ВХОД ДЛЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ

Поиск по сайту

Подпишитесь на обновления

Yandex RSS RSS 2.0

Авторизация

Зарегистрируйтесь, чтобы получать рассылку с новыми публикациями и иметь возможность оставлять комментарии к статьям.






Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация

Опрос

Основная цель идущей в России кампании по вакцинации

Сайт Культуролог - культура, символы, смыслы

Вы находитесь на сайте Культуролог, посвященном культуре вообще и современной культуре в частности.


Культуролог предназначен для тех, кому интересны:

теория культуры;
философия культуры;
культурология;
смыслы окружающей нас
реальности.

Культуролог в ЖЖ
 
facebook.jpgКультуролог в Facebook

 
защита от НЛП, контроль безопасности текстов

   Это важно!

Завтра мы будем жить в той культуре, которая создаётся сегодня.

Хотите жить в культуре традиционных ценностей? Поддержите наш сайт, защищающий эту культуру.

Наш счет
ЮMoney 
41001508409863


Если у Вас есть счет в системе ЮMoney,  просто нажмите на кнопку внизу страницы.

Перечисление на счёт также можно сделать с любого платежного терминала.

Сохранятся ли традиционные ценности, зависит от той позиции, которую займёт каждый из нас.  

 

Православная литература
Главная >> История >> Иосиф Волоцкий и книжная культура Московской Руси

Иосиф Волоцкий и книжная культура Московской Руси

Печать
АвторЯна Гринченко, Александр Данилов  

В статье анализируется роль игумена Волоколамского монастыря Иосифа Волоцкого – знаковой фигуры в истории русской книжности, создателя крупной рукописной библиотеки – в развитии книжной культуры Московской Руси.

Сайда Афонина - Преп. Иосиф Волоцкий, 1999

В настоящее время о необходимости развития книжной культуры и культуры чтения говорят как власти[1], так и представители научного сообщества. Эту проблему невозможно обойти вниманием при исследовании вопросов, посвященных языковой политике России[2], формировании гражданской позиции и патриотизма[3], нациестроительства[4]и, в целом, различным аспектам конструирования историко-культурной идентичности[5]. Важнейшим элементом данной идентичности на протяжении столетий выступала принадлежность к культуре слова.

Роль книжности в формировании русской культуры

Хорошо известно, что исторически русская культура – это именно культура слова. Первая строка Евангелия от Иоанна: «В начале было Слово» читалась в древних южнославянских переводах так: «Искони бе Слово», т.е. не просто в начале, а – искони. Это объясняет онтологическую природу слова как ценности, определяющей развитие самой культуры: «Все чрез Него начало быть»[6]. Именно из слова «родилось» русское пение и фольклор, музыка и архитектура. Так, в храмах слово читалось и пелось, в рукописных книгах оно украшалось узорочьем. Книжный язык в средневековой Руси прямо соотносился с традиционными социокультурными ценностями, поскольку он воспринимался как язык общения с Богом, язык культуры, как «икона православия». Например, считалось недопустимым переводить сакральный текст на разговорный язык, и обратно, переводить на книжный язык текст, предполагающий некнижные средства выражения. Отсюда следует, в свою очередь, принципиальная невозможность в этих условиях шуточного, пародийного использования книжного языка, чтения в заведомо несерьезных, игровых целях (поэтому русская литература вплоть до Нового времени не знала пародию как литературный жанр).

> Ни в одной стране мира с самого начала ее возникновения книжность не играла такой общественной роли, как у русских. В тяжелые периоды междоусобиц, политического разобщения и военного ослабления именно литература заменяла собой государство, обличала «неправду», призывала к единению. Чтение книг было ориентировано на поиск решения целого ряда вопросов – и об укреплении власти, и о создании справедливого общества[7]<, и о нравственном совершенствовании человека. Важно то, что книжное дело на Руси выполняло не только задачу просвещения, оно позволяло укреплять нравственное начало и формировать гражданскую позицию.

