное средство, позволяющее удовлетворять потребности и запросы людей в современном обществе.

С точки зрения экономики деньги являются прямым следствием торговых отношений, а поскольку известно, что торговля – одно из древнейших занятий человечества, там же берет свое начало и современная денежная система. Образно сказал о рождении денег историк Фернан Бродель: "Как только происходит обмен товарами, немедленно же раздается и лепет денег". В этом контексте деньгам принадлежит роль уникального товара, выполняющего функции средства обмена, платежа, измерения стоимости, накопления богатства. Благодаря им удается сохранять единую меру стоимости, необходимую при сравнении, обмене товаров. В современной экономике обращение денег считается непременным условием обращения практически всех видов товаров. 

Как утверждают историки, в примитивном обществе, когда рыночные отношения имели еще не устоявшийся характер, преобладал обмен на натуральной основе, одного товара на другой, или “взаимство”, без посредства денег. Их возникновение в той форме, которую мы знаем сегодня, было обусловлено развитием товарно-денежных отношений. Более удобные для обращения, чем используемые ранее слитки металлов, они в течение короткого периода получили широкое применение во всем мире.

Однако помимо экономической точки зрения на возникновение и суть денег существует социологическая трактовка их генезиса в контексте обмена, причем, не просто материальными объектами – товарами, но и субъективными оценками элементов окружения. Такой обмен порождает их интерсубъективную ценность – то, что ценно для одного человека, в результате коммуникации и взаимного согласия становится ценным и для другого, и для них вместе.

Ученые утверждают, что сам факт возникновения денег неразрывно связан с архетипами дара и жертвы, которые связываются с более общим понятием обмена. Историки и антропологи полагают, что в архаичных обществах обмен дарами был не экономическим феноменом, близким к торговле, а способом поддержания стабильных социальных связей. В своих работах Георг Зиммель любое социальное взаимодействие сводил к взаимообмену, считая, что общество существует только постольку, поскольку люди взаимодействуют, т.е. обмениваются информацией, эмоциями, обязательствами, вещами, услугами т.д. Чисто экономическим, создающим стоимостные отношения, процесс обмена делает феномен жертвы, т. е. обозначения ценности даяния. С. Московичи в своих исследованиях делает вывод, что экономика обмена – это, по существу, экономика жертвы, так как эффективность самой жертвы пропорциональна цене того, что приносится в жертву. Это блага, свободное время, готовность идти на риск и т.д. Чем жертва больше, тем большее значение имеет то, во имя чего она принесена, и тем настоятельнее требование возврата долга. Иными словами, все социально значимые поступки имеют в основе отчуждение от себя какой-либо ценности и одновременно требование ответного дар. Бескорыстное даяние при таком подходе рассматривается как необязательное, так как обратная связь не предполагается. Бескорыстный дар или жертва в такой логике практически невозможны, поскольку подразумевают обязательства, налагаемые на того, кому или во имя чего приносится жертва: добродетель может оплачиваться моральным удовлетворением, памятью, подвижничество – будущим спасением души и т.д. С этой точки зрения любое действие имеет цену и совершается в расчете на получение чего-то взамен, а такая система взаимодействий считается одной из основ общественных отношений. 

Говоря о феномене жертвы, следует отметить еще один аспект. Люди не просто дистанцируют, отчуждают от себя предметы, принося жертву богам, они переводят их в сверхрациональное измерение, к которому можно приобщиться. В рамках культуры тем отчетливее осознается необходимость соотнесения с высшим бытием, чем дальше ему удается отойти от повседневной обыденности. Однако дар вождя даже в архаичных обществах – это не просто эквивалентная заслугам плата за службу, но передача неисчислимых, сверх-рациональных сил, удачи, счастья.

