ВХОД ДЛЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ

Поиск по сайту

Подпишитесь на обновления

Yandex RSS RSS 2.0

Авторизация

Зарегистрируйтесь, чтобы получать рассылку с новыми публикациями и иметь возможность оставлять комментарии к статьям.






Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация

Опрос

Что сегодня является основным инструментом формирования и передачи культуры?

Сайт Культуролог - культура, символы, смыслы

Вы находитесь на сайте Культуролог, посвященном культуре вообще и современной культуре в частности.


Культуролог предназначен для тех, кому интересны:

теория культуры;
философия культуры;
культурология;
смыслы окружающей нас
реальности.

Культуролог в ЖЖ
 
facebook.jpgКультуролог в Facebook

 
защита от НЛП, контроль безопасности текстов

   Это важно!

Завтра мы будем жить в той культуре, которая создаётся сегодня.

Хотите жить в культуре традиционных ценностей? Поддержите наш сайт, защищающий эту культуру.

Наш счет
Яндекс.Деньги 41001508409863


Если у Вас есть счет Яндекс.Деньги,  просто нажмите на кнопку внизу страницы.

Перечисление на счёт также можно сделать с любого платежного терминала.

Сохранятся ли традиционные ценности, зависит от той позиции, которую займёт каждый из нас.  

 

Православная литература

Слабость советской реализации русской идеи

Печать
Автор Андрей Карпов   

Двенадцатая глава книги "Русская стрела. Политкультурология ".

Вперед: Вторая попытка устранения России - крах СССР    
Назад:   Статус полюса глобального мира

Скачать книгу единым файлом>>> 

Позиция СССР действительно выглядела уязвимой. Коммунистическая идеология в чистом виде очевидно отличалась от той превращённой формы, которую она приняла в Советском Союзе под влиянием имперского самосознания русских. Это давало повод для критики слева: в СССР не было подлинной демократии и истинного народовластия, зато нетрудно было найти признаки авторитаризма и случаи ущемления интересов людей ради имперского дела. Последнее позволяло критиковать систему и с националистических позиций. При этом в активе нашего противника оказывался не только национализм народов, вовлечённых в русский имперский проект, но и собственно русский национализм. Русские, казалось, теряли больше других, - ведь всё русское было инвестировано в Империю. Для тех, кто хотел замкнутого национального мирка, это представало чрезмерной потерей и пахло национальным предательством. 

Наконец, главная уязвимость заключалась в том, что ядро проекта составляла редуцированная идея, обрезанная и отформованная определённым образом, а потому схематичная и неживая. Потребовалось не так уж много времени, чтобы она перестала вдохновлять умы и зажигать сердца. Изначально русский проект заключался в сохранении верности Божьей правде (истинной вере -   Православию). Но, попав под очарование коммунизма, русский народ заменил Божью правду на человеческую. Человек стал конечной инстанцией и главным критерием. Какой человек? Теория оперировала обобщённым и рафинированным (идеализированным) образом, однако под рукой у каждого было нечто другое - он сам. Когда говорили о человеке, всякий спешил примерить эти слова на себя. И не всегда индивидуальная реальность соответствовала общим словам. В результате уровень доверия к словам падал, при этом оснований для пересмотра критериев не возникало: человек не чувствовал необходимости меняться, поскольку он мыслил себя как высшую точку мироздания. 

Идеология призывала каждого стать лучше. Но что такое лучше определялось опять-таки людьми. Пропагандой использовался шаблон противопоставления общего и частного. Частные интересы должны уступать общим. Лучшее - это то, что для всех. Таким образом, получалось, что ценностью является то, что статистически значимо. Система вела к признанию конвенциальной этики: что обществом (то есть большинством людей) принято, то и хорошо. 

На практике было, конечно, не так. Значительную часть ценностей советского общества составляли те, что были унаследованы от русского проекта: какие-то - почти без изменений, какие-то - в превращённых (под влиянием коммунизма) формах. И не имело большого значения, что по этому поводу думает общество. При возникновении противоречий всегда можно было заявить, что общество в данном вопросе ещё незрело, оно не понимает своей пользы. И только наиболее передовая его часть знает, что лучше для всех. 

Подобная установка легко укладывалась в логику русского имперского сознания, исходящего из иерархической организации государства и предполагающего, что "наверху" есть зоны повышенной компетенции, генерирующие необходимые решения. Поэтому народ, поддавшись коммунистическому очарованию, совершенно естественным образом признал компетентность нового "верха", легко согласившись с тем, чтобы новые власти вели его к новым целям. 

Однако длительное воздействие советской идеологии деформировало эту картину. Люди поверили, что их интересы имеют значение. И стали оценивать власть с точки зрения того, что она делает лично для них. Если я - часть народа, а власть в стране - народная, то она должна действовать в соответствии с моими представлениями о том, что хорошо, а что плохо. Наиболее образованная и активная часть общества захотела, чтобы конвенциональность ценностей существовала не только на словах, но и на деле. Удовлетворение этого запроса означало бы окончательный слом русской имперской матрицы и конец исторически сложившейся русской государственности. Поэтому удовлетворить данный запрос власть не могла. Но не могла и внятно объяснить, почему конвенциональность недопустима, ведь она прямо вытекала из официальной идеологии. В результате власть теряла поддержку, государство слабело.

Вперед>>>

Назад>>>  


01.03.2018 г.

Наверх
 

Поиск

Знаки времени

Последние новости


2010 © Культуролог
Все права защищены
Goon Каталог сайтов Образовательное учреждение