Иосиф Волоцкий как продолжатель русских книжных традиций

Одним из тех, кто способствовал расцвету книжной культуры на Руси, был Иосиф Волоцкий. Преподобный Иосиф относится к числу русских подвижников, дела которых не забываются в вековых перипетиях отечественной истории. Так же как Антоний Киево-Печерский и Кирилл Белозерский, Сергий Радонежский или Амвросий Оптинский, Иосиф бежал от суеты мира в поисках уединения для совершения трудного монашеского подвига. Но, так же как они, Волоцкий игумен стал для современников и потомков подлинным идеалом нравственности и жизни по евангельским заветам. Недаром в церковных песнопениях, посвященных преподобному, его именуют «Российской звездой», «милости подателем» и «рассуждения светильником»[8].

Иосиф Волоцкий не был политическим деятелем, но его труды привели к укреплению и возвышению Русского государства. В 1479 г. преподобный основал Успенский монастырь близ Волоколамска, известный ныне как Иосифо-Волоколамская обитель. За считанные десятилетия неустанные труды Иосифа Волоцкого и быстро растущей братии превратили монастырь в один из крупнейших на то время центров хозяйственной и социокультурной жизни средневековой Руси. Важно и то, что подобно другим обителям, Иосифо-Волоколамский монастырь стал нравственным ориентиром для современников. Обитель служила делу духовного единения народа вокруг ценностей православной веры. А духовное единение вело к единству социальному, политическому и культурному. Поскольку Церковь и общество были неразрывно связаны между собой, монастырь стал идеальной «малой моделью» построения жизни в миру на основе заповедей Евангелия. Важным элементом этой модели являлось «просвещение книжное».

Одной из важнейших задач монастыря была активная культурнопросветительская деятельность, в т.ч. собирание и переписывание книг. Поэтому одновременно с основанием обители стало формироваться ее «книгохранилище» библиотека. Согласно описям библиотечных собраний 1573 и 1591 гг., ее начало было положено самим преподобным, передавшим в обитель 11 рукописных книг<[9]. Как повествует житие игумена, еще будучи иноком, он пешком обошел девять монастырей для приобретения духовного опыта в исполнении строгих монашеских уставов[10]. Возможно, в это же время Иосиф ближе познакомился с традициями книгописания, бережно хранившимися в православных монастырях.

В обители преподобного Иосифа русская книжная традиция была сохранена и преумножена. Игумен сам заботился о покупке зарубежной бумаги и иных, необходимых для скриптория материалов, подбирал образцовые рукописи для копирования, участвовал в обучении мастеровпереписчиков и внимательно следил за процессом формирования книжного собрания монастыря. К середине XVI в. Волоколамская библиотека стала одной из лучших в стране. По описи, составленной в 1545 г., в библиотеке насчитывалось 755 рукописей, а по описи 1591 г. – уже около 2 тыс.[11] (к сожалению, большая их часть была утрачена уже к началу XIX в.). Для сравнения – в королевской библиотеке средневековой Франции, основанной Карлом V, находилось чуть более 1 тыс. рукописей. Самая большая европейская библиотека в Ватикане, на момент ее основания в 1475 г., располагала примерно 1,8 тыс. рукописными книгами[12].

Библиотека Иосифо-Волоцкого монастыря

Состав Волоколамской библиотеки подтверждает ее уникальность. Условно все монастырские рукописи можно разделить на несколько групп. Естественно, самую многочисленную группу составляли служебные рукописи, предназначенные для совершения богослужений и треб в обители. Это Евангелия, Апостол, уставные сборники, богородичники, канонники и т.д. Следующая, достаточно обширная группа представлена произведениями преподобного Иосифа и его последователей. Сюда входит знаменитый «Просветитель» Иосифа Волоцкого, окружные послания и сборники игумена Даниила, Дионисия Звенигородского, архиепископа Феодосия Новгородского, игумена Евфимия Туркова и др.

Арсений Андрюшин - Теряевский монастырь, август 2018

Арсений Андрюшин "Теряевский (Иосифо-Волоцкий) монастырь, август 2018"

В состав монастырской библиотеки входила повествовательная литература духовного и светского характера, причем именно светские рукописи представляют несомненный интерес для исследователей. Так, в обители переписывали и хранили различные «хронографы» и «летописцы», где приводили сведения о событиях русской истории; исторические «выписки» о Византии и европейских странах, даже об «Индийском царстве» и Александре Македонском. Рукописи монастыря отражали важные исторические вехи отечественной истории. Это венчание на царство Ивана Грозного – знаменитое «Поставление великих князей русских», «Сказание о князьях Владимирских», а также сведения о Стоглавом соборе, присоединении Казани, наказании еретиков, стихийных бедствиях и пр.