М. Вебер в своих работах продемонстрировал, что глубинной основой в сознании протестанта, ведущего методичный бухгалтерский учет своих заслуг и поступков в процессе «торга» с Богом, является вера в спасение как божественный дар, не зависящий от личных добродетелей и заслуг. Таким образом, дар всегда имеет высший, смысл, который лежит за пределами рациональности и пробуждает в ответ такие же иррациональные социальные силы – мотивы, отношения и связи, выходящие за пределы ожидания адекватного обмена, ориентированные на сверхрациональные нравственные и духовные ценности. Самые глубокие основания общественной жизни составляют именно дары, которые не оплачиваются, начиная с даров природы, потребляемых в рамках цивилизации, и ничего при этом не отдающей взамен. Дар родительской любви, обеспечивающий продолжение человеческого рода и трансляцию социокультурного опыта, намного выше и значительнее, чем ожидание любви и заботы от детей в дальнейшем. Шедевры искусства создаются не в расчете на вознаграждение, а благодаря потребности таланта подарить людям красоту. Наука, образование питаются такими же бескорыстными дарами. Государство поддерживается приверженностью и самоотверженностью своих граждан. Особенно отчетливо это прослеживается на уровне современного менеджмента, где исследования давно доказали, что эффективность сотрудника не связана с его материальным вознаграждением, для достижения высоких результатов работодатель должен помочь ему реализовать себя, пробудить интерес, инициативу, способности. Йозеф Шумпетер рассматривал деятельность предпринимателя не как извлечение прибыли из обмена, а как деятельность, основанную на творчестве, открытии, азарте, инициативе, где результатом не обязательно является выигрыш.

Но даже учитывая то, что деньги – это универсальная форма связи и коммуникации, детерминирующая многие базовые особенности культуры и типы личности, все же не следует считать, что они полностью регулируют жизнь индивида и социальные связи в обществе. И хотя Ф. Тённис в своих работах утверждал, что общество есть «преходящая и иллюзорная» связь между людьми – оно является таким постольку, поскольку основывается на денежном обмене, – это вряд ли можно считать бесспорным. Поскольку эквивалент стоимости, заключенный в сути денег, отчуждает социокультурную суть вещей, именно то, что нельзя купить, и составляет неотчужденную социальную и культурную области совместного существования людей. Общность является продуктом связи людей, основанной на единстве их жизненного мира, судьбы и повседневной жизни, на живых непосредственных отношениях.

Социологические подходы к исследованию денег

Современные социологи все чаще сталкиваются с ограниченностью экономического детерминизма, где игнорируются место и роль денег в социальных и культурных системах. Отсюда всплеск интереса к классическим трудам в рамках экономической социологии и появление многочисленных эмпирических исследований социокультурных процессов и явлений, связанных с деньгами. Перед социологами стоит задача не только исследовать социальные функции денег и их роль в общественной жизни, но и рассмотреть социальные и культурные последствия развития денежных отношений. 

В настоящее время существует два подхода к изучению денег как социокультурного феномена. В рамках первого деньги анализируются как самодовлеющий экономический и рыночный феномен, оказывающий значительное воздействие на социальные связи. Второй подразумевает взгляд на деньги как на сугубо социальный феномен, возникший и определяющийся социальными связями и отношениями.

Пытаясь дать характеристику деньгам, представители разных общественных дисциплин пользуются различными подходами не только к их определению, но и к вопросам социальной и культурной ценности денег. Например, Дж. Коулман в работе «Основы социальной теории», анализируя социальный обмен, рассматривает деньги как безличный общий знаменатель отношений обмена. То же прослеживается и в работах Э. Гидденса «Последствия современности», Ю.Хабермаса «Теория коммуникативного действия». Экономисты в своих теориях в основном исходят из представления об унифицированности и обезличенности современных денег Так, Далтон пишет: «деньги, состоят главным образом из текущих счетов, являются безличными или анонимными». В то же время разнородность денег, разные типы социальных установок по отношению к ним подчеркиваются в работах западных социологов и социальных психологов. Фундаментальным трудом, характеризующим такой подход, можно считать работу В. Зелизер. 

Таким образом, в рамках современной социологии можно выделить тех, кто придерживается представления о деньгах как об обезличенном посреднике в отношениях рыночного обмена, с одной стороны, и тех, кто пытается раскрыть их многозначность – с другой. В рамках первого подхода деньги рассматриваются как часть товарно-денежных отношений через призму их функциональности, унифицированности и однородности. Второй подход характерен для исследователей, вводящих понятие «разнородность денег» и рассматривающих их как производную социокультурных отношений.

Деньги как часть товарно-денежных отношений

Эдуар-Жан Дамбурже - В молочной лавке, 1889

Эдуар-Жан Дамбурже "В молочной лавке", 1889

Возникновение понятия и объяснение природы денег как части товарно-денежных отношении происходило еще в рамках политэкономии 19 века. В первую очередь, это понятие определялось через экономические функции – средство обмена, мера и накопление стоимости, эталонная мера расчета, к которой приравнивается стоимость товаров, что позволяло осуществлять обмен ими.

