ВХОД ДЛЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ

Поиск

Подпишитесь на обновления

Yandex RSS RSS 2.0

Авторизация

Зарегистрируйтесь, чтобы получать рассылку с новыми публикациями и иметь возможность оставлять комментарии к статьям.






Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация

Опрос

Сравниваем нынешнее российское образование с советским

Сайт Культуролог - культура, символы, смыслы

Вы находитесь на сайте Культуролог, посвященном культуре вообще и современной культуре в частности.


Культуролог предназначен для тех, кому интересны:

теория культуры;
философия культуры;
культурология;
смыслы окружающей нас
реальности.

Культуролог в ЖЖ
 
facebook.jpgКультуролог в Facebook

 
защита от НЛП, контроль безопасности текстов

   Это важно!

Завтра мы будем жить в той культуре, которая создаётся сегодня.

Хотите жить в культуре традиционных ценностей? Поддержите наш сайт, защищающий эту культуру.

Наш счет
Яндекс.Деньги 41001508409863


Если у Вас есть счет Яндекс.Деньги,  просто нажмите на кнопку внизу страницы.

Перечисление на счёт также можно сделать с любого платежного терминала.

Сохранятся ли традиционные ценности, зависит от той позиции, которую займёт каждый из нас.  

 

Православная литература
Главная >> Общество >> Прометеевская идеология

Прометеевская идеология

Печать
Автор Андрей Карпов   

В данной статье в сжатом виде излагаются основные характеристики идеологии, господствующей в общественном сознании Европы и потихонько подбирающей под себя весь мир.

Более развёрнутое описание представлено в Прометеевском проекте

Скачать файл с текстом книги Прометеевский проект

Скачать файл с текстом данной статьи

Тот, кто внимательно наблюдают за мировыми процессами, неизбежно приходит к выводу, что в мире реализуется некий глобальный проект. Центр, откуда идёт его распространение - это Запад. Проект включает в себя активное насаждение так называемых «общечеловеческих» ценностей, в числе которых - демократия и гуманизм. Демократия понимается как возможность человека формировать условия своей жизни, а гуманизм - как превращение человека в самоценность. На первый взгляд, и то и другое выглядит вполне приемлемо и даже - привлекательно. Однако конкретные формы, в которые выливается внедрение этих ценностей в национальные общественные сознания (в том числе с помощью финансового, политического и военного принуждения), заставляют подозревать, что здесь что-то не так.

Мы имеем дело с активной (пожалуй, самой активной на сегодняшней день) идеологией. Которая  агрессивно вытесняет конкурирующие идеологии из национальных культур и, таким образом, перерабатывает их в единую глобальную культуру. Адепты новой идеологии любят говорить о толерантности и поликультурном мире, вроде бы признавая право на существование для самых различных взглядов. Однако на поверку выходит, что иные взгляды не должны выходить за рамки этнографии. Своеобразие допустимо лишь на уровне бытовых стереотипов, там же, где дело касается критериев восприятия человека и общества, разномыслие исключается.

Таким образом, рассматриваемая нами идеология тоталитарна, но  тоталитаризм этот - нового типа, скрывающий свою сущность. Прикрываясь многообразием в мелочах, нам довольно жёстко навязывают унификацию в главном. На человека и общества мы должны смотреть глазами именно данной идеологии.

Что же это за идеология? До сих пор у неё нет устойчивого названия. Часто говорят «современная европейская» или «западная» идеология. Этим указывается на регион, откуда началось её продвижение, но подобное определение несодержательно. Есть популярная формулировка «либеральная идеология». Либерализм исходит из того, что права и свободы отдельного человека являются основополагающим принципом организации общества. Так понимаемый либерализм противопоставляется тоталитаризму. То есть утверждение о либеральном тоталитаризме - это своего рода оксюморон. Впрочем, в самой идее приоритетности свобод и прав человека действительно много позитивного. Но весь этот позитив рассеивается при последовательном проведении рассматриваемой нами идеологии в жизнь. Вплоть до нарушения базовых прав конкретного человека, если он по какой-то причине оказался у неё  на пути. Следовательно, вопрос о названии этой идеологии остаётся открытым.

Картина художника Эжена Делакруа Свобода, ведущая народ, иначе - Свобода на баррикадах

Эжен Делакруа, "Свобода, ведущая народ" ("Свобода на баррикадах"), 1830

Всё упирается в понятие свободы. Если свобода человека утверждается в системе каких-либо ценностей, то есть у неё есть определённые ограничения (неважно, выражены ли они в форме нормативов или идеалов), то такая свобода продуктивна. Она не разрушает, а укрепляет общество, не расслабляет, а мотивирует личность. Проблемы начинаются тогда, когда свобода становится единственной ценностью. Именно такая свобода насаждается новой идеологией. И для абсолютизации свободы ей нужно девальвировать все прочие ценности. Новая идеология неизбежно революционна, её вдохновляет восстание, бунт против традиционной системы ценностей, существующего порядка вещей, в чём бы он конкретно ни заключался.