В библиотеке обители большой популярностью пользовались повествовательные сочинения, принадлежавшие перу «русского Златоуста» XII в. – святителю Кириллу Туровскому. Интересен тот факт, что именно в сборниках Иосифо-Волоколамского монастыря, содержащих сочинения Туровского, впервые была сделана попытка собрать в одну книгу не только нарративные, но и риторические произведения епископа: притчу, повесть, сказание и слова, т.е. все известные произведения этого автора. Нельзя не отметить и то, что традиция составления сборников сочинений Кирилла Туровского, по-видимому, так и не вышла за пределы Волоколамской обители.

Отдельную группу составляли четьи сборники, ставшие для Средневековья т.н. сборниками «энциклопедического типа». Это сборники, в состав которых включались самые разнообразные статьи, от отрывков из философско-богословских трактатов до заговоров от болезней и рецептов изготовления чернил. Четьи сборники не переписывали, а постепенно пополняли – по мере приобретения владельцем интересующих его произведений. При всем многообразии и многоплановости состава Волоцких четьих сборников в них можно выделить ряд тем, которые постоянно повторялись: 1) спорные вопросы догматики; 2) космография, астрономия, география, описания явлений природы и животного мира; 3) исторические сочинения в виде отрывков из больших произведений и краткого перечня важнейших событий всемирной и русской истории; 4) занимательное чтение – апокрифические сочинения и повествовательная литература; 5) статьи справочно-практического характера.

Интересно то, что волоколамская братия стремилась переписывать в свои четьи сборники только современные повести нравоучительноназидательного содержания, которые при этом нередко редактировались и перерабатывались. Характерной чертой волоколамских сборников было преобладание в них тем, связанных с задачей прославления монастыря. Прежде всего, это касается сочинений Иосифа Волоцкого и произведений, посвященных ему.

Среди иноков обители существовала традиция подчеркивания почитания своих наставников. Во владельческих записях на четьих сборниках часто помечалось, чьим учеником является владелец сборника. Например, «Съборник Ануфрея Исакова, Денисьева ученика Звенигородского»[13]. Почитание своих наставников выражалось не только таким формальным образом. Волоколамские иноки в подбираемые ими сборники включали не только произведения своих учителей, но и те сочинения, которые интересовали их наставников. Они создавали жизнеописания и некрологи, посвященные им. Причем новые произведения, попадавшие в сферу внимания кого-либо из волоколамского круга, потом достаточно долго находились в поле зрения жителей обители. Эти произведения переписывали из одного сборника в другой на протяжении десятилетий.

Помимо общего книгохранилища, в монастыре имелись личные келейные собрания. Отметим, что в конце XIV – начале XV вв. произошло активное развитие келейного чтения, что было связано с ростом монашества и возрождением традиций исихазма, а также со становлением монастырской культуры. Именно в это время произошла «индивидуализация религии» (скитничество, молчальничество, уединенная молитва), которая изменила отношение к чтению. Стали складываться келейные библиотеки, куда входили сборники для индивидуального чтения, отражавшие читательские вкусы их составителей.

В книгохранилищах Московской Руси существовали так называемые «индексы истинных книг», которые являлись своеобразными древнерусскими библиографиями. Изучение индексов, представленных в Волоколамских списках, показывает, что в состав келейных сборников, помимо уже известных с древности книг, входили новые сочинения. Это «Маргарит» Иоанна Златоуста, «Постничество» Василия Кесарийского, «Диалектика» Иоанна Дамаскина, «Диалоги» Григория Двоеслова, произведения Петра Дамаскина, Григория Синаита, Петра Русского, Епифания Кипрского и Иакова Жидовина. Вероятно, круг келейного чтения был шире и включал произведения, не отражавшиеся в индексах.

Келейные сборники Иосифо-Волоколамского монастыря имели свою особенность. В отличие от других книжных центров, в келейных библиотеках обители хранились книги, появившиеся на Руси в конце XV – начале XVI вв. Это свидетельствовало о разрушении традиционного для Средневековья жесткого круга келейной литературы. Новые книги прочно и достаточно быстро входили в монашеский обиход обители. Чтение келейных сборников уже не приравнивалось к монашескому деланию, т.к. все больше выражало богословские и философские пристрастия авторов-составителей. Следовательно, келейная литература показывала процесс изменения самой функции чтения в монашеской среде, и точкой отсчета этих изменений стал ИосифоВолоколамский монастырь.