Благодаря ликвидности (отчасти, конечно, ограниченной) Деньги позволяют сохранять и приумножать накопленную стоимость. Они рассматриваются в качестве своеобразной формы товара, выражающей стоимость других товаров. Исследование денег как составной части товарно-денежных отношений в контексте исторического развития позволило К. Марксу к перечисленным выше трем функциям (средство обмена, мера стоимости, накопление стоимости) добавить еще две – деньги как средство платежа и мировые деньги. В общем виде он определил их в качестве «всеобщей, установившейся как нечто самостоятельное, стоимости всех вещей. Именно поэтому они лишили весь мир – как человеческий мир, так и природу – их собственной стоимости». Именно в деньги как в наиболее абстрактную форму, происходит отчуждение труда, вещей и людей, деньги становятся выражением потребности и самоцелью для людей – «деньги – всеобщий эквивалент товаров».

К. Маркс частично проанализировал социальные функции денег, рассмотрев денежные отношения как социальное явление, как особый вид общественных отношений, которые могут преобразовываться в материальные отношения между вещами посредством так называемого "денежного фетишизма", что придает им форму отчуждения. В своих работах Маркс описывал деньги как то, что вторгается во все аспекты социальной жизни и приводит все к единой мере, сводя качество к количеству: «Как наивысший объективатор – “бог среди товаров” – деньги не только стирают всякие субъективные связи между предметами и индивидами, но и сводят личные взаимоотношения к “денежным отношениям”». 

Г. Зиммель анализировал то, как деньги, являющиеся неотъемлемой частью экономической жизни, становятся универсальным посредником в современной культуре, особой культурной формой. Деньги – формальный, т.е. максимально обобщенный посредник любых ценностных отношений в обществе, способ измерений ценностей – «целевое значение заключено не в нем самом, но в его переводе в другие ценности» . Оставаясь абсолютной формой экономических отношений, деньги, тем не менее, являются социальной и культурной ценностью. «Философия денег» Зиммеля – это работа не столько о самих деньгах, сколько о том, как деньги выражают сущность современной жизни. Поэтому Функциональный анализ сущности денег занимает центральное место в его работе.

Зиммель считал главной тенденцией современной жизни сведение качественных характеристик к количественным, что достигает своего наивысшего и абсолютно идеального воплощения в деньгах: качество денег выражается в их количестве, они могут заменить любую ценность. Иными словами, в современном хозяйстве они воплощают идеальное средство обмена как таковое, поскольку позволяют конвертировать в арифметически подсчитываемую систему любые различия между товарами. На деньги не налагаются субъективные ограничения; они индифферентны к причинам или отношениям человека, к его интересам и стремлениям; ликвидность и делимость их бесконечны. Деньги внутренне однородны, что позволяет производить обмен одной единицы на другую. В пределах рационального безличного рынка это нейтральный посредник, который выражает хозяйственные отношения между объектами в абстрактных количественных величинах, не вступая в сами эти отношения. Как считал Зиммель, сущность денег заключается именно в их универсальности. 

Отличие Зиммеля от Маркса заключается в том, что деньги для Зиммеля являются не только силой, которая обезличивает, но и той, которая освобождает: Деньги предоставляют индивидам свободный выбор в процессе хозяйственной деятельности и обмена. Деньги – не только чистая форма ценностного обмена, но и форма социальности, возникновение которой возможно, только если общество достаточно функционально и структурно дифференцированно. Тип денежной системы дает возможность судить о степени автономности отдельно взятых социальных и культурных институтов, их функциях и взаимосвязи, а соответственно, является опосредованным показателем степени свободы индивида от институтов церкви, общины и государства. Разорвав личные связи, характерные для традиционного общественного уклада, деньги обеспечили каждому индивиду свободу в выборе условий хозяйственного обмена. С помощью денег человек приобретает независимость от вещей – он может все приобрести или продать; от личностей – он может выбрать поставщика или наемного рабочего; от собственности – обладание деньгами никак не влияет на его бытие. Деньги, согласно Г.Зиммелю, играют роль величайшего средства достижения не только свободы, но и всеобщего равенства – в пользовании деньгами мы все равны, любой человек может деньгами обладать, а также тратить их по своему усмотрению. Однако, предоставляя эти преимущества, денежный мир медленно но верно начинает преобладать над личными ценностями человека, который становится объектом купли-продажи. 