Европейская культура располагает фигурой такого бунтаря. Это - Прометей.

В образе Прометея объединены две темы: антропоцентризм и бунт. Прометей неоднократно обманывает Зевса (в греческой системе - верховное божество) и делает это ради людей. За что Зевс наказывает и людей и Прометея. Прометей претерпевает страдания, но потом Зевс идёт на уступки и они примиряются.

Прометей - провидец. Его имя, собственно, это и означает -  «видящий вперёд». Он предвидел, что Зевс, в конце концов, пойдёт с ним на мировую. А с учётом этого фактора уже не так ясно - кто для кого пострадал: Прометей для людей или люди для Прометея. Итог перипетий Прометея для него благостен, а люди, согласно мифу, так и остались при всех болезнях и бедах, выпущенных из шкатулки Пандоры, посланной Зевсом в качестве наказания... Такой вот многоплановый персонаж, неслучайно Гесиод называет его многохитрым...

Однако фигура Прометея одно время была весьма популярна. Что только не называлось его именем. Если попробовать обобщить, где и для какой цели использовалось это имя, то мы увидим, что, прежде всего, оно было востребовано там, где речь шла о противостоянии со сложившимся порядком вещей: в борьбе против Бога у атеистов; в борьбе с косной природой у тех, кто верил во всемогущество разума; в борьбе с неугодными режимами у революционеров. Везде Прометей олицетворял брошенный вызов, бунт, борьбу, плюс к этому - веру в человека и утверждение его могущества.

Поэтому идеологию, заключающую в себе обе эти черты - превознесение человеческого над любыми критериями и направленность на разрушение традиционных структур - уместно назвать прометеевской.

Каковы же её основные черты?

Первое, что бросается в глаза: пропагандируется любовь к человеку. При этом человеческое должно восприниматься во всей своей полноте, во всех проявлениях. Допускается всё, любая самореализация человека  имеет право на существование. Главным в человеке становится свобода выбора «собственной жизненной траектории». Траектория оценивается не качественно (рационально), а эмоционально: жизнь должна быть яркой, полной, доставлять удовольствие. Единственное ограничение - свобода самореализации других людей. Твоя свобода должна не мешать свободе другого. В идеале: чем больше ты предоставляешь возможностей другому делать, что тому хочется, тем правильней ты себя ведёшь.

Баланс свобод достигается с помощью общественного договора. Общество - это площадка, где каждый договаривается ос всеми о пределах своей свободы. Естественно, что подобная договоренность - ситуативна, она зависит от исторических обстоятельств. Завтра придут другие «участники диалога», и надо будет договариваться заново. В этой системе нет ничего стабильного, вечного, «трансцендентного». Любые понятия должного (или недолжного) складываются исторически и могут быть пересмотрены.

Перспектива, к которой обращена прометеевская идеология, - это царство безграничной свободы. Человек, по её мнению, всемогущ. То, что он физически и исторически ограничен, - это кокон, который рано или поздно должен быть сброшен. Человек должен занять место Бога. Каким именно образом? Например, с помощью науки и техники. До недавнего времени научно-технический прогресс действительно показывал впечатляющие результаты, фундаментальные открытия следовали одно за другим, и им сопутствовало освоение принципиально новых технологий. Сегодня эта эпоха практически завершилась. Развитие фундаментального знания замедлилось. Техника больше не может иллюстрировать неуклонное движение человека к всемогуществу, необходимы другие аргументы. Например, оккультного толка. Раскрытие у человека новых способностей, переход его в новую эволюционную фазу. Теоретический базис под это готов давно (антропософия, теософия и т.п.). Какое-то время наблюдалось охлаждение к этой тематике, связанное  с успехом прикладной науки, теперь следует ждать ренессанса всяческой мистики. Что мы уже и имеем в массовой культуре.

Абсолютная свобода является и личным и социальным идеалом прометеевского сознания. Она выступает критерием оценки текущего состояния. Чем ближе ты к абсолютной свободе, тем больше ты реализован в своём всемогуществе. Эта оценка мотивирует людей к «гонке за свободой».