С возрождением исихастской традиции связано появление еще одной группы рукописей в составе монастырской библиотеки, а именно – аскетической литературы. Активизации интереса к аскетической литературе также способствовала полемика иосифлян и нестяжателей, в которой старцы обители принимали непосредственное участие.

Аскетическая письменность занимала важное место в книжном собрании Волоцкого монастыря. При изучении содержательной стороны состава монастырской библиотеки видно, что перечень авторов отражает не просто широкую начитанность, а серьезные, глубокие богословские интересы собирателей Волоцкой библиотеки. Так, в описи 1545 г. отдельными разделами, наряду с Евангелиями, Апостолами, Минеями и Триодями, выделены «Лествицы», «Исакы» и «Симионы»[14]. Этот факт говорит о том, что Лествица, произведения Исаака Сирина и Симеона Нового Богослова считались в монастыре чтением не менее важным и необходимым, чем Священное писание. Отметим, что подобные сборники зачастую пополнялись гомилетическими, полемическими, богослужебными, публицистическими, агиографическими и историческими текстами. Разнообразие жанров, стилистики и тематики аскетических сборников позволяет считать, что в основе их формирования лежит принцип «калейдоскопа».

Аскетические сборники составляли и использовали для передачи определенного опыта – опыта монашеской аскезы. Назначение рукописей служило организующим и системообразующим фактором при составлении сборников из разных сочинений. Это означает, что подобные книги были нацелены не на формирование теоретических знаний в области аскетики, а на выработку средств, способов и путей достижения христианского совершенства. Поэтому аскетические сборники, в отличие от четьих и келейных, имели уникальную черту, которая заключалась в совпадении позиций составителя, автора сборника и читателя.

В монастыре книги не только хранились, но и «рождались». Благодаря монастырским описям можно узнать имена переписчиков рукописей. Это племянник Иосифа Волоцкого – епископ Досифей Топорков, игумен обители Евфимий Турков, архимандрит Симонова монастыря Герасим Замытский, известные в то время книжники Нил Полев, Вассиан Кошка, Геласий Суколенный, Тихон Зворыкин, Иван Пищулин, Семион Пус- тынник, Варлаам Кривошеин и др. В общей сложности на сегодняшний день исследователям известно более 50-ти имен писцов Волоколамского монастыря. Документы свидетельствуют, что списыванием книг в обители занимались не только насельники. В случае необходимости игумен за достаточно высокую плату приглашал переписчиков-профессионалов.

Известно, например, что некому ремесленнику Якову за один год работы было заплачено «10 алтын, да 6 четь ржи, да 6 четь овса»[15], значительное по тем временам вознаграждение. К созданию рукописей могли также привлекать иконописцев, выполнявших художественное декорирование сборников.

Волоколамская библиотека как фактор развития книжной культуры Московской Руси

В обители совершенствовалось библиотечное дело, существовали инструкции, памятки, наставления книгохранителям. Вот отрывок из дошедшего до нас подобного рода руководства, созданного в середине XVI в.: «Приими книгу и прочитай знаемое, а неведомого иди к мудрейшим себе вопрошати; солнечную светлость мрачный облак закрывает, книжные бо мудрости вся тварь не может скрыта. Требование мудрости множество разума»[16]. Это и похвала книге, которая дарует знание, и увещевание учиться у «мудрейших».

Заслугой книгохранителей монастыря был учет рукописей, проведение библиографических работ, которые, по оценке книговеда М.И. Слуховского, во многом соответствовали научным требованиям, предъявляемым к библиографическим указателям уже в наши дни[17]<. Такую сложную работу мог выполнить только книгохранитель с хорошей общей подготовкой. Талантливые писатели, публицисты, богословы, находившие приют и прекрасные условия для работы в обители, становились опытными книгохранителями. Сохранились сведения о некоторых из них – это Михаил Безнин, Сергей Протопопов, иноки Митрофан и Семион.