Если следовать предложенному разделению на два подхода к определению денег, то позиция М. Вебера оказывается неоднозначной. С одной стороны, его рассуждения о монетаризации – увеличении доли покупаемых и продаваемых товаров и услуг, экспансии рынка, проникавшего во все социальные пространства – дополнялись определением денег как наиболее абстрактного и безличного элемента человеческой жизни . Рассматривая проблему с исторической точки зрения, Вебер утверждал, что самой древней функцией денег было их использование в качестве предоставленного властью платежного средства. Он подчеркивал это свойство потому, что в системе хозяйства возможны отношения или услуги между отдельными единицами, не подразумевающие обмен, но для которых все же оказываются необходимыми такие виды выплат, как дань, подарки вождю, приданое супругов, и т.д., которые совершаются принятыми в данном обществе платежными средствами. В первую очередь речь идет о том, чтобы «осуществлять возможность расчета, устанавливать общий знаменатель, к которому могут быть отнесены все блага... Только этим была дана первая предпосылка для рационального расчета в хозяйственной деятельности, стал мыслим торговый расчет».

В то же время, Вебер утверждал, что роль денег не ограничивается формальной универсальной мерой стоимости, из чего следует, что для более полного понимания этого явления нельзя рассматривать деньги исключительно в экономическом контексте. Он поводил различие между ситуациями, где они представляют собой меру обмена и где используются как способ установления и поддержания социального престижа. Деньги, по его словам, – «это такое средство уплаты, которое вместе с тем является и средством обмена в определенном кругу людей»3. Он попытался показать, как религия оказала решающее воздействие, независимое от экономических интересов, на рационализацию хозяйственной и социальной жизни. Таким образом, если Зиммель полагал, что современная культура, в том числе и сложившаяся система ценностей, может меняться под влиянием денег, то Вебер считал, что именно ценности общества определяют сложившиеся в нем отношение к деньгам. 

Позже тема денег встречается в работах Т. Парсонса. Называя деньги обобщенным символическим посредником социального взаимообмена (наряду с политической властью, влиянием и ценностными обязательствами), он, однако, ограничивает символизм самих денег только сферой экономики. В его представлении деньги – это обобщенный механизм, контролирующий размещение ресурсов, это одновременно и мера исчисления стоимости и средство обмена. Как мера стоимости деньги могут быть исчисляемым эквивалентом всех товаров и услуг, что дает возможность рационально использовать ресурсы. Как посредник в процессе обмена деньги можно рассматривать в качестве средства, либо в качестве вознаграждения. В первом случае они дают возможность распоряжаться еще более конкретными средствами, во втором – они становятся мерой ценности исполненного, а также средством передачи ценности . 

«Через процесс кредитования и инвестирования деньги могут быть одним из первостепенных инструментов повышения уровня производства, равно как и совершенствования обмена в системе разделения труда». Фундаментальное свойство денег – «их способность через механизм кредита повышать производительность экономии» .

В то же время Т. Парсонс рассматривает соотношение денег и свободы. Он выделяет четыре степени свободы, которые дают деньги тем, кто ими владеет: 

свобода в выборе того, что планируется приобрести; 

свобода в выборе продавца; 

свобода в выборе времени покупки; 

свобода в том, чтобы принять или отказаться от условий, связанных с покупкой.

Это означает, что деньги обретают свою ценность и значимость в процессе обмена, а не в их прямом материальном использовании. Н. Луман и Ю. Хабермас указывали, что сами по себе деньги не следует считать ценностью. Это не предмет, доступный для потребления, не товар, вещь или производственный фактор. Их символизм лишь инструментален и указывает на количественные характеристики того, что оценивается. В рамках социологии деньги рассматриваются как институционализированная совокупность форм и правил, посредством которых выражаются намерения, а также создаются и принимаются обязательства. В социальной системе им приписываются интегрирующие функции: денежные стандарты (т.е. значения денежной единицы) дают возможность сравнить разные товары, что способствует их справедливому и рациональному распределению между разными претендентами. С этой точки зрения деньги как социокультурный феномен уподобляются другим формам коммуникации, которые могут повысить степень рациональности и расширить диапазон видов деятельности в пределах социальных систем. Однако Ю. Хабермас, изучая процесс превращения социальных отношений в инструментальную рациональность, отмечал, что в современной монетарной культуре все меньше значения придается вещам и людям, все больше – деньгам; ценность вещам придают не их собственные свойства, а их денежный эквивалент, а людям – величина их богатства. Деньги, по его мнению, стали средством, при помощи которого экономическая сторона захватывает мир монотонной социальной жизни, систематически и необузданно подрывая “область действия, зависящую от социальной интеграции” .