Публичное пространство становится ареной борьбы интересов. Имеет смысл заявлять о себе и бороться за свои права: с помощью этого ты повышаешь значимость собственной позиции при пересмотре общественного договора. Поскольку в прометеевской модели всё социальное возникает по соглашению, умело участвуя в публичной дискуссии, а ещё лучше - ведя её, можно получить больше преференций. Активное меньшинство всегда имеет возможность навязать свою позицию пассивному большинству.

Там, где есть победители, есть и проигравшие. Для прометеевского человека естественно воспринимать тех, кто не смог адекватно отразить свои интересы в общественном договоре, как неудачников. При последовательном применении прометеевской идеологии человек неизбежно приходит к социал-дарвинзму. Те, кто не умеют, за себя бороться, являются социальным балластом. Либо ты научишься отстаивать свои права,  либо история вытеснит тебя на обочину. Т.о., прометеевский человек в пределе - индивидуалист и эгоист.

Отношения между людьми с точки зрения прометеевского сознания  должны быть исключительно деловыми - это лишь соглашения для достижения общих целей, обеспечение взаимовыгодных действий. Например, брак - он должен заключаться по контракту, в котором оговариваются взаимоприемлемые условия. Предполагается, что человек вправе выйти из любых отношений, если они перестают его устраивать. Например, ребёнок может выйти из семьи (отказаться от родителей). Такие категории как Церковь, народ, страна - становятся лишь формальными институтами временного объединения людей. Для прометеевского человека центр смыслополагания - это он сам. Все внешние по отношению к нему смыслы - вторичны. Никакая деятельность, никакое сообщество не могут генерировать смыслы, ради которых стоит ущемить свои интересы и поступиться своим существом. Это касается и других людей. Никто не вправе предписывать (и даже советовать) прометеевскому человеку то, что ему надлежит делать. Для него нет подлинных авторитетов. В мире прометеевской идеологии любой авторитет существует лишь до тех пор, пока человек согласен с таким авторитетом. Как только мнения расходятся, авторитет объявляется ничтожным.

Подлинные взаимоотношения прометеевских людей описаны Гоббсом в виде войны «всех против всех». Но такая война исключала бы всякую возможность социальности, а вне общества люди пока ещё не в состоянии жить. Поэтому прометеевский человек признаёт необходимость добровольного подчинения закону - как воплощению общественного договора. Предполагается, что подчиняется он не людям, а функции. Люди, исполняющие закон, для него в меньшей степени должны быть людьми. Чем меньше в них будет человеческого, тем лучше... Люди не должны иметь власти как люди - этот принцип отрицает монархию и политическую аристократию. Власть может проявляться только в тех формах, на которые прометеевский человек дал санкцию через своё участие в общественном договоре. Поэтому прометеевский человек неизбежно  демократичен. Демократия для него - способ контроля внешней среды.

Прометеевский человек должен чувствовать себя выше любого института. Чем более слабым будет государство, тем ему будет комфортнее. Функции государства должны сводиться к недопущению войны «всех против всех»,  и ничего более. Национальное государство, нагруженное какими-то дополнительными историческими смыслами, для прометеевского человека слишком обременительно. Он предпочтёт общечеловеческие принципы регулирования национальным именно потому, что они более общие...

Прометеевский человек стремится к снижению своей управляемости. Он плохо поддаётся прямой мобилизации, хуже организуется. Рациональная способность у него ориентирована, прежде всего, на  критическое восприятие. Он приучен во всём сомневаться и везде видеть угрозу своим интересам. Рациональные аргументы для него недостаточно убедительны.

Эмоциональность прометеевского человека, напротив, раскрепощена. Уделяя повышенное внимание всему, что к нему относится, он придаёт большое значение своему эмоциональному состоянию.  То, что он переживает, образует для него наивысшую ценность. Поэтому прометеевский человек легко поддаётся массовому психозу и иррациональной мотивации. Прометеевские массы можно увлечь революционной стихией, когда она направлена на то, чтобы что-нибудь разрушить. К устойчивому же созиданию прометеевский человек не способен, поскольку это требует рационального самоограничения.

Прометеевское сознание не имеет целостного мировосприятия. У выработанной им картины мира  нет единого логического основания. Прометеевский человек склонен к клиповому мышлению, с непоследовательной сменой фрагментов. В одном фрагменте работает одна система аргументации, в другом - другая. Противоречия между ними человек не замечает, даже если ему на него указать. Для него нет императива принципиальной непротиворечивости. Мир - поликультурен. Декларируется отсутствие  единой или правильной системы ценностей. Ценности относительны и ситуационны. Единственная самодовлеющая, инвариантная ценность - это право на смену ценностей по личному усмотрению. Ценностная мобильность приветствуется, она означает, что человек развивается, творчески подходит к своей жизни. Системы ценностей воспринимаются как тормозящие развитие, ставящие ограничения и пределы. Провокация и нарушение стереотипов оцениваются как позитивные поведенческие модели. В пределе, само понятие ценности должно быть признано устаревшим и не соответствующим новой культурной реальности.