Иосифо-Волоколамский монастырь был тесно связан с другими литературными и книжными центрами Московской Руси – Соловецким, Троице-Сергиевым, Симоновым и др. Книги раздавались по окрестным церквям и монастырям. Например, на Триоди постной третьей четверти XVI в. сохранились две записи, говорящие о такой практике: 1) на листе 1: «К Николъ в Момошино» (Рузский уезд Московской губернии); 2) на этом же листе, ниже: «А ныне даетца ко Введению Пречистые Богородицы в Спирава» (Волоколамский уезд)[18]. Подобная запись имеется на Сборнике учительном второй четверти XVI в.: «Сию книгу игумен Леонид приговорил отдати в село в кое ни буди»[19]. Давались книги и в далекие большие монастыри «на списон». Так был отправлен в НиколоУгрешский монастырь игумену Пимену «Просветитель» Иосифа Волоцкого, рукопись первой четверти XVI в., о чем на обклейке переплета была сделана соответствующая запись: «Дана на список Пимину на Угрешу»[20]. Своеобразная форма пользования монастырским книжным собранием открывается в ряде «путных» рукописей. Эти книги брались в дорогу и отмечались специальными записями: «Каноник походный» или «Книга Иосифова манастыря богородиченъ жил в келье у игумена и в путь с ним ходил»[21].

Иосиф Волоцкий и основанная им Волоколамская обитель продолжили традиции, бытовавшие в средневековых монастырских библиотеках на Руси. Важнейшей частью социальной миссии Волоколамской обители по отношению к миру стала забота о сохранении культуротворческой сущности чтения и книжного языка, характерной для традиционной русской культуры. Книгохранилище Иосифо-Волоколамского монастыря в совокупности с другими монастырскими библиотеками определило становление русского типа культуры как монастырского и библиотечного. Вспоминаются известные слова Д.С. Лихачева, который первым на постсоветском пространстве осмелился дать положительную оценку деятельности Иосифа Волоцкого: «Библиотеки важнее всего в культуре. Может не быть университетов, институтов, научных учреждений, но если библиотеки есть… культура в стране не погибнет»[22].

Книжное собрание Волоколамской обители стало основой высокой образованности, исключительной эрудиции нескольких поколений церковных и государственных деятелей, а также рядовых священнослужителей и монахов. Рукописное наследие монастыря является подлинной жемчужиной культурной сокровищницы Московской Руси, показателем уникальности русской книжной культуры, обращение к которой так необходимо в наши дни.

Список литературы:

 

1. Александрова Т.Л., Суздальцева Т.В. Библиотека как отражение духовной жизни Иосифо-Волоцкого монастыря в конце XV–XVI вв.: К постановке проблемы // История Волоколамского края и перспективы «Золотого наследия Руси»: сб. докл. науч.-практ. конф. М., 1999.

2. Алексеев А.А. Текстология славянской Библии. СПб., 1999.

3. Богданова И.Ф. Библиотеки: от античных до электронных // Культура народов Причерноморья. 2006. № 77.

4. Книжные центры Древней Руси. Иосифо-Волоколамский монастырь как центр книжности / Институт русской литературы (Пушкинский Дом) АН СССР; ГИМ; Отв. ред. Д.С. Лихачев. Л., 1991.

5. Лихачев Д.С. Почему у нас такая культура? Выступление на I Съезде народных депутатов СССР // Лихачев Д.С. Я вспоминаю. М., 1991.

6. Слуховский М.И. Библиотечное дело в России до XVIII в. М., 1967.

7. Строев П.М. Описание рукописей монастырей Волоколамского, Новый-Иерусалим, Саввина-Сторожевского и ПафнутьеваБоровского. СПб., 1891.

 

Публиковалось:  Вестник Российской нации. 2015. № 5. Стр. 42-52



[1] Данный тезис был озвучен Президентом в мае 2015 г. См.: Путин В.В. Выступление на совместном заседании Совета по межнациональным отношениям и Совета по русскому языку // Вестник Российской нации. 2015. № 3. С. 14.

[2] Костюк М.Е. Государственная языковая политика России: проблемы формирования // Вестник Российской нации. 2010. № 4–5. С. 224–237; Назаров А.Д. Язык как важнейшее средство коммуникации: возрастание роли русского языка в современном информационном пространстве // Вестник Российской нации. 2015. № 2. С. 8–30, и проч.

[3] Кретов Б.И. Об исторической памяти, патриотизме и гражданской ответственности // Вестник Российской нации. 2012. № 6. С. 29–36; Федякин А.В. Реализация национальных интересов как стратегический приоритет современной российской политики // Вестник Российской нации. 2014. № 6. С. 110–132.