Завершая анализ такого подхода к исследованию денег, обозначим основные тенденции. Во-первых, из работ названных авторов следует, что деньги постепенно становятся все более унифицированными. Денежные единицы становятся все малочисленнее. Уменьшается количество территорий, где действуют различные денежные формы. Это происходит в результате слияния разных региональных и национальных валют. Деньги свободнее конвертируются друг в друга, становясь все более универсальными и взаимозаменяемыми. Кроме того, они все менее обременяются функциями ритуального и социального контроля, демонстрируя возрастающую нейтральность по отношению к социальным различиям. Во-вторых, все это меняет социокультурную среду, делая ее все более однородной. Деньги превратились во внекачественную категорию и всеобщего уравнителя, заствляющего людей вести себя все более предсказуемо, универсального посредника и чистый символ самого обмена, в котором воплощена абстрактная покупательская способность, и абсолютно деперсонифицированную силу, которая способствует тому, что социальные отношения превращаются в просчитываемые инструментальные связи. Зиммель представляет деньги как «чистое взаимодействие в его наичистейшей форме». Деньги обращают мир в «огромную арифметическую проблему», а качественные различия вещей – в «систему цифр».

Наряду с законом или интеллектом деньги предстают перед нами как мощное средство рационализации уже не только хозяйственной, но и всей социальной жизни. Они устанавливают власть внешних форм фетиша над вещественным и духовным миром, превращая его в то, что можно посчитать.

Деньги как социокультурный институт и социальные отношения

Владимир Маковский - Крах банка, 1881

Владимир Маковский "Крах банка", 1881

Сравнительно недавно деньги стали рассматриваться в рамках современной социологии как социокультурный институт. Несмотря на тенденцию к универсализации и унификации появились новые денежные единицы, пронизанные не только социальными, в том числе властными отношениями, но и культурными смыслами. Деньги перестали рассматриваться в качестве нейтрального посредника в обмене товарами и услугами, как это представляется в классических экономических теориях. Внимание стало уделяться их культурным, символическим связям, порожденным их использованием в качестве формы богатства и основы власти. Их существование как таковых концептуализируется в соотношении с категориями свободы, счастья, добродетели, доверия. 

Йозеф Шумпетер первым обратился к концепции денег с попытками продемонстрировать не только их функциональное значение в экономическом контексте. Согласно его точке зрения, деньги превратились в «инструмент рациональной калькуляции прибыли и издержек», который используется уже не только в рамках экономической и хозяйственной сферы: «эта логика, метод или установка начинает распространяться дальше, подчиняя себе или рационализируя орудия труда человека и его представления, приемы врачевания, картину мироздания, взгляды на жизнь – рационализируя все, включая его идеалы красоты, справедливости и духовные запросы». Капиталистическое общество не только пришло к «утилитаризму и массовому разрушению высоких смыслов», но и породило сферу, отличную от экономической рациональной сферы, и деньги в этой сфере не лишены содержания в культурном плане . Предпосылкой такой позиции может служить разнообразие типов денег в традиционных обществах. Изучая историю денег в докапиталистическую эпоху, Вебер отмечал их разнородность в зависимости от целей использования, указывал на типы денег, которые могли использоваться только женщинами, только мужчинами, только представителямиопределенного сословия.

Сходную позицию занимаяет В. Зелизер. По его мнению «деньги, используемые для рациональных инструментальных актов обмена, не свободны от социальных ограничений… это лишь особый тип социально формируемых денег, который подвергается воздействию соответствующих сетей социальных отношений и своего собственного набора ценностей и норм» . Нельзя свести функции денег к совокупности только обменных операций, их следует вписать в контекст устойчивых взаимодействий в рамках социальных сетей. Иными словами, деньги не только отражают стоимость товаров, но и выражают социальные отношения.