Таким образом, можно определить, что прометеевская идеология направлена против любой традиционной культуры, любой традиционной системы отношений, любой традиционной общности. Она направлена против всех форм, в которых до последнего времени было явлено существование человека. Иными словами, прометеевская идеология отменяет человека в том виде, в котором он существовал до сих пор.

Её задача - создать нового человека, через разрушение всех традиционных проявлений изменить самую суть человечества. В идеале - поставить на место человека некое постчеловеческое существо, которому будет соотвествовать совершенно иной, нечеловеческий (или - бесчеловечный) культурный и социальный мир.

Всем нам, поскольку мы ещё люди, в этом мире было бы неуютно. И в то же время мы потихоньку привыкаем в нём жить. Эта прометеевская социокультурная  среда возникает в виде отдельных элементов, и чем больше у нас прометеизировано сознание, тем меньше мешает нам эта инородная фрагментарность. Перестройка реальности идёт через перестройку нашего сознания.

Насколько эта прометеевская агрессия является управляемым процессом? Существует ли мировая закулиса, которая подобным образом изготовляет более удобное для себя человечество? И да, и нет. То есть закулиса, конечно, есть. Всегда есть непубличные центры влияния. Человечество с подавленной рациональностью и гипертрофированной эмоциональностью, состоящее не из общностей, а из самовлюблённых индивидуальностей, безусловно, удобно в управлении. Оно политически беззащитно, способности противостоять манипуляции у него нет. В экономическом плане такое человечество эластично: оно легко формирует необходимый спрос, меняет приоритеты, сначала покупает, а потом продаёт... Идеологически новые люди всеядны. Они готовы потреблять любой идеологический продукт, и это не приведёт ни к каким последствиям в их бытовом поведении.

Но сама закулиса не представляет собой единой эффективной организации. Там, где сосредотачивается власть, всегда находятся люди, желающие перераспределить её в свою пользу. Центры влияния неизбежно конкурируют между собой, вставляя палки в колёса противникам. Для них проще инициализировать прометеевские процессы, чем согласованно управлять ими.

К тому же  для того, чтобы эффективно управлять прометеевским воздействием на массы, сами манипуляторы должны оставаться прежними, «допрометеевскими» людьми. А это уже не совсем так. Как бы элита не пыталась отгородиться от «плебса», сегодня они всё же существуют в едином культурном пространстве, и процессы, происходящие в массах, захлёстывают всех. Дети людей элиты неизбежно получают свою порцию прометеевских установок. Наблюдаемое снижение качества политической элиты - как раз следствие прометеевского «заражения».

Получается, что процесс, будучи некогда запущен сознательно, теперь развивается автономно. Прометеевская идеология состоит из ряда базовых установок - «матриц». Человек, усвоив такую матрицу (для этого достаточно её воспринять и внутренне согласиться с нею), дальше мыслит и действует уже с учётом прометеевского влияния. Заражённый прометеевской идеологией человек воспринимает соответствующим образом окружающий мир. Более того, он способен самостоятельно генерировать новые идеи в «промеевском духе» и таким образом способствовать расширению зоны поражения «прометеизмом».

Прометеевская агрессия имеет многовековую историю, но только в последнее столетие она стала настолько зримой, что превратилась в самостоятельный объект научного интереса. Заговорили о «восстании масс», «дегуманизации искусства», «конце культуры». Видимо, в обществе накопилось достаточно людей с перестроенным прометеевским сознанием, чтобы произошла своего рода цепная реакция.

Всё прометеевское действует по принципу резонанса. В ком бы  и как бы оно ни проявилось, все эти проявления  будут поддерживать и усиливать друг друга.

Прометеевские явления нарастают в нашей культуре как снежный ком. Каждый, в меру своей заражённости, может создавать и способствовать распространению прометеевских матриц. Локализовать угрозу невозможно. Нам ещё только предстоит выработать эффективные методы борьбы с нею. То, что уже сейчас понятно: необходимо противостоять дальнейшей трансформации нашего сознания в прометеевском духе, пытаться сохранить то, что у нас ещё есть. Для этого постоянно проверять поступающую информацию на предмет её «заражённости», пока мы способны замечать её противоречие с нашим непрометеевским основанием.

.


17.03.2011 г.

Наверх
 

Знаки времени

Последние новости


2010 © Культуролог
Все права защищены
Goon Каталог сайтов Образовательное учреждение