[4] См., например: Зорин В.Ю., Аствацатурова М.А. Стратегия государственной национальной политики Российской Федерации: традиционные методы и инновационные подходы реализации на современном этапе // Вестник Российской нации. 2015. № 1. С. 17–38.

[5] Тишков В.А. О русских (Введение к новому изданию коллективного труда «Русские» в серии «народы и культуры») // Вестник Российской нации. 2014. № 6. С. 30–47; Горшков М.К. Российская идентичность в условиях трансформирующихся процес- сов // Вестник Российской нации. 2014. Спецвыпуск. С. 73–95; и др.

[6]Алексеев А.А. Текстология славянской Библии. СПб., 1999. С. 187.

[7] См.: Федякин А.В. Справедливое и сильное государство в образе России // Вестник Московского университета. Серия 12. Политические науки. 2009. № 3. С. 28–36.

[8] Православный церковный календарь с тропарями и кондаками, 2009. М., 2008. С. 131.

[9]Описи книг Иосифо-Волоколамского монастыря 1573 и 1591 гг. Публикация Р.П. Дмитриевой // Книжные центры Древней Руси. Иосифо-Волоколамский монастырь как центр книжности / Институт русской литературы (Пушкинский Дом) АН СССР; ГИМ; Отв. ред. Д.С. Лихачев. Л., 1991. С. 42–98.

[10] Житие и служба Иосифа Волоцкого. Полуустав, 1758 г. // Отдел рукописей Государственного Литературного музея (РОФ ГЛМ). Ф. 439 (Древнерусские рукописные книги XV–XVII вв. и книги древнерусской традиции XVIII–XIX вв.). № 139. Л. 22.

[11] Строев П.М. Описание рукописей монастырей Волоколамского, НовыйИерусалим, Саввина-Сторожевского и Пафнутьева-Боровского. СПб., 1891. С. 13.

[12] Богданова И.Ф. Библиотеки: от античных до электронных // Культура народов Причерноморья. 2006. № 77. С. 35–36.

[13] Сборник, из многих отрывков. Полуустав и скоропись, XVI в. Л. 2 // Научноисследовательский отдел рукописей Российской государственной библиотеки (НИОР РГБ). Ф. 113 (Собрание Иосифо-Волоколамского монастыря). № 189 (577).

[14] Опись книг Иосифо-Волоколамского монастыря 1545 г. Публикация Р.П. Дмит- риевой... С. 24–41.

[15] Цит. по: Александрова Т.Л., Суздальцева Т.В.Библиотека как отражение духовной жизни Иосифо-Волоцкого монастыря в конце XV–XVI вв.: К постановке пробле- мы // История Волоколамского края и перспективы «Золотого наследия Руси»: сб. докл. науч.-практ. конф. М., 1999. С. 65.

[16] Сборник смешанного содержания. Полуустав, 1-я четв. XVI в. Л. 67 // Отдел рукописей и старопечатных книг Государственного исторического музея (ГИМ). Епархиальное собрание. № 366 (559).

[17]Слуховский М.И. Библиотечное дело в России до XVIII в. М., 1967. С. 45–48.

[18]Триодь постная. Полуустав, 3-я четв. XVI в. Л. 2 // ГИМ. Епарх., 70 (127).

[19]Сборник поучений. Полуустав, 1570 г. Л. 1 об. // ГИМ. Епарх., 355 (473).

[20] «Просветитель» Иосифа Волоцкого. Полуустав, 1-я четв. XVI в. Л. 1 // ГИМ. Епарх., 338 (479).

[21] Богородичник с дополнениями. Полуустав, конец XV – начало XVI в. Л. 1 // ГИМ. Епарх., 76 (134).

[22] Лихачев Д.С. Почему у нас такая культура? Выступление на I Съезде народных депутатов СССР // Лихачев Д.С. Я вспоминаю. М., 1991. С. 207–208.



31.05.2021 г.

Наверх
 

Вы можете добавить комментарий к данному материалу, если зарегистрируетесь. Если Вы уже регистрировались на нашем сайте, пожалуйста, авторизуйтесь.


Поиск

Знаки времени

Последние новости


2010 © Культуролог
Все права защищены
Goon Каталог сайтов Образовательное учреждение