В. Зелизер рассматривает модель денег, которая формируется под воздействием постоянно меняющегося разнообразия социальных связей и ценностей, превращая их в числа, но эти преобразуемые элементы в ответ трансформируют и сами деньги, наполняя их смыслом. В рамках этой концепции деньги характеризуются не универсальностью, но разнородностью, определяющейся многочисленностью и разнообразием социальных отношений. Автор полагает, что множественность денег обусловливается тремя процессами: выпуск различных денежных единиц; использование суррогатов денег и целевое распределение денег. Для каждого типа социального взаимодействия создаются разные деньги, и можно привести примеры, необъяснимые с точки зрения экономической рациональности, но очень точно интерпретируются в контексте социокультурного и смыслового пространства. В. Зелизер подчеркивает, что люди зачастую сами наделяют различные предметы значением денег. Например, когда в качестве сдачи предлагают взять какой-то мелкий товар, повсеместно распространены купоны, сертификаты, жетоны, чеки и т.д., в условиях пенитенциарной системы в качестве денег используются определенные товары – чай, сигареты. В повседневной практике люди разделяют денежные средства "на еду», «на ипотеку», «за квартиру», «чаевые» и так далее. Исследования показали, что совершенно по разному люди относятся к заработанным, выигранным или подаренным деньгам. Более того, в обществе формируются разделяемые представления о типах денег и их назначении. В этом смысле можно провести аналогию между деньгами и языком как социокультурным кодом: в разных ситуациях люди ведут себя и общаются по-разному, в зависимости от множества факторов.

В таком же ключе Дж. Ингхэм рассматривает деньги как социально сконструированную категорию, порождаемую социальными отношениями между денежными и другими экономическими агентствами. Она имеет не просто социальную и культурную значимость, но указывает на самостоятельные социальные отношения, существующие независимо от процесса производства и обмена предметами потребления. 

По мнению Н. Додда, чтобы разобраться в специфике денег как социальных отношений, нужно проанализировать сами отношения и объекты обмена. Деньги в данном случае служат мостом между транзакциями, осуществляемыми за счет развитых монетарных сетей, рассматриваемых в качестве социальных, которые выполняют функцию каналов распространения информации, накопления взаимных обязательств и социального капитала, а также формирования разделяемых установок по отношению к деньгам. А внешние социальные условия не только определяют внутренние, сущностные черты денег, но также дифференцируют их в качестве социального отношения. 

Дж. Смифин добавляет к этому необходимость рассматривать деньги как социальный институт, предполагающий набор своих требований и обязательств, отличающихся от бартерного обмена. Это кредит, социальное отношение, которое, в отличие от двустороннего бартерного обмена, является трехсторонним. Денежный обмен всегда включает третью сторону отношений – государство или администрацию, которые обладают законными полномочиями производить деньги. Таким образом, в современном мире деньги не подразумевают ничего большего, чем символ и значимое государственное или банковское обещание оплаты.

Ряд ученых во главе с К. Поланьи развивал концепцию денег, рассматривая их через призму универсальности, обратив внимание на аспекты, связанные с обращением денег в архаических общностях, уделяя внимание особенностям обращения товарного эквивалента в примитивных обществах и подробно рассматривая такие функции денег как средство обмена и платежа, как меру стоимости. Они выяснили, что у примитивных денег была строгая дифференциация по назначению, то есть каждый вид денег предназначался для определенного рода обменных операций. Современные же деньги – это скорее система символов наподобие языка и письма. Денежный мир обладает физической формой, но, несмотря на это, он символичен и обладает множественной сущностью. Аналогию между языком (когда слово рассматривается как лингвистический символ) и деньгами (символически генерализованное средство обмена) проводили Ю. Хабермас и Н. Луман.

Однако понятие неоднородности не должно ограничиваться только этими процессами, в анализ следует включать и многообразие социальных установок по отношению к деньгам. В определенном смысле «многомерность денег» и физическая множественность форм денежных единиц – бумажные купюры, монеты, облигации, акции, векселя и т.п., являются причиной формирования разнообразных социальных установок по отношению к деньгам, обусловливают различия в стратегиях финансового поведения. Это связано не только с тем, что люди производят разные денежные средства для разных типов социального взаимодействия, что было отмечено многими авторами, но и с различиями в социальных установках, обусловливающих финансовое поведениее.

Обобщая сказанное, следует подчеркнуть, что оба представленных подхода имеют право на существование. С одной стороны, деньги можно рассматривать как унифицированный и безличный элемент экономического обмена. В этом случае они нейтральны к социальным различиям и деперсонифицированы. С другой стороны, их можно анализировать как многогранный культурный феномен, изучать множественность форм их проявления и способов использования. При этом первый подход может служить лишь неким вектором анализа, поскольку абсолютной деперсонализации отношений, утери социальной значимости денег быть не может. Деньги нельзя изолировать от контекста социальной жизни, они укоренены в социальных отношениях. Согласно второму подходу они представляют собой социокультурное явление, социальный институт, регулирующий определенные формы символического социального взаимодействия. В качестве основной его социальной функции можно выделить интеграционную, направленную на поддержание социальных связей между индивидами, обеспечение целостности общества, становящегося более дифференцированным и атомизированным по мере разделения труда и экономического обмена. Однако деньги не только выполняют функцию поддержания стабильности экономической и социальной структуры общества. Они оказываются одним из значимых факторов, определяющих процесс социализации личности и влияющих на формирование характера, склонностей, иерархию ценностей личности, выбор профессии и целей в жизни. В современном обществе деньги включены во все виды социальных взаимодействий, а отношение к каждому человеку регулируется монетарными установками как его самого, так и его партнеров.

В то же время социокультурная функциональность денег не является универсальной и всеобщей: в некоторых сферах социального бытия они играют дисфункциональную и деструктивную роль, а их экспансия негативно влияет на социализацию. Поэтому проникновение денег в некоторые области социальной жизни в определенных случаях либо ограничивается и блокируется с помощью социокультурных механизмов, либо адаптируется к специфическим условиям социальности. Глобализированный мир стремительно меняется, а вслед за ним и содержание общественных отношений. Деньги в их активно развивающейся новой форме – электронной – могут привести к существенным сдвигам в сфере обмена, занятости, потребления, а также в системах ценностей и социальных взаимодействий.

Заключение

Социологический подход предполагает, что перед учеными стоит задача не только исследовать функции денег в общественной жизни, но и рассмотреть социальные и культурные последствия развития денежных отношений. Это следует из анализа работ М.Вебера, К.Маркса, Г.Зиммеля, Т.Парсонса, которые предложили исходные теоретикометодологические основания анализа экономических явлений в социологии.

Социологические исследования денег можно условно разделить на два направления. В рамках первого деньги рассматриваются как составной элемент системы товарно-денежных отношений. Акцент делается на функциональном характере денег в экономическом контексте, их однородности и унифицированности. Второй подход, родоначальником которого является Г.Зиммель, объединяет работы исследователей, рассматривающих деньги как производную социальных отношений. С этой точки зрения:

- деньги – не только чистые формы ценностного обмена, но и чистые формы социальности, появление которых возможно только при условии значительной функциональной и структурной дифференцированности общества (Г.Зиммель)

- деньги не только обезличивают людей в процессах обмена, но и освобождают их, обеспечивая тем, кто ими владеет, четыре степени свободы в выборе: того, что планируется приобрести; продавца; времени покупки; в решении принять или отказаться от условий, связанных с покупкой (Т. Парсонс).

- характер денежной системы указывает на степень автономности отдельных социальных и культурных институтов, их функциональной специализации и взаимосвязи, а соответственно, является косвенным признанием свободы индивида, его независимости от каждого из них – церкви, общины, государства (Г.Зиммель).

Из анализа литературы, посвященной социологическому изучению денег следует, что при рассмотрении их влияния на общественную жизнь можно выделить следующие концептуальные положения:

 

- классические основы понимания денег как социального феномена и социального института, ключевые аспекты их воздействия на жизнь общества и отдельного человека, которые заложили классики социологии: К.Маркс, Г.Зиммель, М.Вебер, Т.Парсонс. Маркс видел в деньгах исторически развивающуюся форму отчуждения человека от общества и самого себя. Зиммель рассматривал деньги как ''чистое взаимодеиствие'' и результат объективации его результатов, считая главным социокультурным аспектом их субъективную ценность. Вебер помещал деньги в один ряд с другими экономическими феноменами. Парсонс выделял инструментальную значимость денег как посредника в обменных отношениях с особыми символическими свойствами. Каждая из этих теорий сохраняет свою значимость и в настоящее время, поскольку, отражая особую грань влияния денег на социальное взаимодеиствие, составляет базу для современных исследований;

- деньги не просто воплощают в себе социальные отношения, они сформированы ими и в то же время дифференцируют их; функционирование денег не сводится к совокупности обменных операций, но предполагает формирование и поддержание устойчивого взаимодействия между людьми, социально-сетевых отношений (В. Зелизер, Н. Додд,):

- деньги служат посредником между транзакциями, осуществляемыми в различных ситуациях и временных рамках, определяют дистанции в социальных сетях, которые служат каналами распространения информации, накопления взаимных обязательств и социального капитала, формирования социальных установок по отношению к деньгам (Н. Додд,). При этом сущностные черты денег как социального отношения определяют внешние социальные условия (Дж. Смифин).

Попытка социологической интерпретации денег в контексте социального взаимодействия, определения их роли в этом процессе, систематизация взглядов социологов и экономистов, касающихся социальной сущности денег, позволили выделить основные социокультурные функции денег в процессе социокультурной дифференциации:

- опосредование общественных отношений; 

- опосредование целеполагания и мотиваций; 

- согласование интересов;

- установление и поддержание общественного стандарта обменных операций;  - влияние на перемещение прав собственности;  - использование в качестве инструмента власти.

Все эти функции позволяют выполнять деньгам основную роль в социальном взаимодействии – интеграции и воспроизведения самого процесса. 

__________ 
 

Литература 

 

Абрамова С.Б. Институт денег: социологические аспекты анализа // Большои  Урал – ХХI век: Сборник материалов Всероссии скои  научно-практическои  конференции, посвященнои  25-летию Уральских социологических чтении . Ч.4. Общество – образование – культура – молодежь. Вып. 4. – Екатеринбург: УГТУ-УПИ, 2001. –С. 60-62. 
Вебер М. Избранное. Образ общества. М.: Юрист, 1994. 
Зелизер В. Социальное значение денег: деньги на булавки, чеки, пособия по бедности и другие денежные единицы / Пер. с англ. А.В. Смирнова, М.С. Добряковои  под науч. ред. В.В. Радаева. М.: Дом интеллектуальнои  книги; Издательскии  дом ГУ–ВШЭ, 2004. 
Зиммель Г. Философия денег // Теория общества. Сборник / Пер. с нем., англ. под ред. А.Ф. Филиппова. М.: КАНОН-ПРЕСС-Ц, Кучково поле, 1999. 
Маркс К. Капитал. Критика политическои  экономии. Т. I. Кн. I. Процесс производства капитала. М.: Политиздат, 1988. 
Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 1. 
Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 46. 
Парсонс Т. О социальных системах / Под ред. В.Ф. Чесноковои , С.А. Белановского. М.: Академическии  проект, 2002. 
Парсонс Т. Система современных обществ / Пер. с англ. Л.А. Седова, А.Д. Ковалева. М.: Аспект Пресс, 1998. 
Поланьи К. Экономика как институционально оформленныи  процесс // Западная экономическая социология: Хрестоматия современнои  классики / Сост. и науч. ред. В.В. Радаев; пер. М.С. Добряковои  и др. М.: РОССПЭН, 2004. 
Хабермас Ю. Философский дискурс о модерне = Der philosophische Diskurs der Moderne / 
Пер. с нем. М. М. Беляева. – М.: Весь Мир, 2003. С. 327  
Хикс Дж. Стоимость и капитал. М.: Прогресс; Универс, 1993. 
Шумпетер Й. Капитализм, социализм и демократия. М.: Экономика, 1995. 

Публиковалось:  Труды Русской антропологической школы имени академика Вяч.Вс. Иванова. Вып. 15. РГГУ, 2018. 


  


27.08.2020 г.

Наверх
 

Вы можете добавить комментарий к данному материалу, если зарегистрируетесь. Если Вы уже регистрировались на нашем сайте, пожалуйста, авторизуйтесь.


Поиск

Знаки времени

Последние новости


2010 © Культуролог
Все права защищены
Goon Каталог сайтов Образовательное учреждение